По лекалам и без

В ЮКО создана уникальная для страны инфраструктура поддержки предпринимательства

По лекалам и без

Стандартная картинка инновационного проекта выглядит так: частный бизнес внедряет эксклюзивный (высокотехнологичный) продукт, который сам себе создает нишу на мировом рынке и приносит в первые годы существования значительные прибыли основателям. Однако подобное представление порождает две недосказанности, требующие внесения ремарок, без которых понятие инновационности беднеет.

Первая состоит в том, что инновационными могут быть не только продукты, но и процессы. Внедрение новых процессов при старой линейке продуктов порой дает эффект более сильный, чем новый продукт при старом бизнес-процессе. Суть второй ремарки — инновации успешно внедряются как частными субъектами бизнеса, так и государственными системами. Если эффект от внедрения у первых состоит в росте их прибыли и увеличении общественного блага, то у вторых инновации меняют среду, в которой находятся все население и бизнес, спрос и предложение, создавая или улучшая институты.

Одна из подобных институциональных государственных инноваций — система поддержки и развития предпринимательства, которая была сконструирована в последние несколько лет в Южно-Казахстанской области. Создали ее местные органы власти, замкнув на себе инфраструктурные проекты, финподдержку, консалтинговую помощь и ответственность за развитие бизнеса.

Стоит заметить, что эта система была в основном сконструирована незадолго до запуска ГПФИИР, но успех индустриальной мегапрограммы в ЮКО — прямое следствие эффективности именно этой конструкции, к которой сегодня присматриваются на республиканском уровне. Корреспондент «Эксперта Казахстан» ознакомился с этой системой и понял, почему модель развития бизнеса с единым администратором и ответственным в казахстанских условиях неизменно эффективнее модели, когда инструменты распылены между несколькими институтами.

Всем свою зону

Специальная экономическая зона (СЭЗ) «Онтустик» в следующем году отметит десятилетие работы. Шымкентская СЭЗ отличается от других подобных зон в РК своей узкой специализацией — она предназначена исключительно для проектов легкой промышленности. Именно им предоставляются традиционные для СЭЗ льготы — обнуление налога на имущество, земналога, корпоративного подоходного налога до 2030 года и освобождение от ввозной таможенной пошлины на сырье и оборудование.

Активное заполнение зоны площадью в 200 гектаров началось сравнительно недавно и пока в СЭЗ свободно 43% площади. Из 20 стоящих на балансе инвестпроектов (общая стоимость — 181 млрд тенге — 1 млрд долларов) к этой осени заработали семь, общая сумма вложений в которые составляет 13,6 млрд тенге. Учитывая, что государственные инвестиции в создание зоны оцениваются в 8,2 млрд тенге, СЭЗ «Онтустик» уже перевалил черту разделения проектов на «в целом успешные» и провальные.

Если СЭЗ — это проект республиканского масштаба (такие зоны курирует сам президент), инициатива открытия индустриальной зоны (ИЗ) «Онтустик» (занимает 337 гектаров на территории бывшего фосфорного завода) исходила от акимата региона. Руководство республики как раз запустило ГПФИИР, а вместе с этой программой предложило ряд инструментов поддержки предпринимателей.

Главное отличие ИЗ от СЭЗ — в промзоне не предусмотрено никаких льгот по таможенным пошлинам. Строительство зоны началось в 2010 году, с 2011‑го ИЗ начала заполняться и сегодня на сто процентов забита проектами. «Площадь полностью обеспечена инфраструктурой — электроснабжением (сети и подстанции), водоснабжением, газоснабжением, канализацией, ливневыми стоками, накопителями воды, внутренними асфальтированными дорогами. Есть еще шесть железнодорожных тупиков, которые принадлежат частным лицам»,— рассказывает директор индустриальной зоны «Онтустик» Мухтар Турабеков.

За это время построено четыре очереди инфраструктуры, строительство которых обошлось в 4,9 млрд тенге. Мощность доступной газоснабжающей сети — 25 тыс. кубометров в час. К индустриальной зоне уже подведено 28 МВт электрической мощности, предстоит расширение мощности до 48 МВт. Всего очередей планируется пять, и в последнюю (ее строительство заканчивается в 2015–2016 годах) планируется инвестировать еще около 2 млрд.

Из 337 гектаров 282 отведены под проекты — их в ИЗ реализуется 68, остальная площадь находится под объектами инфраструктуры. Общая стоимость этих проектов — 76,2 млрд тенге (420 млн долларов). К началу 2014 года из 68 проектов, представленных шестью отраслями обрабатывающей промышленности — стройиндустрией, резинотехнической промышленностью, машиностроением, химпромом, легкой промышленностью и металлургией — введен в эксплуатацию 31, куда было инвестировано 15 млрд тенге. Из планируемых 6,5 тыс. рабочих мест уже создано 2,3 тыс. «Участки распределялись всем желающим, у кого был на руках промышленный проект и желание работать,— делится г-н Турабеков. — Сюда шли в основном местные предприниматели».

Позитивный опыт шымкентской индустриальной зоны (на каждый бюджетный тенге, вложенный в инфраструктуру ИЗ, удалось привлечь три тенге от частника, а если план по проектам будет полностью реализован, то соотношение бюджетных и частных инвестиций станет 1/11) теперь тиражируется по всей области. Последние два года облакимат выделяет площадки под промзоны во всех районах региона. Всего планируется создать 40 индустриальных зон, общий объем инвестиций в которые должен составить 61 млрд тенге (вместе с ИЗ «Онтустик» — 137 млрд).

На пионерской шымкентской ИЗ, где уже закончилась стадия строительства и стартует эксплуатационный период, а дирекция зоны трансформируется в управляющую компанию (УК), УК займется организацией эксплуатации инфраструктуры и ремонтно-восстановительных мероприятий на объектах ИЗ, будет предоставлять коммунальные и сервисные услуги компаниям внутри зоны. По плану УК должна выйти на прибыль через три года. Зарабатывать она будет как на эксплуатационных, так и на строительных услугах, а также на аренде складов и складских помещений и хранении грузов. В перспективе трех-пяти лет одна компания будет управлять всеми ИЗ, в том числе региональными.

«На первом этапе была задача создать привлекательную для инвесторов площадку, и мы ее создали. Теперь задача меняется — необходимо сделать из площадки эффективную управляющую компанию, поддерживающую инфраструктуру в стабильно рабочем состоянии как можно дольше — не менее 20 лет»,— подчеркивает г-н Турабеков.

Максимум покрытия

Производственные площадки — это только часть среды, способствующей развитию предпринимательства. В случае с ЮКО решающую роль играют институты развития, которые были фактически воспроизведены местным акиматом по образу и подобию республиканских. Но местные институты, во всю использующие тесный контакт с ведомственными управлениями на областном, городском и районном уровнях, показывают более глубокое проникновение в предпринимательскую среду, следовательно, более высокую эффективность.

Одним из финансовых институтов развития является региональный инвестиционный центр (РИЦ) «Максимум». РИЦ — это смесь форматов (с поправкой на масштабы) Банка развития Казахстана, фонда «Даму», «КазАгроФинанса» и «БРК-Лизинга», существующая параллельно и в одной среде с филиалами этих институтов в ЮКО. Центр был создан в 2009 году облакиматом. Приоритетными для финансирования центром являются проекты Карты индустриализации, а также проекты АПК.

«Поначалу мы никак не ориентировались на ГПФИИР, учреждение центра было продиктовано исключительно внутриобластными предпосылками: назрела необходимость льготного кредитования местных товаропроизводителей»,— рассказывает Мадина Бактыбаева, заместитель председателя правления РИЦ «Максимум», добавляя, что 95% проектов, профинансированных компанией, располагаются в сельской местности. К сожалению, БВУ не торопятся кредитовать селян, поскольку у тех слишком слабые по их меркам залоги, поэтому акимат создал РИЦ и фондирует его из бюджета, требования которого мягче, чем у банков.

Направлений работы, которые ведет РИЦ, три: микрофинансирование и кредитование (под 7–8% годовых), а также лизинг. Такая структура компании сложилась в первый же год деятельности. Кредиты до 12 млн тенге (66 тыс. долларов) дает «дочка» РИЦ — микрофинансовая организация «Ырыс»; заимствования свыше этой суммы «Максимум» предоставляет по своим каналам.

Если кредитование РИЦ предоставляет напрямую и через МФО, то лизинг только финансирует: лизингополучатель сам выбирает себе лизингодателя и технику в любой из стран мира, приносит проект в центр, и в случае одобрения РИЦ заключает трехсторонний договор. Лизингодатель берет у лизингополучателя 30‑процентный авансовый платеж, а остальную сумму финансируют по каналам РИЦ. Таким образом, элементы структуры взаимодополняют друг друга.

Всего за пять лет институт профинансировал 9,6 тыс. проектов МСБ на почти 25 млрд тенге (140 млн долларов), создав 31,5 тыс. рабочих мест. На август этого года кредитный портфель РИЦ весил 6,9 млрд тенге, портфель его «дочки» — «Ырыса» — 5,4 млрд.

Стандартная схема работы «Максимума» выглядит следующим образом. Создается группа сотрудников РИЦ, представителей управлений акимата, иногда к ним присоединяются оценщики. Группа выезжает во все районы области, даже в ее самые отдаленные части, общаясь с местным бизнесом и отбирая перспективные проекты на месте. Специалисты оценивают не только конкретные проекты, но и потенциал района для самого широкого круга нишевых и системообразующих бизнес-проектов. Департамент стратегии РИЦ при поддержке управления сельского хозяйства области генерирует проекты, которые могли бы заполнить пустующие ниши, создать необходимые системные связи. К примеру, сейчас РИЦ занят открытием молокоприемных пунктов и сельских потребительских кооперативов по всей области. Казалось бы, здесь РИЦ вступает в конкуренцию с таким центральным институтом развития, как «КазАгро». Но в РИЦ объясняют, что конкуренции нет. Госхолдинг по такой модели не работает: они взаимодействуют с клиентами только тогда, когда те приходят в «КазАгро» сами.

Финансовые средства РИЦ получает у акимата напрямую. В центре готовят финансово-экономическое обоснование (ФЭО) плана деятельности на следующий год. Подробно указываются направления и объем денежных средств. Защита плана происходит в облмаслихате, после одобрения которого уставной капитал РИЦ пополняется на «защищенную» сумму. Деньги из акимата приходят не на расчетный счет компании, а в казначейство, которое отпускает их согласно ФЭО конечному заемщику.

«Максимум» — активный участник госпрограмм, в рамках которых предпринимателям выделяются дешевые деньги (с 2011 года по этой линии всего привлечено 4,2 млрд тенге — 23 млн долларов). МФО «Ырыс» выиграла право осуществлять финансовую часть программы развития моногородов на территории ЮКО. «Ырыс» получила 350 млн тенге (2 млн долларов), предназначенных для развития малого предпринимательства в Кентау: «дочка» РИЦ будет выдавать их под 7%.

РИЦ заинтересован в сотрудничестве с республиканскими институтами развития. «Наши требования по залогам немного мягче, чем у “КазАгроФинанса” (КАФ), впрочем, мы и с ними работаем в рамках софинансирования: 15 процентов финансируем мы, 15 — КАФ. Это происходит в случаях, когда у нас или не хватает собственных средств, или клиент целенаправленно желает профинансироваться в КАФ,— рассказывает г-жа Бактыбаева. — С “Даму” мы бы также хотели работать совместно, но пока мы только на стадии переговоров о формате сотрудничества. Большая часть предлагаемых фондом программ для нас очень интересна».

Помимо озвученных направлений деятельности РИЦ выполняет роль приакиматовской структуры специального назначения, способной выполнять задачи, на которые у акимата не хватает компетенций или полномочий. Специалисты РИЦ создали Центр обслуживания предпринимателей (ЦОП) и региональный центр ГЧП — «ГЧП Эксперт», отстроили все процессы в этих структурах и передали их акимату.

«Государственно-частного партнерства как института не существовало в ЮКО. Теперь есть организация, которая способна обеспечивать аналитическое сопровождение такого сотрудничества. Управление экономики области направляет проекты для экспертизы в центр ГЧП, по заключению этого центра из бюджета выделяются деньги на реализацию проекта. “ГЧП Эксперт” сегодня вышло на самоокупаемость. ЦОП, работающий также по госзаказу, сосредоточен на большом спектре услуг, от обучения до консультативной поддержки предпринимателей,— поясняет наш собеседник. — Для обоих центров мы разработали пятилетние планы развития, заложили издержки на создание этих структур, детально рассчитали их бюджеты на первые три месяца. Мы запустили оба центра, а спустя три месяца они были переподчинены управлению предпринимательства акимата ЮКО. Такая работа тоже в нашей компетенции, ведь ключевой индикатор нашей деятельности — создание рабочих мест».

Энергия «одного окна»

В просторном операционном зале ЦОП (он, и правда, очень похож на ЦОН — столы располагаются по кругу, пронумерованы, в центре диванчики для ожидающих своей очереди клиентов) четыре отдела. Столы с первого до десятого занимает отдел по оформлению разрешительных документов. Сюда предприниматель может сдать требуемые для получения разрешений документы с доверенностью на сотрудника отдела, который самостоятельно обойдет все госорганы, от которых требуется добро на открытие бизнеса или реализацию проекта, и поможет предпринимателю преодолеть административный барьер. С десятого по двадцатый принимают специалисты по работе с госпрограммами. Они помогают бизнесмену подобрать оптимальные инструменты развития исходя из специфики его бизнеса, размеров и возможностей.

«Значительно сократились сроки разрешительных процедур. Немаловажный аспект — сокращение коррупционной составляющей: нет контакта предпринимателя с госорганом,— рассказывает директор ЦОП Бауыржан Омарбеков.  — Что же касается консультаций относительно условий госпрограмм, то наши специалисты хорошо знакомы со всеми инструментами развития, предлагаемыми как на центральном, так и на региональном уровнях. Они объясняют, какой из инструментов логичнее использовать в текущем проекте предпринимателя, какой может пригодиться ему в перспективе. Предпринимателю достаточно только прийти к нам со своей идеей, и его направят по тому пути, где он может получить больше преференций и субсидий». В ЦОП представлены все ведущие банки второго уровня и институты развития.

Третье направление — отдел консалтинга, который помогает составлять бизнес- и маркетпланы, подыскивает подходящее для проекта оборудование и сырье. Это направление работает уже пять месяцев, за этот срок подготовлено 14 бизнес-планов, половина которых уже внедрена.

«Наше четвертое направление — четвертое хронологически, но первое в логической цепочке взращивания бизнеса — школа предпринимательства. Там мы в игровой форме обучаем действующих и начинающих бизнесменов. Начинающих мы учим вести бухгалтерию и налоговую отчетность, а также стараемся прививать предпринимательскую психологию,— рассказывает г-н Омарбеков. — Для начинающих, еще не определившихся с профилем деятельности, организуются выездные мастер-классы на действующих предприятиях и в хозяйствах. Там у них есть возможность выбрать дело по себе».

ЦОП работает по заказам, которые распределяются как из облакимата, так и по линиям «Даму». Однако проводить аналогии со структурой «Даму» в ЦОП отказываются, поскольку фондом развития предпринимательства поддержка оказывается только в рамках реализации проектов «ДКБ-2020», тогда как в ЦОП работают со всеми проектами и по всем госпрограммам, от стадии получения разрешительных процедур до выпуска маркетплана.

Целевая аудитория ЦОП сужена до сегмента МСБ, и специалисты центра отмечают, что потребности малого бизнеса и среднего могут заметно разниться.

Например, в помощи в разработке планов работы и сбыта более всего заинтересован малый бизнес, а услуги по оперативному получению разрешений пользуются спросом у средних компаний. Впрочем, как показывает практика, эффективный контакт с госорганами и монополистами — поставщиками воды, газа, электроэнергии — не налажен ни у малых, ни у средних компаний.

«По закону все должно оперативно работать, а на практике получить разрешение предпринимателю оказывается невероятно сложно. Беспроблемная выдача техусловий для подключения к электроэнергии при всей внешней простоте процесса едва ли возможна. Раньше монополисты ссылались на отсутствие мощности. Но мы через акимат запросили данные о располагаемой свободной мощности. Теперь на их возражение о дефиците мощности мы энергетикам показываем их же карту распределения мощности и доказываем, что она в указанном месте все-таки есть. Они начинают “крутить”: мол, это условно занятая мощность — кто-то занял ее три года назад, но так и не воспользовался. Мы заставляем монополиста освобождать эту мощность и предоставлять ее тому, кто уже сегодня готов работать, а не ждет три года»,— рассказывает директор ЦОП.

Исполняющий роль масла между бюрократическими шестеренками и катализатора реакции инструментов поддержки и предпринимательских идей в бизнес-среде ЦОП — структура, тиражируемая по всему региону: в этом году акимат решил распространить практику ЦОП в каждом районном центре области. Для учреждений строятся здания по типовым проектам, в которых будет воспроизведена структура шымкентского ЦОП. В каждом районном центре предусматривается место для сотрудника Нацпалаты предпринимателей, клерков из местных управлений промышленности и сельского хозяйства. «Если центры поддержки предпринимателей при “Даму” к нам присоединятся, мы будем очень рады работать вместе»,— признается Бауыржан Омарбеков. Тогда идея ЦОП как органа, собравшего все структуры, ответственные за развитие бизнеса в одном месте, воплотится в полной мере, как и принцип «одного окна».

Full contact с инвестором

Еще один региональный институт развития — «Шымкент Инновация» — был создан в мае 2012 года при социально-предпринимательской корпорации (СПК) «Шымкент». Целью компании изначально было стимулирование инновационной активности и трансферта технологий. С момента открытия компании в нее от СПК перетек центр обслуживания инвесторов, и теперь у компании два направления: привлечение инвестиций и инновационный блок.

«Образно говоря, сегодня мы фронт- офис акимата в части привлечения иностранных инвестиций. Параллельно мы ведем инновационные проекты, которые инициируются изобретателями в ЮКО или из-за рубежа. Но надо сразу сказать: у нашей компании нет собственных средств для вхождения в основной капитал бизнеса. Наше действие ограничивается аналитико-информационной поддержкой,— признается директор компании Досбол Кушербаев. — Если мы видим какую-то нишу, которую можно заполнить, мы ищем технологию, которая позволяет это сделать, и предлагаем ее для освоения нашему бизнесу».

«Шымкент Инновация» — тот самый орган, который проводит форумы и road show для местных бизнесменов за рубежом (как в странах ТС, так и в дальнем зарубежье — в Западной и Юго-Восточной Азии, странах Западной Европы — всего за два последних года проведено 50 road show в рамках 17 бизнес-форумов), помогает завязать южноказахстанскому бизнесу контакты и сотрудничество как с иностранным бизнесом, так и торгово-промышленными палатами других стран, казахстанскими торгпредствами за границей. «Каждый из сотрудников ведет ежедневную переписку с представителями компаний, с которыми мы успели установить контакты»,— рассказывает наш собеседник. Результат этой работы — 29 реализуемых сегодня инвестпроектов, общий объем инвестиций по которым составляет 1,2 млрд долларов. В том числе сборочные автопроизводства, текстильные фабрики, фармкомплексы, солнечные электростанции.

«У нас есть перечень из 95 проектов, которые мы разделили на три группы, условно по 30 штук,— рассказывает Досбол Кушербаев. — 30 реализуемых уже сегодня, 30 проектов, о реализации которых мы успели только договориться с инвестором и заключить меморандум, остальные 30 — это те проекты, в которых инвесторы выразили интерес поучаствовать, но до меморандума пока дело не дошло».

Помимо контактов с частным иностранным бизнесом «Шымкент Инновация» от лица акимата работает с международными институтами развития, Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) и Исламским банком развития (ИБР), которые предоставляют финансирование под общественно-полезные инфраструктурные проекты. В Шымкенте таких намечается несколько: модернизация системы уличного освещения, внедрение системы электронных платежей в общественном транспорте, модернизация автобусного парка города. Ожидается, что оба проекта профинансирует ЕБРР. В перспективе через этот банк область надеется получить средства на модернизацию шымкентского аэропорта, на реконструкцию системы теплоснабжения Шымкента и Кентау и другие похожие проекты.

Стратегии деятельности компании в «Шымкент Инновации» намеренно не составляют: «У нас есть два направления плюс работа, которую нам время от времени передают из акимата и СПК. Изменения происходят так быстро, что смысла делать полноценный план развития с индикаторами на пять лет просто нет, — убежден г-н Кушербаев. — Реорганизуются госорганы, возникает потребность в новых инструментах и подходах. Поэтому будущее нашей компании я вижу в интенсивной работе по обоим направлениям — и инвестиционному, и инновационному».

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?