Исламисты против секуляристов

В арабском мире сейчас повсеместно идет борьба исламистов против секуляристов. На смену Арабской весне пришла исламская зима.

Исламисты против секуляристов

Революция закончилась, борьба за души арабов продолжается. Многие в арабском мире боятся, что стремительный рост политического ислама после Арабской весны отнимет у них все демократические завоевания революции. Египтяне и тунисцы вновь вышли на улицы. Только на этот раз они выступают против исламизма. Противник очень силен, и победить его будет крайне трудно.

 

Борьба за души арабов

Исламисты хотят продемонстрировать свою силу. Особенно это заметно сейчас в Египте, в стране, где было основано исламское движение «Братья-мусульмане». Они понимают, что сейчас идет яростная борьба между ними и секуляристами, а в центре ее - роль политического ислама в жизни арабских стран.

Накануне второй годовщины бурных событий на севере Африки и Ближнем Востоке, известных под названием Арабская весна, стало очевидно, что неожиданными победителями из них вышли как раз исламисты. Сейчас среди политологов очень популярна расхожая фраза: на смену Арабской весне пришла исламская зима.

В 2011 году весь мир испытывал ощущение эйфории, следя за борьбой демонстрантов на площади Тахрир за свободу. Однако мрачная тень пала на революцию после того, как ливийские повстанцы выставили на всеобщее рассмотрение окровавленный труп Муамара Каддафи. Кровавое противостояние в Сирии также стало страшной кульминацией революции, которая вышла из-под контроля.

Для Запада арабский мир сейчас опять представляет больше угрозу и тревогу, чем надежду. Исламисты во многих странах выигрывают выборы и формируют правительства. Вперед в том же Египте выходят ультраконсерваторы типа салафистов, которые обещают при первой же возможности расправиться с демократией.

Тем не менее - говорить о том, что революция закончилась, еще рано. Борьба за души арабов в самом разгаре. Везде, где движения, поддерживаемые политическим исламом, набирают силу, они встречают сильное сопротивление.

В Ливии, например, «братья-мусульмане» еще летом прошлого года открыли в Бенгази свое отделение, издательство и телестудию и начали энергично готовиться к первым парламентским выборам. Наверное, они были уверены в победе, но проиграли «Альянсу национальных сил».

«Ливийцы - хорошие мусульмане и без них,- попытался объяснить поражение «братьев-мусульман» член парламента Ливии Абдурахман Севели.- Они (ливийцы) заинтересованы в возрождении страны, в развитии, в школах и инфраструктуре».

В Ливии, кстати, в отличие от большинства арабских стран, гомогенное общество с точки зрения религии: население состоит на 100% из суннитов. Все противоречия там существуют не между приверженцами разных направлений ислама, а между племенами.

Ливия - не единственная страна, которая встречает в штыки радикалов. Достаточно сказать, что еще в конце прошлого года две наиболее влиятельные в Йемене племенные федерации, «Бакил» и «Хашид», прекратили все контакты с джихадистскими группами и организациями. Бойцы йеменских племен время от времени сотрудничали с экстремистами, но в основе этого редкого сотрудничества были не идеологические соображения, а банальные деньги, контрабанда и торговля оружием. В своих бедах джихадисты должны винить себя: они оскорбили племена, нарушив их традиции.

Еще одним примером, где исламисты пока не добились особых результатов, является Тунис - самая секуляризованная страна арабского мира, несмотря на то, что они там стоят у власти. Партия «Эннада», союзница египетских «братьев-мусульман», многократно заверяла тунисцев, что не собирается вводить в стране исламские законы или ограничивать права женщин. В конце 2011 года к власти пришел премьер Хамади Джебали, но изменений не произошло. Тунисские исламисты ведут себя намного сдержаннее соратников в других странах региона, в том же Египте.

Аборт на пятом месяце

Конечно, главная борьба между политическим исламом и секуляризмом сейчас идет в Египте. Независимый каирский ежедневник Al-Fagr мрачно пошутил, что президент Мохаммед Мурси сделал аборт на пятом месяце. Печально знаменитый указ, дающий ему диктаторские полномочия и фактически душащий демократию, он подписал на пятом месяце пребывания у власти.

Сейчас трудно предсказать исход борьбы за власть в Египте. Президент, превратившийся в диктатора, делает вид, что не замечает порожденную им бурю. Конституционная ассамблея, большинство в которой принадлежит исламистам, как нетрудно догадаться, проголосовала за проект конституции, основанной на законах шариата. Через полторы недели состоится всенародный референдум.

Положение в самой многонаселенной арабской стране сейчас мало чем отличается от того, каким оно было почти два года назад, во время февральской революции. «Братья-мусульмане» пришли к власти благодаря этой революции, хотя относились они к ней неоднозначно. Исламистское движение обладает многолетним опытом борьбы с диктатурой, но ничего не знает о свободе и плюрализме. Результат этого незнания сейчас вновь можно увидеть на улицах и площадях Каира и других египетских городов.

«Хлеб, свобода и исламский шариат!»- скандировали тысячи сторонников «братьев-мусульман», собравшиеся в последних числах ноября на александрийской площади Аль-Каед Ибрахим.

«Хлеб, свобода и социальная справедливость!» - отвечали им оппоненты, собравшиеся на той же площади.

Две толпы стояли друг против друга и пытались перекричать друг друга, а воздух между ними был наполнен предчувствием гражданской войны.

Такой, какая уже полтора года бушует в Сирии, где каждый день льется кровь. Вопрос, кто победит - секуляристское государство или оппозиция, в которой с каждым днем все большую силу набирают исламисты, - остается открытым.

Никто точно не знает, сколько джихадистов сейчас воюет на стороне повстанцев. У них свои планы, которые не имеют ничего общего с планами сирийской оппозиции.

На прошлой неделе, к примеру, губернатор провинции Хомс и бойцы, связанные со Свободной армией Сирии, попытались договориться о перемирии, но иностранцы в их рядах, связанные с «Аль-Каедой», сорвали переговоры. Исламисты не хотят прекращения огня. Они хотят свергнуть баасистский режим и провозгласить в Сирии исламское государство. Если режим Башара Асада падет, то одними из первых в Дамаске наверняка объявятся «братья-мусульмане».

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом