Год отчаянного земледелия

В минувшем году на АПК Казахстана разом обрушилась масса проблем — от финансовых до климатических

Год отчаянного земледелия

Примета «как встретишь Новый год, так его и проводишь» в минувшем сезоне оказалась верной. Год начался с решения проблем закредитованных агрохолдингов, с разбора завалов задолженностей и закончился напряженной финансовой ситуацией в других сельхозпредприятиях. На рынках сельхозпродукции царит напряженное ожидание подъема цен, роста курса рубля. Производители мяса жалуются на снижение цен, связанное с девальвацией рубля, с ввозом в страну дешевого замороженного мяса, с падением покупательной способности массового потребителя. На рынке зерна также некоторое затишье, впрочем, в это время наблюдается традиционный спад активности.

Интересные события происходили в сфере переработки зерна. В прошлом году, впервые за последние 15–20 лет, казахстанские мукомолы стали закупать зерно в приграничных российских регионах. Тогда внутренние цены взлетели до 45 тыс. тенге за тонну. В России же и цены были гораздо ниже, и курс рубля упал. Конечно, импорт не исчислялся миллионами тонн, но более 100 тыс. тонн все же было ввезено. И, может, даже не объемы, а сам факт альтернативных закупок заставил казахстанских сельхозпроизводителей уменьшить заявленные цены.

Пожалуй, самыми популярными в этом году среди аграриев были слова «сбыт» и «субсидии». Было много ожиданий от нововведений Минсельхоза, было много споров по институциональным вопросам. Объясняется это тем, что интенсивное развитие АПК требует серьезного пересмотра управления отраслью, отношений с исполнительной властью, с финансовыми институтами.

Попытка оздоровления

После засухи 2010‑го, низкой цены в 2011‑м, засухи 2012‑го стала появляться информация о закредитованности агрохолдингов. Тогда же начались внутренние разборки между учредителями некоторых холдингов. После ареста владельца «Богви» несколько глав крупных агроформирований обратились в тогда еще «Атамекен» с просьбой найти компромисс с кредиторами, в идеале — расчистить свои балансы. Вначале этот шаг аграрных олигархов вызвал сильное отторжение как в исполнительной ветви власти, так и среди их коллег. Но ситуация оказалась сложнее, чем можно было предположить.

Добавляло масла в огонь отсутствие четкой информации о размерах этих сельхозформирований. В свое время, уходя от очередного налогового нововведения, холдинги раздробились на массу ТОО, КХ и нынче раскрывать карты не хотели ни по своим аффилированным компаниям, ни по размерам задолженности. По приблизительным данным, на долю 8 крупнейших компаний приходится порядка 25% посевных площадей страны, огромный парк сельхозтехники, зерновые терминалы в портах и примерно 50 тыс. сотрудников. При этом, по разным оценкам, закредитованность составляла от 500 до 2 тыс. долларов на 1 га. Можно вменять им в вину, а можно и восхищаться тем, что в «нулевые» годы олигархи активно стали строить свои компании: покупать на короткие и дорогие кредиты сельхозтехнику, диверсифицировать бизнес как по регионам, так и по направлениям, строить элеваторы. Понятно, что за масштабность надо было платить и все время перекредитовываться. Кроме того, за это время произошли кризисы, девальвации, что еще больше усугубило ситуацию по кредитам. По приблизительным подсчетам задолженность агрохолдингов, или, вернее, групп компаний, перед разного вида кредиторами оценивается примерно в 3 млрд долларов. Казалось бы, все просто и понятно: не смог заплатить по счетам — продавай имущество, гаси задолженность, банкроться. Но сложность в том, что АПК еще не сложился как устойчивый сектор экономики, где имеется масса опытных, квалифицированных игроков, которые без проблем подхватили бы хоть и по отдельности подразделения бывших агрохолдингов и продолжили их деятельность. Тем более что между аффилированными компаниями холдингов наработаны сложные связи, которые вряд ли смогут сохранить новые владельцы. Кроме того, все имущество заложено в разных финансовых институтах и единым комплексом выкупить его почти невозможно. Ситуация с «Богви» показала, что в отсутствие управления, финансирования примерно через год люди из сел стали уезжать, техника — разворовываться, поля зарастать. Если же экстраполировать результат на четверть посевных площадей страны, то меньше, чем коллапсом, тут не обойтись. Пришлось пойти на финансовое оздоровление компаний.

В прошедшем году через оператора (им стал КАМ — «Казагромаркетинг» — «дочка» «КазАгро») финансового оздоровления субъектов агропромышленного комплекса одобрено 274 заявки по пролонгации, реструктуризации задолженности субъектов АПК на общую сумму 311,1 млрд тенге. Кроме того, в текущем году дополнительно будет направлено на цели оздоровления еще 100 млрд тенге. В числе участников программы большая доля агрохолдингов. Однако задолженность крупных агроформирований вдвое больше выделенных средств. Вероятно, часть компаний сможет использовать финансовую помощь эффективно, но, по мнению ряда экспертов, проводимое финоздоровление лишь отсрочит финансовый крах корпораций. Для более четкого прогноза необходим всесторонний анализ деятельности этих групп, рациональный подход, способность к компромиссу кредиторов. Если все же придется прибегнуть к банкротству холдингов, то надо разработать дорожную карту по выводу из групп компаний полноценных производственных подразделений, которые могут быть объединены в кластер, кооператив, с эффективным взаимодействием внутри. Пока же по итогам прошлого года на уровне правительства еще не принято окончательное решение по радикальному оздоровлению. Ведь, с одной стороны, это вмешательство в частный бизнес, с другой — риск продовольственной безопасности, социальных проблем, невозврата больших средств финансовым институтам. Проблема, как видно, плавно перекочевала в текущий год.

Как посчитать

«По предварительным данным акиматов, по всей республике произведена уборка зерновых культур на площади более 14,9 млн га, что составляет 99,1% всех уборочных площадей, намолочено более 18,9 млн тонн зерна со средней урожайностью 12,7 ц/га»,— сообщил министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков в интервью ИА Strategy2050.kz. «По прогнозам министерства, объем валового выпуска сельского хозяйства сохранится на уровне прошлого года»,— сказал министр. Индекс физического объема продукции животноводов прибавит 2,9%. Растениеводы покажут –3,1% (в 2013 году объем валового выпуска растениеводческого хозяйства увеличился на 20,7%). Между тем оговорка «по предварительным данным акиматов» предполагает некоторую неточность данных. Традиционно местные исполнительные органы предоставляют весьма оптимистичные цифры, поскольку от этого зависит их оценка деятельности. В 2014 году из-за сложных погодных условий часть зернового клина осталась нескошенной, ушла под снег. Однако в некоторых районах акимы рекомендовали крестьянам показывать потенциальный валовой сбор, ссылаясь на то, что хлеб можно докосить весной. При этом аграрий, подписавший соответствующий документ, уже не мог заявить о гибели урожая и получить страховые выплаты. В результате никто в стране не может оценить истинный объем собранного зерна. Отдельные эксперты говорят о миллионах гектаров нескошенных пшеницы, ячменя, гречихи, подсолнечника. В НПП по результатам рабочей поездки по СКО говорят, что под снег ушло в среднем по области около 20% посевов, а в отдельных районах до 40%. Кроме того, значительная часть урожая была продана прямо в поле по мизерным ценам, поскольку машины вязли в раскисшей земле и приходилось тащить их тракторами. К тому же влажное зерно необходимо было до 6–9 раз прогонять через сушку, а это дополнительные затраты для крестьян и бесконечные очереди на элеваторах. Поэтому некоторые аграрии посчитали более выгодным оставить хлеб под снегом до весны.

Искаженная статистика не дает возможности объективно оценить финансовое состояние сельхозпроизводителей. Крепкие аграрии говорят о прибыли в 30–36%, менее удачливые показывают убытки. Уже заметны неплатежи по кредитам, по обязательствам контрагентам. Найдутся ли средства у крестьян на очередную посевную и какая часть сельхозпроизводителей будет нуждаться в финоздоровлении, сегодня непонятно. Все из-за неадекватной статистики. Глядя на цифры урожаев прошлого, позапрошлого года, вроде бы картина стабильная. В 2013 году по статданным убрано 19 млн тонн зерновых, из которых 14,6 млн тонн — пшеницы. В 2014 году собрано 18,9 млн тонн зерна, прогнозируется получение урожая порядка 17,0 млн тонн после подработки, очистки. Но как на самом деле обстоят дела, будет ли полностью сформирован семенной фонд, смогут ли им воспользоваться аграрии? Цена на семена ожидается на уровне 60 тенге за тонну, что крайне чувствительно для крестьян, не получивших доход.

По-прежнему на местах сохраняются взаимоотношения с местной исполнительной властью по схеме: аким — большой бастык, фермер — зависимый от него шаруа. На этом этапе по-прежнему тормозятся всяческие нововведения правительства.

«Многие крестьяне не знают про всякие эти программы Минсельхоза. Они субсидии получить не могут. Многие крестьяне боятся: как это так — просто так государство деньги дает? У многих семейный бизнес, нет бухгалтеров, им документы в порядок привести — проблема, учет не ведут. Такой крестьянин пару раз сунулся в акимат за субсидиями, к примеру, а там сидит чиновник, которому некогда или не хочется вникать в документы, чтобы объяснить, как правильно их заполнить. Или в мае могут сказать, что денег нет, кончились, в следующем году приходи. Каждый год одни и те же получают субсидии»,— пояснил фермер из Павлодарской области. Между тем в растениеводстве порядка 13 видов субсидий, на которые нужно собрать множество документов. В прошлом году Минсельхоз пытался как-то оптимизировать выдачу субсидий, отдав на откуп акиматам их распределение, но пока кардинальных изменений в плане улучшения их доступности не наблюдается. Все же здесь нужны изменения в отношениях аграриев с органами власти.

Еще бы немного и станет хорошо

Прошлый год ознаменовался нововведениями Минсельхоза, которых долго ждали аграрии и переработчики. А именно в последнем квартале заработала программа инвестиционного субсидирования. «Для осуществления механизма оплаты по инвестиционному субсидированию в 2014 году предусмотрены средства в размере 14,5 млрд тенге. По данным АО “Казагромаркетинг”, на сегодняшний день от субъектов агропромышленного комплекса поступило 1071 заявление, из них одобрено комиссией 758 проектов на общую сумму 7,8 млрд тенге»,— сообщили в ведомстве. По этой программе сельхозтоваропроизводителям, которые затеяли строительство, расширение или модернизацию инфраструктурных, производственных объектов, попадающих в приоритетные направления, будет возмещаться от 20 до 80% вложенных средств. Максимальная сумма предусмотрена для обводнения пастбищ, строительства водопойных пунктов. До 50% последует возмещение на объекты животноводства, переработки.

«Главным приятным событием прошлого года можно назвать реализацию программы инвестсубсидирования. Пока еще неясно, насколько, как она сработала. Кто-то из наших членов получил планируемые средства полностью, кто-то половину. Будем анализировать, разбираться. Но факт начала работы этой программы уже радует»,— отметил глава Молочного союза Владимир Кожевников.

Между тем сельхозтоваропроизводители высказывают пожелания по корректировке этой программы. В частности, предлагают отойти от паспортов, в которых приводится список необходимого оборудования, вплоть до брендов. Кроме того, велики ожидания введения ретроинвестсубсидий — возмещения инвестиционных вложений на объекты, введенные с 2007 года. Это тем более значимо сегодня, когда начинаются проблемы со сбытом продукции. Переработчики молока прогнозируют с апреля вал молочной продукции из России и Беларуси, конкурировать с которой будет очень нелегко. Несмотря на выделенные в прошлом году субсидии на глубокую переработку, в частности на масло, сыры, по словам Владимира Кожевникова, эти производства все равно проигрывают в рентабельности завозным продуктам. Кстати, форма введения этих субсидий несколько обидела молочников, поскольку сначала ожидалось субсидирование продукции по всей стране, но на деле охвачены были лишь пять пилотных регионов. Это говорит о том, что финансовое ведомство страны еще не до конца понимает напряженность и серьезность ситуации в казахстанском АПК, выделяя средства лишь частично.

Неожиданная смена векторов

По данным Минсельхоза, в сельхозформированиях за 10 месяцев прошлого года количество КРС увеличилось на 15%, МРС — на 7,5%, лошадей — на 13,7%, птицы — на 4,1%. В частном секторе рост составил от 2 до 8%. Это результат политики министерства. Доля КРС в хозяйствах составила 33,4%, а в частном секторе — 66,6%. А ведь еще четыре года назад эта пропорция выглядела как 18 к 82%!

Быстрыми темпами растет в стране производство яиц и мяса птицы. В 2014 году производство яйца увеличилось более чем на 30% и составило 3,19 млрд яиц, производство мяса по сравнению с прошлым годом увеличилось на 10,5% и составило 138 тыс. тонн. Для полного удовлетворения потребностей населения РК по норме ВОЗ необходимо производить 4,5 млрд яиц. Для обеспечения не менее 85% потребности внутреннего рынка Казахстана требуется не менее 280 тыс. тонн мяса птицы в год.

Огромные черные быки почему-то пугают потенциальных покупателей и реализация их идет очень тяжело, при больших уступках по цене

В прошлом году птицеводам удалось настоять на включении в перечень приоритетных направлений, на которые распространяются инвестсубсидии, строительство, реконструкцию и модернизацию птицефабрик. Благодаря этому было принято решение о строительстве пяти производств мясного и яичного направления. Ожидается, что это позволит через 2–3 года перейти на полное самообеспечение куриным мясом и яйцом.

Интересная смена векторов произошла в минувшем году в птицеводстве. После объявления ответных санкций Россией по ограничению ввоза ряда продукции из стран ЕС резко увеличился интерес российских покупателей к мясу птицы, соответственно, выросли цены и даже на какое-то время возникла опасность оголения внутреннего рынка Казахстана. Но после девальвации рубля пошел обратный процесс — подешевевшую продукцию стали завозить из России, и цена немного снизилась.

Также из-за девальвации сейчас значительно уменьшился экспорт мяса говядины и баранины в РФ, из-за ввоза блочного импортного мяса снизилась цена и на внутреннем рынке. «Сейчас продажи встали. Скот, который планировали продать, зимовать будет. В прошлом году отправлял ягнятину в Красноярск — хорошо продал. А в этом году рубль упал. Если поднимется до 4 тенге хотя бы, то продавать смысл будет. Вообще, если мы хотим дальше развиваться, надо серьезно заниматься сбытом, экспортом. В Канаде фермер выращивает скот — и у него голова не болит, куда его потом сдавать. А у нас — от рождения до продажи — все сам делаешь. Без отлаженного сбыта невозможно планировать»,— считает павлодарский фермер Серик Сулейменов.

Неожиданные проблемы в прошлом году появились у животноводов, занимающихся выращиванием племенных ангусов. Огромные черные быки почему-то пугают потенциальных покупателей и реализация их идет очень тяжело, при больших уступках по цене. Проблемы со сбытом у сельхозпроизводителей, которые могут выращивать, но не могут продавать, сказываются на их финансовой устойчивости. В связи с тем что цена реализации на практике оказывается ниже, чем в бизнес-плане, возникает напряженность с выплатой кредитных задолженностей.

В стане животноводов свиноводы держатся немного особняком. У них нет проблем со сбытом, может поэтому свиноводство не включено в приоритетные направления развития. Между тем эту отрасль незаслуженно обходят вниманием власти. Именно это направление может дать быстрый прирост экспорта мяса. В прошлом году свиноводы активно пытались это доказать на всех уровнях. Что-то с места сдвинулось, но не настолько, чтобы говорить о серьезных преференциях. Хотя стоит отметить модернизацию по французской технологии свинофермы в Алматинской области.

Вместе с тем прошедший год оставил невеселое наследство в виде дорогого комбикорма. Пока официально фонд фуражного зерна не создан, но Продкорпорация обещала выделить небольшой объем фуража птицеводам и свиноводам. Сегодня это особенно важно, поскольку, по информации председателя Союза свиноводческих хозяйств Виктора Лима, в приграничные регионы Казахстана завозится российская свинина по 130 руб. за кг. Если объемы увеличатся, то упадут цены, что снизит маржинальность отрасли, и удешевленные корма станут как нельзя кстати.

Прошлый год отчетливо показал, что незатейливые продажи на пустующем рынке сельхозпродукции закончились. Необходима серьезная сбытовая стратегия с персональной ответственностью, уполномоченным органом. О том, что надо срочно заняться торговлей и экспортом сельхозпродукции, давно говорят переработчики зерна, теперь это коснулось всех. «У нас нет ни ответственного лица, ни индикаторов развития торговли, экспорта сельхозпродукции. Сегодня проблема не в объемах производства, а в проблемах со сбытом, но никому это не нужно. Парадоксально: зачем стимулировать первое звено — производство продукции, когда не существует второго — сбыта? Вот пока не будет решен вопрос о том, как плыть — вдоль или поперек реки, нечего весла опускать в воду»,— считает президент Союза зернопереработчиков Казахстана Евгений Ган.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики