Устаревшая конструкция

Существующая система поддержки предпринимательства изжила себя. Она не решает поставленных перед нею задач

Устаревшая конструкция

Выступая на торжественном собрании в честь 17‑летия провозглашения независимости республики, Нурсултан Назарбаев сказал: «Мы должны существенно увеличить долю малого и среднего бизнеса в структуре экономики, доведя ее до уровня среднеразвитых европейских стран. И тогда противостоять очередным кризисным циклам нам будет легче. Для каждого казахстанца должна быть возможность освоить новое дело, открыть новый бизнес или расширить свою сферу деятельности». Стоит признать, что несмотря на продолжающиеся попытки правительства с помощью государственных программ развить предпринимательство, роль МСБ в генерации ВВП остается незначительной. Экономика Казахстана по-прежнему развивается благодаря крупным добывающим компаниям.

Несырьевая экономика практически не растет, а небольшой прирост происходит не за счет ее конкурентоспособности, а за счет непрерывных и не столь эффективных вливаний государственных средств, то есть денег налогоплательщиков, в эту сферу.

Второй вопрос — это необходимость снижения доли проблемных кредитов, токсичных ссуд в банках второго уровня (БВУ) при одновременном существенном росте привлечения кредитов в корпоративный сектор.

В настоящий момент можно констатировать кризис финансовой системы, который обусловлен следующими факторами:

1) объем проблемных кредитов в структуре ссудного портфеля;

2) снижение объемов кредитования корпоративного и МСБ в частности, а также общее снижение объемов кредитования и объема ссудного портфеля;

3) дисбаланс между темпами роста кредитования физических (рост составил 27%) и юридических лиц (рост корпоративного кредитования составил 8%), а также дисбаланс между объемами депозитов и кредитов на сегодня;

4) отсутствие в БВУ собственных продуктов кредитования и смежных продуктов по работе с субъектами малого предпринимательства и индивидуальными предпринимателями;

5) недоверие банковскому сектору со стороны международных коммерческих банков;

6) несоответствие финансовой системы масштабам экономического развития страны наглядно прослеживается при сравнительном анализе общей суммы ссудных ресурсов, предоставленных реальному сектору, с объемом ВВП.

В проекте «Концепции развития финансового сектора РК до 2030 года» планируется, что к 2020 году кредиты банков должны составлять не менее 60–80% от ВВП. Интересно отметить, что на конец 2007 года уровень кредитов к ВВП составлял 56%, а уже на конец 2013‑го упал до 33% к ВВП. Такое резкое падение доли кредитов понятно, поскольку в 2007–2008 годах в Казахстане лопнул «мыльный пузырь» на рынке недвижимости, возникший по вине как банков, так и банковского регулятора. До сих пор наша финансовая система не может оправиться от этого события.

С учетом низкого показателя сегодня и ожидаемого неплохого роста ВВП Казахстана план по росту кредитов выглядит смелым, даже если не принимать во внимание ожидаемое списание проблемных кредитов, оставшихся после кризиса. Национальный банк Республики Казахстан (НБРК) требует, чтобы до конца 2015 уровень проблемных кредитов снизился до 10%. То есть в результате списания кредитов в ближайшие 1,5 года объем кредитов в банковской системе сократится более чем на 20%. Скорее всего, такое падение будет выше роста новых кредитов, либо необходимо создать такие условия и механизмы, чтобы создать резкий спрос на банковское кредитование, в данном случае спрос на МСБ кредитование, чтобы объем кредитов достиг уровня 60–80% от ВВП к 2020 году.

Очевидно Казахстану необходимы полномасштабные институциональные реформы, предпринимаемые меры должны опережать время не на один, а на два шага вперед. Мировые прозападные институты формируют у нас свой рынок — банки, рейтинговые агентства и аудиторские компании образуют систему, при которой создается процентная ставка, основанная на заимствованиях у зарубежных институтов. Государственные средства, средства Национального фонда не должны следовать и зависеть от вышеуказанной конъюнктуры при решении стратегических задач финансирования предпринимательства.

Основные принципы банковского кредитования — это платность, срочность и возвратность. Для решения стратегических задач, таких как развитие МСБ, государственные институты не должны руководствоваться классическими банковскими принципами, а осуществлять и поддерживать предпринимателей на принципах совместной работы на ранних стадиях развития предприятия/проекта, способствовать последующему продвижению их бизнеса, а только затем возвращаться к классическим банковским принципам.

Западные банки в кризисные годы существенно уменьшают долговую процентную нагрузку на заемщиков, понимая необходимость снижения нагрузки и пролонгации выплат по основному долгу, несмотря на то что существующие процентные ставки составляют всего 3–4%. Приведу несколько примеров поддержки предпринимателей за рубежом, с которых стоит взять пример, чтобы преуспеть в этом высококонкурентном обществе мировых держав и войти в 30 развитых стран мира. США выдают кредиты для МСБ под 3%1, в Западной Европе под 2–3%2, во Франции выдают кредит от 20 000 до 60 000 евро для стартапов под 0%3. Таких примеров много, что же нам мешает это сделать в Казахстане?

Сегодня людям жизненно необходимо снижение банковской процентной ставки по кредитованию, в особенности по ипотеке и финансированию МСБ. Также отмечу тот факт, назовем его «фактором возвратности», что чем ниже процентная ставка, тем выше возвратность по кредитам.

При финансировании МСБ за счет Национального фонда процентная ставка формируется только из маржи финансовых институтов — звеньев цепи, которые увеличивают стоимость финансирования МСБ, однако правительство выделяет средства под 0% годовых.

Существующий механизм размещения и направления государственных средств в предпринимательство несовершенен. Целесообразно ли было увеличивать процентную ставку до 6%, 7%, 8%, 11%, 12,5% (5‑й, 4‑й, 3‑й, 2‑й транши) и 14% (кредитование микрокредитных организаций, МКО), выдавая кредиты предпринимателям через банки второго уровня (БВУ), промежуточные институты развития, которые увеличивают стоимость финансирования, создавая дополнительную финансовую нагрузку, которая, в свою очередь, ложится на плечи предпринимателя? Для понимания нецелесообразности рабочей схемы АО «Фонд развития предпринимательства “Даму”» (ДАМУ) разберем упомянутые выше транши на примере 5‑го транша. Программа финансирования МСБ в обрабатывающей промышленности 2014 года, общий механизм которой изображен на схеме 1.

Сто миллиардов тенге из государственной казны реализуются по той же существующей схеме, с наличием множества посредников, создавая дополнительный процент (ДАМУ 2% годовых, БВУ 4%). Налицо дополнительная финансовая нагрузка в виде конечной маржи ДАМУ + БВУ, дополнительный процент, который все так же ложится на предпринимателя — конечного потребителя кредитных средств. Все транши ДАМУ и программа по финансированию МКО действуют по тому же принципу, с наличием лишних звеньев, которые увеличивают конечную маржу, несмотря на снижение процентной ставки с 2007 года. В этой связи есть необходимость исключения одного из звеньев данной цепочки.

Необходимо отметить, что государственные средства — народные средства, они не должны направляться на погашение процентов по кредитам третьих лиц (программа субсидирования процентной ставки) либо рефинансирование кредитов. Неспособность выплачивать кредит — это высокий риск для такого рода вложений. Государству необходимо полностью отказаться от механизмов рефинансирования и субсидирования и инвестировать в высоколиквидные производственные активы предпринимательства.

По данным НБРК за 2013 г. в распределении кредитов на предпринимательские цели, 74% — это пополнение оборотных средств, 26% — вложения в основные средства, строительство и прочие цели. Согласно вышеуказанному примеру процентного распределения, а также процентной доле проблемных кредитов в структуре ссудного портфеля БВУ — 32%, говорить о здоровом распределении не приходится. Из приведенного процентного распределения видно, что на приобретение основных средств/инвестирование в основные средства направлено менее 26%, а пополнение же оборотными средствами здоровых проектов малого и среднего предпринимательства должно вообще-то осуществляться за счет денежного потока самого предприятия (см. таблицу 1).

Проанализировав работу ДАМУ за указанный период, отметим, что структура использования государственных средств всего лишь на 20% состоит из инвестиций в основные средства, пополнение же оборотных средств — это 57%; рефинансирование — 19%; 4% — смешанные проекты, где инвестиции, рефинансирование и пополнение оборотных средств приведены в комплексе. Видно, что основной поток денежных средств уходит на пополнение оборотных средств и перекрытие проблемных кредитов. Повторюсь, если проект малого и среднего бизнеса здоров, то пополнение оборотных средств должно осуществляться за счет денежных потоков самого предприятия/проекта. Второй вариант: данные действия совершаются крупным бизнесом для снижения стоимости финансирования и закрытия временных финансовых дыр либо предприниматели или банкиры улучшают свою ликвидность за счет государственной казны.

Исходя из программы финансирования МСБ в обрабатывающей промышленности 2014 года, продолжается рефинансирование действующих кредитов в размере 50 млрд тенге. Целесообразно ли направлять на рефинансирование сумму в таком размере, пусть даже на цели рефинансирования инвестиционной части займов? Рефинансирование инвестиционного займа, обновление (ремонт) основных средств или модернизация недавно приобретенных активов говорят о наличии существенных проблем в проекте, допущении погрешности ожидаемых результатов. Для большинства проектов это опять будет снижение стоимости финансирования. Рефинансирование не говорит о неплатежеспособности инициатора проекта по существующей ранее процентной ставке, инициатор проекта заведомо занижает платежеспособность. Ввиду вышеизложенного лучше направить средства на развитие новых проектов, вложить средства в новую волну предпринимателей, где средства будут инвестированы в производственные активы.

Необходимо также отметить, что возврат государственных средств направленных на пополнение оборотных средств и рефинансирование будет значительнее ниже, чем возврат от инвестиционных займов, обеспеченных дополнительными залогами в виде инвестиций, направленных на покупку или модернизацию основных средств.

Наличие высокого риска и низкой возвратности говорит о нецелесообразности направления государственных средств на данные программы (субсидирование процентной ставки в том числе), может, такая необходимость была нужна в первые годы посткризисного периода, но в данный момент крайней необходимости в этом нет. Стоит завершить начатые по этим программам проекты, однако не стоит забывать, что некоторые из них могут быть нерентабельными или иметь во главе неэффективный менеджмент. Вышеуказанные программы изжили себя, основой же следующих программ должно стать инвестирование новой волны проектов, волны новых предпринимателей.

Количество посредников между государством и бизнесом сегодня равно 22 эмитентам (банки и лизинговые компании), по новому траншу в 100 млрд тенге 13 БВУ , а в целом в стране зарегистрировано 38 банков — это очень много, как посредников ДАМУ, так и БВУ в целом. Количество никогда не говорило о качестве, целесообразности финансирования того или иного БВУ. Подконтрольность государственных средств множеству эмитентов может говорить также о низкой степени контроля над их целевым использованием.

В существующем механизме финансирования через ДАМУ период освоения средств занимает 6–12 месяцев, за неосвоение средств применяется система штрафной пени. В связи с этим БВУ стараются освоить средства в заявленный период. Возможность рефинансирования и штрафные санкции за неосвоение подталкивают БВУ рефинансировать существующие кредиты, вместо того чтобы заниматься привлечением новых клиентов, ведь работа с уже имеющимся клиентом-предпринимателем отнимает у БВУ гораздо меньше и времени, и сил. Зачастую перед тем как подать заявку на определенный объем финансирования по программам ДАМУ, БВУ заранее формирует пул проектов, тем самым заведомо подтверждая, что осилят заявленный объем. Исключив из механизма финансирования МСБ позицию «рефинансирование», мы лишь поспособствуем более целенаправленной работе БВУ в части привлечения новых клиентов-предпринимателей (проектов).

Пока же наше государство из года в год поддерживает БВУ и их проекты (рефинансирование, субсидирование, льготное финансирование, реструктуризация портфеля, покрытие задолженности банка и др.) и тем самым нарушает «естественный отбор» саморегулирующейся системы рыночных отношений. Если БВУ являются конкурентоспособными в условиях мировой экономики, то должны уметь привлечь дешевое иностранное финансирование либо увеличивать акционерный капитал. В случае прекращения финансовой господдержки БВУ часть из них уйдет с рынка или объединится в более крупные финансовые структуры, консорциумы. Продолжать и далее поддерживать многочисленные БВУ и лизинговые компании, которые держатся только за счет бюджетных средств, нет смысла. Банки не проявляют энтузиазма в кредитовании МСБ за счет собственных средств. Доля банковского сектора в росте казахстанской экономики с помощью кредитования несырьевого сектора, развития МСБ очень мала. Господдержка не должна оказываться всем банкам одновременно. Она должна осуществляться акцентированно, с упором на проблемный участок, например на токсичный ссудный портфель БВУ (toxic assets portfolio).

В следующей статье я попытаюсь предложить и обосновать целесообразность создания нового механизма финансирования МСБ, который будет способствовать более целенаправленной работе БВУ по привлечению новых клиентов и проектов.

*Директор Synergy Capital, Master in Finance, Treasury & Financial Engineering, редакция не во всем разделяет точку зрения автора статьи

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики