Тотальная переаттестация

Период наступления на интересы казахстанских рабочих закончился вместе с событиями в Жанаозене. Теперь и бизнес, и власть будут внимательнее относиться к требованиям рабочих

Тотальная переаттестация

После событий в Жанаозене разрешение трудовых конфликтов стало приковывать все больше внимания и энергии местной исполнительной власти и руководства компаний. Главный принцип их действий — не затягивать. Как правило, в итоге работодатели идут на благоприятные для рабочих условия. Показателен опыт первых постжанаозенских трудовых конфликтов в Павлодаре и Жезказгане. Афтершоки ли это декабря 2011 года, которые угаснут со временем, или крупный бизнес и власть переосмыслили политику работы с рабочим классом — пока неясно.

Рабочий класс напомнил о себе

Казахстанские рабочие крупных компаний продолжают обращать на себя внимание вот уже полгода. Однако после декабря 2011 года власти и бизнес убедились, что затянувшиеся трудовые конфликты несут в себе угрозу, масштабы которой сложно спрогнозировать.

Восьмимесячная забастовка работников нефтяных промыслов ПФ «Озенмунайгаз» (принадлежит АО «РД КМГ»), переросшая в протест уволенных рабочих, в Жанаозене окончилась беспорядками в минувшем декабре, стоившими жизни 17 человек (в том числе один погиб в поселке Шетпе). Эффект событий был тем неприятней для руководства страны, что все произошло в день двадцатилетнего юбилея независимости, а сам город нефтяников стал хэдлайнером мировых СМИ.

В результате в затянувшей решение трудового конфликта (это определение посетившего регион президента РК Нурсултана Назарбаева; ранее местный суд признал забастовку рабочих незаконной) нефтяной компании сменили руководство, должностью поплатился и глава ФНБ «Самрук-Казына» Тимур Кулибаев. Власти обязали компанию восстановить всех уволенных рабочих: на 17 января на работу были приняты более 1,7 тыс. человек и им уже начала начисляться зарплата.

В декабре произошел конфликт на павлодарском KSP Steel, где также были уволены около 400 рабочих сталелитейного завода. Правда, речь здесь не шла о забастовке — сотрудники завода не прошли аттестацию, учиненную работодателем внезапно (информацию о мероприятии руководство KSP Steel сообщило за несколько дней до проведения). Благодаря энергичным действиям акимата области, возглавляемого Бакытжаном Сагинтаевым, нормализовать обстановку удалось еще до наступления Нового года — все рабочие были восстановлены, назначена новая аттестация, которая пройдет через два месяца после оскандалившейся первой.

В начале января забастовкой едва не полыхнуло в Жезказгане, на предприятиях Kazakhmys. Здесь ситуацию взяли под контроль еще быстрее: 10 января рабочие подрядчика корпорации — транспортной компании ADAN DZO Logistic — провели предупредительную часовую забастовку, требуя повышения зарплаты, на следующий день была создана специальная комиссия, которая сейчас рассматривает требование транспортников. Примечательно, что в Жанаозене забастовку также начали водители спецтехники. Слухи о забастовке жезказганских шахтеров 12 января опровергли и в компании, и в региональном профсоюзе работников ТОО «Казахмыс».

Акимат быстрого реагирования

Центральный офис ТОО «KSP Steel» находится в Алматы, но основной производственный филиал располагается в северной промзоне Павлодара. Здесь, на площадях бывшего Павлодарского тракторного завода, KSP Steel заработал в 2007 году. По данным компании, на сегодня численность сотрудников 5801 человек. Основная продукция предприятия — стальные бесшовные трубы (насосно-компрессорные, обсадные и нефтепроводные), востребованные в основном нефтянкой. KSP Steel является производством, ориентированным на экспорт (среди партнеров указываются Россия, Азербайджан и государства дальнего зарубежья, включая США), на внутренний рынок завод отгружает 40—45% продукции (данные на 2010 год). Проектная мощность предприятия после запуска второй очереди трубопрокатного производства, который состоится в конце текущего года, составит 270 тыс. тонн продукции в год.

История увольнения рабочих началась с аттестации, которую руководство ПФ провело с 5 по 9 декабря среди 3386 сотрудников. По ее итогам 374 человека (из 402 провалившихся на экзамене. — Данные KSP Steel) написали заявления об увольнении по собственному желанию. В противном случае, как сообщали сами рабочие, они были бы уволены в трехдневный срок по пункту 3 статьи 54 Трудового кодекса РК «Несоответствие работника занимаемой должности или выполняемой работе вследствие недостаточной квалификации».

Уволенные рабочие 8 декабря написали в блог акима Павлодарской области, параллельно законность требований по аттестации начали проверять в управлении занятости и соцпрограмм области, куда к 12 декабря поступило свыше 50 жалоб. Инспекция Минтруда зафиксировала серию нарушений со стороны работодателя (в частности, «непредупреждение рабочих об аттестации в положенные сроки»), и аттестация была прекращена. 27 декабря Бакытжан Сагинтаев приехал на предприятие, где в его присутствии уволенные рабочие и руководство компании подписали меморандум, положивший конец трудовому конфликту.

«Двадцатилетие независимости — и тут такой подарок. Не знаю, как можно было придумать такую аттестацию перед юбилеем независимости, не говорю о Новом годе! — негодовал г-н Сагинтаев. — И вот для тех 374 работников компании, которые получили уведомления о том, что они увольняются, получились “звездные вершины” такими!»

По меморандуму все уволенные работники в течение семи дней восстанавливаются на рабочих местах с сохранением прежних зарплат. Повторную аттестацию работодатель переносит минимум на 2 месяца, а в аттестационные комиссии включает представителей рабочего коллектива. Уволенные рабочие обязываются приступить к прежним трудовым обязанностям, пройти обучение, организованное компанией, а также ознакомиться и соблюдать должностные инструкции, правила внутреннего распорядка, инструкции по технике безопасности и противопожарные нормы. Ситуация находится на контроле у областного управления координации занятости и социальных программ, которое стороны обязуются информировать дважды в месяц.

«Перед встречей с рабочими аким отработал вопрос со всеми акционерами предприятия и пришел с конкретным решением. Со стороны рабочих была создана инициативная группа, в которую вошли все уволенные сотрудники. Решение было принято на месте», — рассказывает пресс-секретарь акима Павлодарской области Перизат Шакенова.

Примечательно, что уволенные рабочие обратились к акиму, но не использовали обыкновенный метод диалога с руководством — через профсоюз. По словам председателя профсоюза трудящихся горно-металлургической промышленности РК Асылбека Нуралина, рабочие KSP Steel в эту организацию не обращались. «Возможно, к нам не было обращений, потому что их профорганизация не входит в наш профсоюз. У нас с ними до сих пор идут переговоры», — отмечает он.

Г-н Нуралин подчеркивает, что на тех предприятиях, где профсоюзные организации — члены профсоюза горняков и металлургов, в последние несколько лет не было ни одного случая массового увольнения работников. «В начале кризиса с горно-металлургическими компаниями и госорганами был подписан трехсторонний меморандум — мы добились, чтобы в тяжелые времена рабочих не сокращали», — объясняет профсоюзный лидер.

Проблема не в деньгах

Руководство KSP Steel объясняет проведение аттестации в таком формате необходимостью подтянуть квалификацию рабочих. «ТОО “KSP Steel” является передовым и динамичным производством, а квалификация персонала и его ответственность, к сожалению, отстают, — рассказывает гендиректор ТОО Эдуард Креймер. — Компания самостоятельно проводит подготовку персонала, различные курсы, в том числе зарубежные, приглашает иностранных специалистов для обмена опытом». По его данным, аттестацию не прошли 402 сотрудника, но никто из них не покинул завод. «Предприятие проводит их обучение. Необходимо отметить, что проведение аттестации — нормальная практика во всем мире», — подчеркивает гендиректор.

Источник в акимате Павлодарской области соглашается с г-ном Креймером: «Производство KSP Steel действительно требует высокого уровня профессиональных знаний, знаний техники безопасности. Цена ошибки тут очень велика, поэтому озабоченность руководства завода можно понять».

Одной из причин такой спешки со стороны KSP Steel может быть смена начальства. «Когда г-н Креймер выступал на встрече с акимом, он заметил, что на их предприятии аттестация проводится часто, но вот с какой периодичностью (например, госслужащих переаттестуют каждые 3 года) — это осталось непонятным. В то же время сменилось и само руководство производственного филиала. Не исключено, что стремительные действия по переаттестации были связаны именно с этим», — размышляет собеседник «Эксперта Казахстан».

Гипотеза о том, что таким образом компания хочет сократить персонал, компенсируя убытки из-за спада производства, прямо не подтверждается. «Предприятие имеет те же проблемы, которые существуют у подобных компаний металлургической отрасли в связи с мировым экономическим кризисом. Производственные показатели относятся к коммерческой тайне и охраняются законодательством РК», — сообщили в KSP Steel.

Источник в акимате Павлодарской области также отвергает эту схему. «Во время кризиса в 2009 году завод подготовил продукцию и буквально не знал, куда ее девать. Разговор шел на уровне президента и правительства. Тогда эти трубы по программе казахстанского содержания реализовали нефтяникам, работающим в РК. На сегодня объем у них стабильно растет», — сообщает он.

По его словам, во время встречи 27 декабря аким спросил г-на Креймера, есть ли проблемы с производством и реализацией, на что тот твердо ответил: «Нет». Г-н Сагинтаев заметил, что по сравнению с 2009 годом KSP Steel производит продукции в полтора-два раза больше.

Хотя KSP Steel не разглашает данные о производстве, опосредованно их можно узнать из материалов Агентства РК по статистике (см. статистический бюллетень «Показатели ГПФИИР» за январь-ноябрь 2011 года). Тут приводятся данные о производстве «труб разных диаметров, профилей полых бесшовных из стали» в Павлодарской области, где кроме KSP Steel таким литьем не занимается никто. Статистика свидетельствует о стабильном росте (см. график), который, если сравнивать январь-ноябрь 2010 и 2011 годов, составил 122%.

Оптимизм внушают и данные об инвестиционной деятельности компании: в апреле прошлого года начато строительство второй очереди трубопроката (стоимость — 4 млрд тенге; мощность — 170 тыс. тонн в год). Согласно данным системы управления инвестиционными процессами, на сегодня этот проект числится в «реализуемых» без отклонения по срокам сдачи.

«У компании очень много проектов, однако не все они будут реализованы в ближайшее время. Завершается строительство и готовится к запуску арматурно-проволочный стан, ферросплавный цех (готовность 60 процентов), планируется строительство линии премиальных соединений и проект РОМЕЛТ (строительство комплекса бездоменного производства чугуна для уменьшения сырьевой зависимости). Инвестиции — банковские займы», — рассказывает г-н Креймер.

Внимание: пролетарии!

События в ПФ KSP Steel по времени совпали с кульминацией жанаозенских событий, поэтому конфликт в Павлодаре проходил в тени происходящего на западе Казахстана. Однако рискнем предположить, что столь оперативным решением конфликта (фактически в свою пользу) павлодарские рабочие обязаны «жанаозенскому фактору» (этот термин 13 января ввел советник президента РК Ермухамет Ертысбаев, выступая на конференции в лондонском Королевском институте международных отношений).

В Жезказгане ситуацию также постарались решить оперативно, уступив рабочим. Напомним, что сотрудники компаний — транспортных подрядчиков Kazakhmys уже бастовали в апреле прошлого года. Тогда они требовали повышения зарплаты на 100%. Забастовка закончилась через два дня, когда Kazakhmys согласился повысить зарплату на 60%.

Утром 10 января предупредительную забастовку, по данным радио «Азаттык», провели те же рабочие, что вытребовали повышение годом ранее. Сейчас они просят поднять зарплаты (один из бастующих озвучил сумму: с 50 до 80 тыс. тенге) и обеспечить их запчастями, чтобы сократить ремонтный простой, срезающий заработок.

По-видимому, в этот раз навстречу рабочим пошла компания-подрядчик. На текущий момент, как сообщают в Kazakhmys, ADAN DZO Logistic работает в плановом режиме и недостатка обеспечения производственные подразделения компании не испытывают.

Трудовые конфликты последних месяцев показывают, что их разрешения через профсоюзы не получается. «На мой взгляд, основную роль в слабости профсоюзов играет их подчиненное положение и зависимость от администрации предприятий, что во многом вызвано недоработками существующего трудового законодательства», — считает ведущий научный сотрудник отдела внутренней политики Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) Антон Морозов.

Г-н Морозов приводит показательный пример: согласно Концепции развития гражданского общества в Республике Казахстан на 2006—2011 годы, сейчас «развитие институтов гражданского общества» должно было обрести «системный и необратимый характер». «Но, к сожалению, не решены даже базовые задачи этой концепции: развитие социального партнерства в области трудовых отношений, что и должно обеспечить реализацию прав казахстанских работников; закрепление механизмов гражданского контроля за деятельностью органов госвласти и принимаемыми ими решениями, связанными с защитой прав и интересов граждан; внедрение механизмов внесудебного разрешения конфликтов и другие», — перечисляет он.

Пока организованно рабочие в РК только ратуют за улучшение условий труда и повышение зарплат, не выдвигая политических требований. «Довольно скептически отношусь к возможности разрозненных рабочих протестов в РК организоваться политически, создать рабочее движение в кратко- и среднесрочной перспективе. Хотя для сферы институционального строительства такая возможность по-прежнему остается актуальной», — полагает г-н Морозов.

Так или иначе, последние события показали, что в Казахстане заставили прислушаться к себе так называемые «опасные классы» (термин, принятый у историков и социологов левой общественной мысли, например Иммануила Валлерстайна) — u derclasses; пролетарии и люмпены. «Опасны» они потому, что прямо угрожают современному государству, построенному в традициях либеральной экономики в теряющей политическую устойчивость капиталистической миросистеме.

Судя по всему, власти уловили этот вызов. Например, г-н Ертысбаев заявил, что средства из Нацфонда (около 70 млрд долларов) «пойдут на диверсификацию промышленности и развитие социальных программ», и подчеркнул, что «олигархи должны понять, что пришла пора делиться с обществом». Однако понять, началась ли трансформация Казахстана в социальное государство, в краткосрочной перспективе удастся вряд ли.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности