Гособлако в штанах

G-Cloud предстоит стать драйвером казахстанского IT-рынка

Гособлако в штанах

Любой рынок нуждается в оценке и мониторинге. К рынку информационных технологий отношение особенное, так как без понимания, в каком направлении развиваются IT сегодня и что будет происходить завтра, ставить задачи ни бизнесу, ни государству невозможно. Одной из ведущих мировых компаний, специализирующихся на исследованиях рынка и консалтинге в IT, является IDC, офис которой работает в Казахстане с 2007 года. На вопросы о том, чем живет IT-рынок в стране и в мире, ответил региональный директор IDC в Центральной Азии Андрей Беклемишев.

Ассортимент в зачатке

— Андрей, как себя чувствует казахстанский IT-рынок в этом году?

— В целом мы наблюдаем снижение темпов роста, а в некоторых сегментах падение. На замедление темпов роста повлияла общая экономическая ситуация и в первую очередь девальвация. Многие бюджеты, особенно бюджеты государственных органов, были заложены в тенге, а международные вендоры цены устанавливают в долларах, особенно это касается оборудования. В долларовом выражении рынок IT в 2014 году сократится, но не более чем на пять процентов. В тенге тем не менее будет рост.

Мы ожидаем, что в ближайшие годы темпы роста увеличатся, потому что крупные проекты, такие как EXPO-2017 или Универсиада, никто не отменял. Мы не представляем себе, что произойдет существенное сокращение бюджетов этих проектов, со следующего года начнется закуп под них. Плюс у государства есть инициативы по развитию казахстанского IT-рынка, и оно очень серьезно движется в этом направлении. Что тоже будет стимулом развития рынка.

Прогнозная цифра на 2014 год — 2,1 миллиарда долларов, но этот прогноз мы делали по окончании второго квартала, и по результатам третьего квартала мы его пересматриваем.

— Какова структура продаж по секторам на сегодня? Какие изменения произошли в структуре за последние пять лет?

— Если говорить о казахстанском IT-рынке, то около 80 процентов приходится на «железо», остальное — софт и услуги, примерно по 10 процентов. Однако в последние годы доля услуг растет — с 9 до 11 процентов, что и должно происходить. На развитых рынках примерно половину рынка занимают ИТ-услуги. «Железо» занимает около 20 процентов, но это не значит, что на оборудование мало тратят, просто услуг потребляют больше. Внутри «железа» мы тоже видим перераспределение — меньше десктопов, чем у нас, меньше серверов в корпоративном сегменте, потому что больше компаний уходят в «облака». На зато более дорогие серверы покупают дата-центры.

— В чем мы отстаем? Какие услуги не представлены или представлены недостаточно в Казахстане?

— В целом у нас все услуги представлены, просто они в зачаточном состоянии. Я думаю, что в РК единицы клиентов перешли на полный IT-аутсорсинг. «РД “КазМунайГаз”» очень близка к этому. Они все отдали подрядчикам. Разак Карсакбаев, CIO этой компании, от сообщества IT-менеджеров получил награду лучшего IT-менеджера, поскольку его компания смогла реализовать переход на аутсорсинг.

В группе «Самрук-Казына» услуги аутсорсинга может оказывать «Казахтелеком». ИТ — непрофильное направление для РД КМГ, менеджменту гораздо проще ставить стратегические задачи, CIO понимает, как эти задачи переложить на IT, и он формулирует их для сервисной компании, которая должна предложить способ, как это сделать. И когда этот сервисник станет оказывать услуги не одной, а десяти компаниям, он будет учиться на своем опыте и совершенствоваться. Чем больше у сервисной компании разностороннего опыта, чем с большими проблемами она сталкивается, тем качественнее у нее экспертиза.

Кроме того, для большего количества клиентов эта услуга становится дешевле. То же самое мы наблюдаем при строительстве дата-центров: для большего количества клиентов услуги становятся дешевле, что позволяет двигать рынок.

— Почему рынок услуг у нас в зачаточном состоянии? И когда пойдет скачок объемов?

— Он уже происходит, но я не могу сказать, когда явление станет массовым. Во-первых, предложение должно быть и его должно быть много. А сейчас его мало. В целом аутсорсинговый бизнес в Казахстане ждет, когда придет клиент и скажет: дайте мне такую-то услугу. При критической массе они эту услугу запустят, но это новая услуга и надо формировать рынок.

Конкретный пример: MS Office 365 — вы не платите за лицензию, вы платите абонентскую плату. Это значит, что нет инвестиций в единовременную лицензию, а она дорогая. Например, профессиональный пакет Office стоит 400–500 долларов. Абонентская плата же составляет 100 долларов в год, есть и более дешевые версии. При этом у вас всегда будет последняя версия, а в случае покупки пакета ваша версия устареет года через три с выходом следующей.

Нужно объяснять нашим компаниям, что IT-услуги у нас есть, и надо убедить бизнес их использовать. У компаний могут появиться опасения, что файлы будут храниться непонятно где и их можно украсть. Нужно убедить рынок: шансов, что в «облаках» с файлами может что-то случиться, гораздо меньше, чем на собственных серверах.

Я думаю, процесс перехода в «облака» будет ускоряться, потому что «Казахтелеком» создал всю инфраструктуру для этого и уже начал предоставлять услуги большим корпоративным клиентам. Как только появятся первые истории успеха, дальше пойдет тиражирование, и каждый предприниматель посчитает и поймет, что это выгодно.

— Если сравнивать отечественный IT-рынок с постсоветским пространством или с Восточной Европой, как бы вы оценили наш уровень развития?

— В развитии IT-рынка мы отстаем от России, а Россия отстает от Восточной Европы, не всех стран, а двух лидеров Восточной Европы — Польши и Чехии.

Жизнь в эпоху перемен

— IDC изучает технологии и тенденции IT-отрасли на всех уровнях. Что вы можете сказать о текущем состоянии информационных технологий?

— На всех наших мероприятиях, во всей нашей аналитике мы говорим о технологиях третьей платформы. Это означает, что с 2012 года у нас кардинально поменялись драйверы затрат на IT. По нашим оценкам, с 2012 по 2020 год около 90 процентов затрат на IT будут формироваться технологиями, которые практически до этого не покупались.

Если раньше основные расходы приходились на ПК, серверы, печатные устройства и сети, то начиная с 2012 года лидерство захватили четыре новых технологических направления — аналитика больших данных, социальные сети или бизнес, основанный на этих сетях, мобильные технологии и «облака».

Смену парадигмы IT-рынка мы наблюдаем по всему миру. В Казахстане тоже происходят изменения, но какие-то вещи приходят с задержкой, например, не так быстро внедряются облачные технологии. Глобально, особенно в развитых странах, «облака» — это большие бюджеты. Более того, мы видим, что компании от малого до крупного бизнеса уже начинают отказываться от собственной IT-инфраструктуры и переходят в «облака».

Малому бизнесу это проще сделать. Если речь идет о компании в 15 человек, то мы можем сказать, что раньше она покупала сервер, простейший документооборот, почтовый сервер, где-то размещали сайт и хранили документы, то теперь облачные технологии предлагают все это в одной упаковке. При этом не возникает вопроса о капитальных затратах на покупку сервера, прокладку сети и т. д. Компания заводит канал связи, ставит точку Wi-Fi, и весь офис имеет доступ к сети и к файлам, и самое главное, за все вышеперечисленные услуги нужно платить только ежемесячную абонентскую плату. Для растущих компаний это очень важно: нет капитальных затрат и не надо содержать айтишника, который будет поддерживать IT-инфраструктуру компании.

Если говорить о крупных компаниях, то у наших IT-директоров есть некоторые опасения по поводу «облаков», но более продвинутые из них говорят о том, что на самом деле рисков гораздо больше, когда вся IT-инфраструктура находится внутри компании.

— Не получится ли так, что при переходе на облачные технологии высвободится рынок специалистов?

— Скажем так, произойдет перераспределение ресурсов. Люди перестанут работать внутри компаний и начнут работать на сервис-компании. Если говорить о развитии казахстанского IT-рынка, то оказывать данные услуги будут сотрудники наших же компаний. Рынок перераспределится с «железа» на услуги. И в плане развития местного рынка все IT-услуги, которые оказываются здесь в Казахстане, будут иметь прямое отношение к казахстанскому ВВП.

— В связи со сменой технологической парадигмы будет ли как-то перераспределяться производство «железа»?

— Когда мы говорим о третьей платформе, мы не говорим, что 90 процентов закупов будет формироваться новыми технологиями, мы не говорим, что на старые технологии перестанут тратить. Может быть, немного меньше, плюс где-то идет удешевление продукции, в то же самое время происходит переход с ПК на планшеты и смартфоны — мы это наблюдаем и на глобальном рынке, и в Казахстане. Сначала был переход с десктопов на ноутбуки — доля десктопов снижалась, доля ноутбуков росла. Сейчас мы наблюдаем снижающуюся долю ноутбуков и растущую долю планшетов.

Мы не считаем, что люди отказались от ноутбуков и перешли на планшеты. Очень часто планшет идет как дополнительное устройство. Но есть сегмент потребителей, использующих планшет без ноутбука. У планшетов существенно расширилась линейка, к ним можно подключить клавиатуру. В корпоративном сегменте мы заметили переход на планшеты топ-менеджмента и работников, не привязанных к рабочему месту. Потому что это те же данные и те же приложения. Среди домашних пользователей есть сегмент, который не нуждается в ноутбуке. Это видно в сегменте старшего поколения, потому что сенсорный интерфейс более интуитивен. То же самое видно и у детей — не факт, что подрастающее поколение будет пользоваться ноутбуками.

Мы видим прорыв в области распознавания речи. Я уже могу сказать, что когда мои дети будут учиться в университете, им клавиатура не будет нужна. Любые тексты они смогут набирать через голос. Идет пересечение двух основ третьей платформы — мобильности и «облаков». Например, самообучающийся сервис Apple Siri работает из «облака». Он постепенно узнает ваш голос, понимает, что, когда и в каком контексте вы говорите. У нас этот сервис не работает, но дети, которые пользуются этим помощником, за время, когда они поступят в институты, будут иметь в своем распоряжении записи всего, что они говорили. Записи хранятся на серверах Apple, за это время помощник этого человека будет настолько хорошо знать, что будет читать его мысли. С 2020 года произойдут такие изменения, когда с вашим помощником начнут общаться холодильник, телевизор, система управления домом и так далее.

Иногда становится страшно от того, что вся информация хранится в «облаке» машин. Но это то, к чему мы движемся. И с каждым обновлением охват услуг становится больше и шире. Здесь уже происходит пересечение больших данных, мобильных технологий и «облаков».

Как управлять государством из «облака»

— Известно, что наше государство активно проводит работу по строительству государственной облачной инфраструктуры. IDC довольно плотно сотрудничает с государственными и окологосударственными ведомствами.

— В государстве идет речь о создании «гособлака», которое будет оказывать услуги государственным органам. Происходит сокращение издержек на IT-инфраструктуру каждого ведомства и создание одной мощной инфраструктуры, в которой каждое ведомство может работать. Здесь вопросы безопасности существенно возрастают, потому что данные будут проходить по каким-то каналам связи. Соответственно, затраты на информбезопасность госорганов будут расти гораздо быстрее, чем затраты на IT в целом. Уже идет речь о том, что переход на G-Cloud подымет рынок на новый уровень.

— Как вы оцениваете ход этой работы?

— В целом уровень подхода к IT в госорганах поднялся качественно. Тот факт, что речь идет о внедрении таких технологий, как государственное «облако», уже говорит о некой зрелости, потому что могли продолжать, как раньше, обновлять парк серверов, компьютеров и тому подобное. Все базы будут находиться в одном дата-центре, не надо по каналам связи куда-то бегать.

— Расскажите подробнее, каким образом гособлако подымет рынок на новый уровень и каковы показатели этого нового уровня. В чем это может выражаться?

— Как я уже говорил, сейчас казахстанский рынок IT — это на 80 процентов рынок оборудования. IT-услуги занимают около десяти процентов. Двигателем рынка в будущем будут именно IT-услуги, это мы наблюдаем по всему миру. G-Cloud — это и есть те самые IT-услуги, которые будут предоставляться государственным органам. Последние несколько лет мы наблюдаем рост доли услуг в структуре IT-рынка, далее эта доля будет продолжать увеличиваться. Если говорить о показателях, то темпы роста сегмента услуг при благоприятной экономической ситуации будут около 20 процентов в следующие два-три года, что на фоне сокращающегося объема рынка оборудования будет выглядеть впечатляюще.

— IDC не первый год проводит конференцию IDC Government Innovation Technologies, посвященную проблемам повышения государственной эффективности. Какие вопросы подниматься будут на конференции в этом году?

— В целом вопросы те же. Мы будем говорить об «облаках», больших данных, об информационной безопасности. Но с учетом специфики государственных органов и национальных компаний.

— В чем эта специфика?

— Во-первых, сам процесс бюджетирования у государства и бизнеса разный. Когда в государственном секторе что-то спланировали и заложили деньги на реализацию плана мероприятий, государство в первую очередь будет интересовать, как это сделать лучше, качественнее. Бизнес будет думать о том, как сделать необходимый минимум с наименьшими затратами. Я считаю, что государство должно быть экономным, но не должно пытаться сэкономить на всем. Речь идет о безопасности государства и граждан, значит, госуслуги должны быть в первую очередь оказаны качественно, максимально удовлетворив потребителя, то есть гражданина.

У бизнеса может что-то не получиться или конкуренты сделали лучше, ну извините! Государство такого себе позволить не может: «Простите, у нас этот сервис не удался. Вы свои паспорта не можете получить! Ну бывает!» Государство должно гарантировать определенный уровень оказания услуг.

Во-вторых, государство интересуют немного другие технологии. Например, казахстанский бизнес в плане технологий интересует «облако», а государство интересует, как построить это «облако». В госорганах речь не идет о покупке облачных услуг у третьих сторон, например из-за границы. Если бизнес готов купить облачные услуги у Amazon или Google, государство этого делать не должно, в целом, конечно, исключения тут есть. Вопросы информационной безопасности в государстве звучат немного по-другому. Такова специфика. Например, в случае с конфиденциальными данными: нельзя просто посчитать риски и надеяться, что повезет. Если в законе сказано, что должен висеть замок, то он должен висеть.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики