Посконная альтернатива

Тренд зеленой экономики возвращает интерес к возделыванию технической конопли

Посконная альтернатива

Рынок живет постоянной сменой продуктов и технологий. Их продвижение зачастую приобретает черты если не войны, так борьбы корпораций. Закрываются одни направления в угоду другим. Так, в 1960‑е годы на смену продукции растительного и животного происхождения стали приходить синтетические товары, началась варварская вырубка лесов. До того времени огромную нишу занимали товары из технической конопли: целлюлоза — для производства бумаги, стройматериалов, биопластиков, масло — для пищевых целей, фармацевтических.

Удивительные свойства растения — очищать земли от технических и биологических загрязнений и расти в любых условиях — делали его незаменимым в растениеводстве. Но возобновляемый, безотходный и неприхотливый источник сырья мешал развитию нефтехимической промышленности и был дискредитирован как наркотический продукт. Хотя на технические цели использовался совершенно другой вид конопли. Культивируемая в мире конопля представляет собой один вид с двумя подвидами: Cannabis sativa, subsp. sativa (Lin.) — конопля посевная; Cannabis sativa subsp. indica (Lаm.) — конопля индийская, индика. В первой содержание наркотических веществ минимальное, на марихуану идет второй подвид.

Промышленное культивирование конопли подразумевает возделывание именно посевного подвида — технической конопли. «В последнее время, когда незыблемость мира, построенного на нефти, все-таки пошатнулась, появилась надежда, что у конопли будет второе рождение. Благодаря возрастающему спросу на изделия из конопли посевные площади ее в Европе увеличиваются, растет количество магазинов, продающих одежду, обувь и другие товары из конопли. В некоторых развитых странах легализовали коноплю как лекарственное и обезболивающее средство. Мы, как всегда, выжидаем…» — неодобрительно заметил доктор сельскохозяйственных наук, профессор Казахского национального аграрного университета (КазНАУ) Серик Садвакасов на заседании «круглого стола», прошедшего в НПП «Атамекен» в декабре прошлого года.

Она же посконная, она же домотканая

В знаменитом фонтане «Дружба народов» на бывшем ВДНХ в Москве одним из элементов композиции являются снопы конопли вместе с пшеницей и подсолнечником. Ведь вплоть до 1961 года техническая конопля занимала значительную долю в структуре посевных площадей — около 680 тыс. га. Работали соответствующие НИИ по выведению новых сортов безгашишной конопли, разрабатывались технологии переработки. Традиции древней Руси сохранялись и развивались. Посконь — ткань из конопли, лечебная, прочная, пеньковолокно для такелажа парусных судов были значительными статьями экспорта России вплоть до 20‑го века. Кроме того, конопляное масло, семена представляли собой полноценные продукты питания, использовались в лекарственных средствах. Также растение играло роль пестицидов и инсектицидов. Словом, тогда конопля была тем же самым, что и нефть сегодня. В советское время были начаты исследования по применению препаратов из конопли при лечении отдельных форм онкологических заболеваний. Сегодня, кстати, эту тему весьма успешно развивают в Израиле, где получают лекарства от рака, атеросклероза, рассеянного склероза, глаукомы, эпилепсии, множества других заболеваний.

«Есть черное золото — нефть, есть белое золото — хлопок, а техническая конопля может стать нашим зеленым золотом это просто Клондайк!»

Но в 1961 году СССР вместе с другими странами-членами ООН подписал «Единую конвенцию о наркотических веществах», которая, в частности, предписывала установить строжайший контроль над выращиванием опасных наркосодержащих растений: опийного мака, коки и каннабиса. Существует мнение о теории заговора против конопляного производства со стороны нефтехимического бизнеса и бизнеса целлюлозно-бумажного. Стоит обратить внимание на то, что один гектар конопли за год дает 5–6 кубических метров целлюлозы, в то время как лесные породы деревьев — 2,7–3,2 кубометра. И еще несколько мелочей — доллар по-прежнему печатается на конопляной бумаге, а культовые джинсы Levi’s шились из конопляной ткани. Также интересно, что конопля, будучи универсальным лечебным средством уже тогда, была торжественно включена в список «наркотиков, не имеющих медицинского применения», в отличие от опиатов, которые до сих пор широко применяются в медицине. Что поделать — борьба технологий.

Привыкнуть к теме

Недоумение и переполох вызвало выступление депутата Дариги Назарбаевой год назад в мажилисе парламента, когда при обсуждении деятельности МВД депутат заметила: «Сколько уже бюджетных денег истрачено на эту борьбу? Эффективна ли она? Сегодня, может быть, настала пора на самом деле дикорастущую коноплю использовать именно в хороших целях — медицинских, народного хозяйства?»

Пожалуй, если бы подобное заявил любой другой депутат, не было бы такого резонанса. В крайнем случае в СМИ в очередной раз бы поерничали, похихикали в кулуарах. Но фраза от такого ньюсмейкера засела в головах апологетов зеленой экономики и не только в их. Конечно, глубокая переработка наркосодержащей конопли — дело сложное и спорное, однако, как утверждают специалисты из КазНАУ, раз в 20 более прибыльное, чем торговля марихуаной.

Между тем техническая конопля экономически не менее интересная культура. Аграрные ученые обрадованно потерли руки: вот он, вариант диверсификации посевов, прекрасно дополняющий скудную линейку альтернативных растений, наряду с амарантом, кориандром, тмином. Правда, пока о них говорят как о нишевых представителях, однако весьма рентабельных. Ученые сдули пыль с пособий советского времени о конопле посевной и ахнули — огромный потенциал пропадает. «Есть черное золото — нефть, есть белое золото — хлопок, а техническая конопля может стать нашим зеленым золотом, это просто Клондайк!» — подчеркивает знакомый с темой г-н Садвакасов.

Начиная с 1970‑х годов ученые Краснодарского НИИСХ им. Лукьяненко, Пензенского НИИ ведут селекцию новых безгашишных сортов конопли. Работа ведется в тесном контакте с российским Госнаркоконтролем. Безгашишным считается сорт, в котором содержание тетрагидроканнабинола (ТГК) не превышает 0,1%: такие растения, по данным Всемирной организации здравоохранения, не обладают наркотической активностью. За рубежом допускается концентрация ТГК в растениях конопли не выше 0,3%. Сорта, применяемые в России, содержат лишь 0,06% гашиша. В индийской конопле содержание больше в сотни раз.

Возвратиться к Клондайку?

В последнее время растет интерес ко всему органическому. Вот уже возникают вопросы по поводу безопасности и натуральности шерстяных и хлопковых тканей. «Сейчас многие материалы можно назвать натуральными с большой натяжкой. Например, овец уже не стригут как раньше, а опрыскивают специальными химикатами, вызывая выпадение шерсти. Хлопок тоже собирают с помощью химии. И для его выращивания требуется огромное количество ядохимикатов. Замена хлопка коноплей кардинально сократит их использование. Потому что у конопли мало болезней и врагов-насекомых»,— заметил доктор сельскохозяйственных наук, профессор, завкафедрой «Агрономия» КазНАУ Серик Оразбаев.

Теоретически все «исключительно замечательно». Но реалии гораздо грустнее. В Казахстане печально известная Чуйская долина определяет отношение к конопле в криминальном контексте. Это 140 тыс. га гашишной конопли — целый мир, где на каждый квадратный метр есть свой хозяин, пространство со своими порядками и бизнес-процессами. Вроде бы, по заверениям правоохранительных органов, индийскую коноплю всячески уничтожают, поливают ядохимикатами. Однако реальный эффект от этих действий ниже ожидаемого.

Похоже, МВД само устало от бессмысленной борьбы. Все чаще звучат на различных совещаниях предложения ученых наладить глубокую переработку гашишной конопли. По предварительным подсчетам, это экономически намного выгоднее, чем нынешний криминальный бизнес. Поэтому сегодня стоит задача создать достоверный бизнес-план по переработке, сбыту легальной продукции. По предварительным данным, инвесторы из ряда стран готовы сотрудничать на такой основе.

Но пока законодательство не позволяет предпринимать практически никаких действий. В законе РК «О наркотических средствах, психотропных веществах, их аналогах и прекурсорах и мерах противодействия их незаконному обороту и злоупотреблению ими» говорится лишь о возделывании и переработке наркосодержащих растений. «Культивирование и сбор растений, содержащих наркотические средства, психотропные вещества и прекурсоры, и их использование для промышленных, медицинских, учебных и научных целей разрешаются юридическим лицам, имеющим лицензии на данный вид деятельности, в объеме, не превышающем государственной квоты, установленной правительством Республики Казахстан»,— говорится в законе.

Подобная ситуация была до 2007 года и в России, пока не была принята оговорка о технической конопле. В 2010 году был принят очередной закон РФ по перечню наркосодержащих растений. На сегодня в России промышленное возделывание безгашишных сортов конопли развивается, в помощь начинающим коноплеводам даются пособия.

В частности, чтобы начать выращивать коноплю, надо зарегистрировать юридическое лицо, получить сертификат, «подтверждающий профессиональную пригодность руководителя при осуществлении культивирования наркосодержащих растений», предоставить справку «об отсутствии у работников, которые в соответствии со своими служебными обязанностями должны иметь доступ к культивируемым наркосодержащим растениям, заболеваний наркоманией, токсикоманией, хроническим алкоголизмом». Быть готовым к постоянным проверкам контролирующими органами семян и полученной продукции на предмет наличия наркосодержащих веществ. Кроме того, надо огородить участок земли и обеспечить его охрану.

Пока есть возможность переработки только на масло. Начинает появляться кустарная переработка в пеньку. Несмотря на эти сложности, растут площади под технической коноплей, российское конопляное масло уже имеется на прилавках наших косметических магазинов. Но поскольку из этой культуры можно получить порядка 6 тыс. наименований продукции, в России ожидают госпрограммы по стимулированию возделывания и переработки конопли. Сейчас государственные программы по развитию коноплеводства есть в Китае, Корее, Чехии, Канаде, Японии.

В этом контексте понятно отчаяние наших ученых, которые не могут провести исследования по возможности возделывания и районированию имеющихся безгашишных сортов. Для начала необходимо внести хотя бы проверенный советский сорт «Сурская» в Госреестр селекционных достижений. Затем получить разрешение на частное семеноводческое хозяйство, на возделывание технической конопли. Что касается сельхозтехники, то специалисты считают, что вполне эффективно можно использовать имеющиеся стандартные посевные комплексы, силосоуборочные комбайны. Кстати, и Минсельхоз, и «КазАгроИнновация» считают целесообразным реализацию пилотного проекта в части испытания зарубежных сортов, технологий возделывания, переработки технической конопли.

По итогам заседания, прошедшего в НПП «Атамекен», принято решение систематизировать проблемы и задачи. В частности предоставить обоснование для проведения анализа и исследовательских работ, ходатайствовать о включении темы «Развитие коноплеводства» в перечень исследований, проводимых в рамках выделяемых грантов, разработать комплексный план развития промышленного коноплеводства с предоставлением его в правительство.

Конечно, необходимо четкое экономическое обоснование эффективности легального выращивания и переработки конопли. А там, глядишь, и наркобароны, увидев свой потенциальный профит, перекуются в знатных коноплеводов с образованием кластера и привлечением бывших криминальных элементов к производству ценной продукции. Картина рисуется, конечно, утопичная, но конопля слишком интересная и фантастически выгодная культура, чтобы использовать лишь вершки.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики