Спуститься на землю

Представленный Казахстаном официальный доклад в рамках Универсального периодического отчета по правам человека кардинально отличается от документа правозащитных организаций

Спуститься на землю

В конце октября официальные представители Казахстана в Женеве представили свой второй национальный доклад в рамках Универсального периодического обзора (УПО) по правам человека — нового инструмента Совета ООН по правам человека, который призван демонстрировать проблемы отчитывающихся стран в области соблюдения прав и свобод граждан. Члены казахстанской делегации заявили, что страна выполнила большую часть рекомендаций, которые были озвучены в 2010 году в ходе заседания рабочей группы УПО. Тогда республике порекомендовали пересмотреть законодательство о СМИ, в частности отказаться от уголовной ответственности за клевету и от блокирования интернет-ресурсов, создать независимый механизм для предотвращения и расследования случаев применения пыток, усилить независимость судебной системы, а также позволить религиозным организациям вести мирную деятельность без вмешательства властей и многое другое. Таким образом, после первого УПО власти Казахстана приняли 121 рекомендацию, отклонив при этом семь, относящихся к соблюдению политических и гражданских прав.

Подводя итоги проделанной работы, руководитель национального центра по правам человека Вячеслав Калюжный рассказал на заседании о принятии Национального превентивного механизма (НПМ) против пыток. Секретарь комиссии по правам человека при президенте Казахстана Тастемир Абишев отметил, что в национальный план по правам человека включена мера по защите правозащитников от преследований: «Нельзя говорить о сложном положении дел с гражданскими активистами, так как им созданы равные условия наряду со всеми гражданами страны». Представитель генеральной прокураторы Альжан Нурбеков в свою очередь подчеркнул, что республика сделала шаг в сторону гуманизации уголовного законодательства, исключив из принятого Уголовного кодекса многие нормы, нарушающие права человека. По его мнению, оставшаяся норма о клевете не должна ущемлять прав человека, так как она помогает отстаивать законные интересы граждан в случаях, когда задеваются их честь и достоинство. Вице-министр юстиции Эльвира Азимова, которая возглавляла делегацию, добавила, что регистрация религиозных объединений в Казахстане не ущемляет свободу вероисповедания: «Регистрация религиозных объединений не рассматривается нами как ограничение на свободу вероисповедания, все ее процедуры четко регламентированы на уровне закона и являются прозрачными».

В кодексе ужесточены наказания за организацию или митингах, проводимых без разрешения. Предусматривается либо штраф в разере около 550 тыс. тенге, либо арест сроком до двух месяцев

Тем не менее, несмотря на радужную картину, представленную казахстанской стороной, за день до официального доклада международная организация Human Rights Watch заявила, что Казахстан проигнорировал основные рекомендации правозащитников, и призвала обратить на это внимание членов ООН. По словам обозревателя Human Rights Watch по Центральной Азии Миры Риттман, ситуация с правами человека в стране значительно ухудшилась за прошедшие четыре года с момента предыдущего отчета.

Гладко на бумаге

Правозащитник и эксперт общественного фонда «Международная правовая инициатива» Амангельды Шорманбаев согласен с тем, что некоторые новшества, введенные недавно правительством РК в области прав человека, имеют положительный характер, но при этом в долгосрочной перспективе без кардинальных институциональных изменений права человека будут нарушаться. «Из плюсов — введение Национального превентивного механизма против пыток и активизация правозащитных организаций, которые начали использовать механизмы Организации Объединенных Наций по защите прав человека, таких как подача жалоб от граждан в Комитеты ООН,— поясняет эксперт. — Однако особую озабоченность вызывает принятие ряда законодательных актов, в том числе нового Уголовного кодекса, где явно ограничиваются некоторые фундаментальные свободы, особенно по части свободы объединений. Кодекс начнет действовать с 1 января, и если в первом акте на стене висит ружье, то в третьем оно обязательно выстрелит, поэтому существует реальная угроза преследования активистов гражданского общества».

В ходе сессии было очевидно разделение стран на те, что готовы критиковать Казахстан — так называемые «старые демократии», и те, кто нацелился лишь на похвалы (постсоветские страны, азиатские и африканские государства). Но в целом, как потом признались правозащитники, в этом году на сессии не прозвучали имеющиеся проблемные вопросы со стороны других стран. «Процедура построена таким образом, что участники заседания задают вопросы выступающей стране и на это дается чуть больше минуты. А все неозвученные проблемы так и остаются на бумаге. К примеру, не прозвучало от стран ни одного вопроса по трагической ситуации в Жанаозене. Некоторые члены ООН выступали с шокирующими заявлениями, которые далеки от реальной ситуации в стране,— подчеркивает г-н Шорманбаев. — Поразило то, что представитель Норвегии отметил, что законодательство Казахстана в области свободы собраний соответствует международным стандартам и надо только исправить практику его применения. Удивили, что некоторые развитые страны акцентировали свое внимание на не самых острых вопросах. Я думаю, что влияние представителей гражданского общества на позицию стран слегка преувеличена. УПО — это лишь политический инструмент для самих государств, а не для гражданского общества. Позиция стран сильно зависит от их экономических интересов».

Такой позиции придерживается и директор Freedom House в Казахстане Виктория Тюленева, напоминая, что ООН — это международная межправительственная организация, которая занимает довольно лояльную позицию к правительствам стран, входящих в организацию. «Надавить, заставить — это глаголы, наверное, нехарактерные или в меньшей степени характеризующие работу ООН. Ооновская система защиты прав человека рассчитана на те страны, которые выражают искреннее желание развиваться, признавая проблемы. Но если страна не заявляет о проблемах и не желает что-то менять во взаимоотношениях между человеком и властью, то система ООН, на мой взгляд, малоэффективна»,— уверена спикер.

Две параллельные реальности

Тем не менее казахстанскими правозащитными организациями был представлен альтернативный доклад, в котором подробно описывается, как с 2010 года изменилась ситуация с правами человека. Правозащитники еще 28 февраля текущего года презентовали этот отчет в самом Казахстане, чтобы власти могли обратить внимание на наиболее острые вопросы в области прав человека и сопоставить полученные результаты со своими данными. Авторы доклада поясняют, что государство уклонилось от выполнения примерно 30% рекомендаций, предложенных рабочей группой Совета ООН по правам человека. Большая часть других рекомендаций либо «выполнена частично», либо «выполняется формально», либо «нет прогресса».

Если взять оба обзора — государственный и неправительственный, то можно увидеть, что взгляд на соблюдение прав человека у чиновников отличается от взгляда гражданского общества. В официальном УПО говорится: «Универсальный периодический обзор показал, что за 2010–2013 годы в РК прошли существенные преобразования в области прав человека, достигнуты значительные результаты в отдельных сферах, принят целый ряд законов и международных соглашений, обеспечивающих защиту прав человека, четко поставлены цели и задачи на среднесрочный и долгосрочный периоды».

Если, к примеру, в государственном отчете приводится информация о количестве работающих СМИ в Казахстане и то, что на сайте правительства ведется онлайн-трансляция заседаний чиновников, а также упоминается, что теперь журналистам больше не грозит взыскание морального вреда, то совершенно другой точки зрения придерживаются неправительственные организации. Последние отмечают: «В целом ни одна из проблем, обозначенных НПО в первом цикле Универсального периодического обзора в отношении соблюдения Казахстаном ст. 19 МПГПП (Международного пакта о гражданских и политических правах) не решена, ни одна рекомендация государств — членов Совета ООН по правам человека в адрес Казахстана по вопросу свободы слова не выполнена».

В одном из своих интервью директор Казахстанского бюро по правам человека Роза Акылбекова отметила, что доклад официальной делегации больше базируется на самом принципе принятия законодательных актов и достижениях республики, а правозащитные организации, наоборот, говорят, как все это применяется на практике. При этом, по ее мнению, нельзя отрицать того факта, что само законодательство очень серьезно продвинулось в плане имплиментации международных норм, а также в Казахстане появилась консультативная диалоговая площадка по человеческому измерению при Министерстве иностранных дел РК.

Председатель совета Казахстанского бюро по правам человека Евгений Жовтис также говорит о том, что страна далеко продвинулась по некоторым пунктам, в частности в вопросах о пытках, создав Национальный превентивный механизм, позволяющий общественности посещать места, где люди находятся под стражей или ограничены в перемещениях. «Но этот механизм надо развивать, у нас еще нет независимого органа, который бы расследовал обращения по пыткам»,— поделился со СМИ правозащитник.

Все только ухудшается

По мнению Виктории Тюленевой, в Казахстане ситуация с правами человека сегодня ухудшилась. Она видит все большее и большее вмешательство властей в права человека и желание их контролировать. Самым ярким примером за последнее время является принятие Уголовного кодекса РК, некоторые положения которого ограничивают свободу слова и самовыражения, свободу собраний, свободу объединений и вероисповедания. Г-жа Тюленева обозначила несколько пунктов, которые вызывают критику у гражданского общества.

Во-первых, в кодексе введено понятие «лидер общественного объединения» в качестве отягчающего обстоятельства в ряде преступлений, к которому будут применяться более жесткие наказания, чем ко всем остальным гражданам, что является дискриминацией в отношении лидеров общественных объединений. Кроме того, само понятие «лидер общественного объединения» в новом кодексе крайне широкое, и под него теперь попадает любой, так скажем, неформальный лидер такой организации.

Во-вторых, в кодексе ужесточены наказания за организацию или участие в собраниях или митингах, проводимых без разрешения. Предусматривается либо штраф в размере около пятисот пятидесяти тысяч тенге, либо арест сроком до двух месяцев.

В-третьих, Уголовный кодекс не только сохраняет криминализацию клеветы, но и увеличивает наказание за нее. В новом кодексе преступлением считается клевета, распространенная не только посредством СМИ, но и посредством социальных сетей. «Кстати, должна сказать, что в ряде европейских стран клевета также является уголовно наказуемым деянием, но здесь важно понимать правоприменительную практику, то есть применяется ли такая статья Уголовного кодекса властями в качестве дубинки против журналистов за непонравившиеся материалы. В европейской практике нет, а у нас — будет»,— заключает г-жа Тюленева.

То, что ситуация с правами и свободами человека и гражданина в Казахстане последовательно ухудшается, подтвердил и политолог Айдос Сарым. «Чтобы констатировать это, вовсе не обязательно быть юристами или правозащитниками. Только за последние несколько лет приняты пакеты законов, которые стремительно отбрасывают наше общество назад, ухудшают не только политический, но и инвестиционный бизнес-климат страны. Казахстан, к примеру, брал на себя вполне конкретные обязательства в рамках своего председательства в ОБСЕ. Сегодня, спустя даже несколько лет, можно утверждать, что мы не выполнили их»,— говорит он.

Противоположные мнения

Казахстанские правозащитные организации подготовили альтернативный доклад, где подробно описали ситуацию с правами человека в стране. Если сравнить два документа, то можно увидеть, что правительство довольно оторвано от реальной картины происходящего. Власти очевидно стараются больше демонстрировать достижения, нежели говорить о проблемах в республике. Ниже мы представляем краткое описание некоторых пунктов, представленных в докладе правозащитников, которые были выполнены государством либо частично, либо и вовсе остались без изменений.

Равенство и недискриминация:

Нормы казахстанского законодательства не содержат достаточных процедурных гарантий защиты от дискриминации. Отсутствуют нормы, устанавливающие ответственность государственных служащих за дискриминационное поведение. Имеющиеся средства в рамках права на судебное обращение за защитой своих прав в порядке административного, гражданского или уголовного производства неэффективны и неприменимы в условиях современного состояния законодательства.

Свобода слова:

За период после первого отчета по УПО законодательная регламентация свободы слова ужесточилась. В 2010 году в Уголовный кодекс РК добавлена новая статья 317–1 «Публичное оскорбление и иное посягательство на честь и достоинство первого президента Республики Казахстан — лидера нации, осквернение изображений первого президента Республики Казахстан — лидера нации, воспрепятствование законной деятельности первого президента Республики Казахстан — лидера нации». Таким образом, Уголовный кодекс РК содержит теперь пять статей, предусматривающих повышенные меры защиты личных неимущественных прав должностных лиц.

Принятый в 2011 году закон о введении административной преюдиции в отношении клеветы и оскорбления, что ограничил бы преждевременное применение уголовных санкций за эти правонарушения, не был введен в действие, так как не были внесены соответствующие изменения в Кодекс об административных правонарушениях. Таким образом, несмотря на такие половинчатые меры по декриминализации клеветы, журналисты де факто остались субъектом уголовной ответственности на практике.

Право на свободу объединений:

Законодательство РК позволяет применение крайних мер приостановления деятельности и ликвидацию общественных объединений за любые несущественные нарушения законодательства РК в целом, если они совершены после наложения какого-либо административного взыскания. В Уголовном кодексе существует ряд статей, предусматривающих повышенную уголовную ответственность членов общественных объединений и их руководителей по сравнению с гражданами, не являющимися членами общественных объединений.

Право на свободу мирных собраний:

Казахстан не выполнил рекомендации Совета ООН по соблюдению свободы мирных собраний. Право на мирные собрания в Казахстане по-прежнему нарушается. Никаких мер по изменению законодательства о собраниях и практики в области регулирования собраний государство не приняло. Кодекс РК об административных правонарушениях (ст. 373) и Уголовный кодекс РК (ст. 334) устанавливают ответственность за нарушение законодательства о порядке организации и проведения мирных собраний, митингов, шествий, пикетов и демонстраций. Санкции предусматривают от предупреждений, штрафов и административного ареста на срок до 15 суток и до лишения свободы на срок до одного года.

Право на свободу совести, религии, вероисповедания:

Ключевые рекомендации, нацеленные на принятие конкретных мер по улучшению законодательства и практики, не были выполнены должным образом, такие как:

— пересмотр правил регистрации религиозных объединений;

— принятие мер для достижения межконфессионального согласия в отношении религий, считающихся нетрадиционными в стране;

— сохранение достижений в области свободы религии;

— расширение границы прав, имеющихся у традиционных устоявшихся религий, до верующих нетрадиционных религий, и позволить им выполнять свою мирную деятельность свободно, без вмешательства со стороны правительства;

— полное выполнение Национального плана действий по правам человека на 2009–2012 годы.

С момента первого отчета в рамках УПО в 2011 году Казахстаном был принят закон «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», ужесточающий регулирование деятельности религиозных общин. В нем отсутствуют понятия: свобода религии, вероисповедания, дискриминация, религиозные общины и группы. С введением в действие этого закона были ужесточены требования к регистрации религиозных объединений, при этом прекращена деятельность малых религиозных общин по причине невыполнения ими требований о регистрации путем подачи списка из 50 инициаторов.

Смертная казнь:

Казахстан не выполняет и не принимает эффективных мер по исполнению рекомендаций первого цикла УПО. По-прежнему на практике действует только мораторий на исполнение смертного приговора. Вопреки рекомендациям по УПО, в действующем Уголовном кодексе РК и в проекте нового УК РК сохранился расширенный круг преступлений, по которым возможно наказание в виде смертной казни.

Свобода от пыток и других видов жестокого обращения и наказания:

По этому разделу страна получила десять рекомендаций. Из них три касались создания Национального превентивного механизма в соответствии с Факультативным протоколом к Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (ФП И КПП). Данные рекомендации были выполнены РК, но созданный НПМ не в полной мере соответствует требованиям, закрепленным в ФП к КПП.

Права профсоюзов:

Продолжается практика воспрепятствования деятельности независимых профессиональных союзов. Она выражается в виде отказа в государственной регистрации профсоюзов, увольнения и уголовного преследования профсоюзных лидеров, неисполнения или отмены заключенных на предприятиях коллективных договоров.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?