Не стреляйте в зрителя — смотрит как может

В Алматы завершился второй молодежный театральный фестиваль «Откровение»

Не стреляйте в зрителя — смотрит как может

В фестивале приняли участие шесть казахстанских коллективов — пять из Алматы и один из Павлодара. Участие всего одной молодежной труппы из региона говорит о том, что театральной жизнью провинция не блещет. Шесть молодежных коллективов культурной столицы — цифра, также не свидетельствующая в пользу процветания театрального искусства в нашей республике. В крупных городах, таких, как Лондон, Москва, Нью-Йорк, насчитывается до двух сотен театральных объединений. Но проблема вовсе не в количестве, а, как говорится, в качестве (хотя, как гласит закон диалектики, между ними существует взаимосвязь). Тут ситуация по-прежнему оставляет желать лучшего. С прошлого года, когда состоялся первый фестиваль, она принципиально не поменялась. Остается констатировать, молодежные театры Алматы представляют собой не профессиональные, а самодеятельные коллективы, об уровне игры которых лучше судить знакомым и родственникам. Хотя в этом году в жюри пригласили профессионалов и не только отечественных, но и соседних стран: президента Международного фестиваля исполнительских искусств HIGH FEST Артура Гукасяна из Еревана, художественного руководителя театра «Ильхом» Бориса Гафурова из Ташкента, театрального критика, эксперта российской «Золотой маски» Владимира Спешкова — акцент все равно пришлось сделать на обучающую сторону, мастер-классы. И это правильно, поскольку увиденное на сцене не могло не поставить профессиональных судей в тупик: пальму первенства явно присуждать преждевременно, разве только «Золотую малину».

Например, «Свой театр» из Алматы представил постановку по рассказам Ивана Бунина «Вещь женского рода», сделанную по-любительски прямолинейно. Это цепь любовных историй о нелегкой женской доле, со стрельбой из пистолета и побиванием великого русского писателя кулаками. Но, как оказалось, это отнюдь не худший вариант. Ребята хотя бы знакомы с проблематикой русской классики не понаслышке и ставят перед собой творческие задачи. Нельзя сказать, что запал вдохновения чужд молодежному коллективу diWel, но он направлен в какое-то бесперспективно разрушительное русло. На этот раз театралы-любители поставили пьесу по рассказу своего художественного руководителя казахстанца Антона Дукравца. Хотя действие пьесы происходит отнюдь не в родном отечестве, а в далекой диктаторской Франции. Icitizen — фантастическая антиутопия о борьбе за право стареть и умереть в собственном теле. Здесь уже не просто стреляли и колотили, но и жестоко пытали молотком и другим подручным инструментарием. Спектакль стал пыткой не только в переносном, но и в буквальном смысле. Замученный молодой человек с синяками на лице вызывал ассоциации с кино про «Молодую гвардию». В конце героическая молодежь в кранных галстуках спела «Марсельезу». Спектакль поразил обилием задействованной массовки, в том числе в этом качестве выступила и сама публика. В самом деле, благодарным зрителем такого действа может стать только сообщник, такой же любитель-театрал, желательно, чтобы это был знакомый или родственник — по принципу «надо задействовать всех, тогда все становятся заодно». Молодые люди на редких задних рядах бурно аплодировали.

На спектакле с длинным концептуальным названием «Рэнт: возрождение панк-мессии» от «Кофейни № 6» было жалко уже не только судей, но и публику. Кажется, те же люди в прошлом году пытались шокировать остромодной постановкой по Пелевину со снятием штанов, но тогда они скрывались под вывеской театр-студия diWel, в режиссерах которой числился Сергей Тейфель. Может, руководитель и название театра поменялись, но принципы остались прежними. Можно с прискорбием констатировать, в Алматы сложилась своя театральная школа, поскольку сие явление приобретает навязчивую закономерность. Миф о модном европейском театре, витающий в головах молодых театралов, можно выразить так: сцена — продолжение нашего быта, и если быт не отличается культурой речи, ею не должен отличаться и театр. Раздражение у «экспериментаторов в вечном поиске» вызвало классическое требование обучиться четкой дикции и навыкам декламации. Для чего в дидактических целях был привлечен эпизод из записей выступления Андрея Сахарова на заседаниях перестроечного пленума КПСС. Неуместное сравнение со знаменитым ученым и депутатом с дефектом речи, который не был актером и на сцене никогда не выступал, похоже, авторам спектакля показалось верхом остроумия. На деле же, как и многое другое в постановке, эта сцена стала продуктом клипового мышления, демонстрирующего мешанину в голове ее создателей. Здесь уже не важны ни логические связи, ни художественный язык, ни связь с традицией. Возможно, в «Кофейне № 6» и правы — учиться незачем. Зачем нужны четкая дикция, умение играть, красивый язык и прочие средства — когда выразить с их помощью нечего? И одними мастер-классами дела уже не поправить. Остается пожалеть всех, и зрителей, и театры, и просто не ходить на подобные мероприятия. Кстати, на Международном театральном фестивале, проходившем в Алматы параллельно с «Откровением», выступил театр из Киева, который не просто обошелся без декламации и речей, но и свел издаваемые звуки к минимуму. Зато продемонстрировал другие средства выражения: пластику, мимику, грамотную работу со светом и тенями в комбинации с музыкой и звуками. Не хватая звезд с неба, ребята из Paperwall Theater простым профессионализмом показали — каким может и должен быть современный театр. В рамках того же международного фестиваля выступили театр «Ильхом» из Ташкента и отечественный «Артишок» с внятными спектаклями и хорошей актерской игрой. Новосибирский театр «Старый Дом» с затянувшимся и потерявшим точку сборки спектаклем «Пер Гюнт» не особенно порадовал. При этом опыт итальянских специалистов, приглашенных для работы над постановкой, явно отразился на костюмах, декорациях, пластике, работе с музыкой и светом. Если же говорить об актерской игре, то она отличалась чрезмерной экспрессией, надрывом и криком, что крайне затрудняло понимание сюжета и смыслов.

Хотя в перечисленных театрах работают молодые люди, они почему-то в соревновании за денежный приз «Откровения» не участвовали. Видимо, было принято решение оставить деньги в Казахстане и отдать их местным самодеятельным театрам. Для этого и учредили Международный театральный фестиваль. А чтобы в этот раз опять не пришлось присуждать приз, как и в прошлом году, театру «Артишок» — его как профессиональный театр присовокупили к Международному фестивалю. В итоге решением жюри номинацию Yмiт разделили между культурным пространством Datheatre из Алматы с постановкой «Сцены из Фауста» — за оригинальность режиссерского прочтения классики, и народным молодежным театром «Промень» из Павлодара с постановкой «Я есть тварь?» — за верность своему призванию. Коллективы получили денежный приз в размере 500 тысяч и 300 тысяч тенге соответственно. Надо заметить, что эксперимент с трагедией у Datheatre не получился. Комически-абсурдистский материал коллективу дается лучше.

Специальным призом от организаторов, творческой командировкой, наградили Илью Бобкова, режиссера арт-группы Feel.In, которая представила на фестивале постановку «Моцарт». Благодарность за участие в фестивале, дипломы и подарки получили Театр diWel и «Свой театр». Главную же номинацию за лучший спектакль в размере миллиона тенге отдали проекту «Кофейня № 6». Что заставило еще раз убедиться, что наглость — второе счастье. По крайней мере, с артистами, взявшими в руки пусть и символическое, но оружие, не соскучишься. Только вот что ребята будут делать в следующий раз? Как быть, если ничем другим удивить не можешь: ни петь, ни танцевать, а главное — играть не умеешь? Видимо, придется использовать настоящие «калаши» — игрушечные уже не пройдут.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности