Без будущего

Тяжелые условия в сельских населенных пунктах вынуждают людей переезжать в крупные города в поисках лучшей жизни

Без будущего

Быстрые темпы урбанизации в Казахстане тесно связаны с низким качеством жизни в сельской местности. Если в советское время переселение жителей сел и маленьких городков было вызвано индустриализацией страны, то сейчас главной мотивацией мигрантов является желание покинуть неблагоприятные для жизни населенные пункты.

С одной стороны, внутренняя миграция обусловлена объективной закономерностью развития любого общества — урбанизацией населения, которое получает условия для более удобной и комфортной жизни, с другой — она же становится причиной экономического упадка сельской местности. В Казахстане наблюдается низкий уровень субсидирования и кредитования сельского хозяйства, а в самих периферийных районах плохо развита инфраструктура, сельчане имеют недостаточный доступ к системе социальной защиты, образованию, здравоохранению и питьевой воде. Тяжелое положение сельских регионов страны вынуждает часть людей покидать свои давно обжитые места.

Эта неблагоприятная картина в основном сложилась из-за проведения в республике в начале 1990‑х годов поспешных и не всегда логичных реформ в сельском хозяйстве, радикально перестроивших аграрные отношения. Главным образом реформирование сельского хозяйства страны шло за счет передачи земли в частные руки, сопровождавшееся распадом колхозов и совхозов, что создало целый ворох проблем.

В результате только за текущий год внутренняя миграция увеличилась на 30%. Недавно мажилисмен Нуртай Сабильянов посетовал на то, что в скором времени в казахстанской глубинке будет некому жить и работать, что в целом негативно отразится на развитии региона, предпринимательства и производственной деятельности. По его данным, только за последние 10 лет число жителей Северо-Казахстанской области сократилось на 100 тыс. человек, Восточно-Казахстанской — на 60 тыс., Костанайской — на 35 тыс., Акмолинской — на 15 тыс. человек.

Если люди пожилого и среднего возраста могут прожить за счет пенсий, социальных пособий и подсобного хозяйства, то у молодых людей ситуация более сложная, поэтому большая часть всех внутренних мигрантов в Казахстане — это молодежь в возрасте от 14 до 29 лет.

В поисках лучшей жизни

Причина высокой безработицы на селе проста: при высоком росте рождаемости сельская инфраструктура развивается слабо, во многих селах уже практически нет крупного производства, а среди малых и средних хозяйствующих объектов нет постоянно функционирующего сельхозпроизводства. Если большинство малых населенных пунктов заброшено, то в уцелевших селах имеются следующие проблемы: в некоторых поселениях до сих пор люди пользуются привозной водой и также наблюдается большой недостаток специалистов социальной сферы, что негативно отражается на качестве предоставляемых услуг здравоохранения, образования, культуры и спорта.

«Главной проблемой, которую так и не могут начать решать, является разрыв между селом и городом. Этот разрыв как экономический, так и социальный. Село потеряло свои функции с переходом к новой модели экономики и сегодня больше рассматривается управленцами в Астане как обуза, нежели вспомогательный фактор развития экономики,— отмечает председатель попечительского совета Transparency Kazakhstan Наталья Малярчук. — На протяжении последних лет наблюдается устойчивое снижение жизненного уровня основной части сельского населения со всеми вытекающими отсюда социальными последствиями. Проводимые реформы привели к сокращению объемов производства в сельскохозяйственных предприятиях, хотя средств выделяется достаточно, если смотреть на программы. Новая экономическая модель, внедряемая на селе, приводит к тому, что сельское население оказалось за чертой бедности и основной проблемой для них остается проблема выживания».

Большая часть мигрантов в поисках лучшей жизни стекаются в Атыраускую и Мангистаускую области, а также в Астану и Алматы, но эти регионы не могут предложить им даже необходимый минимум: работу и жилье. В Алматы и Астане нет крупного промышленного производства, а на западе нефтяная отрасль не нуждается в таком количестве рабочих. По сути, у вчерашних сельчан существуют проблемы социальной адаптации к городской жизни и в своем большинстве они представляют маргинальные слои населения. Многие так и остаются в родной стране чужаками и воспринимаются городскими жителями как люди третьего сорта, что нагнетает обстановку.

Только в Алматы за последнее десятилетие возникало более двадцати стихийных микрорайонов, где периодически имеют место акции протеста и стычки жителей проблемных окраин с городскими властями. Стоит только вспомнить события, произошедшие в 2006 году, когда тогдашний аким Алматы Имангали Тасмагамбетов отдал приказ снести незаконные постройки в микрорайонах «Шынырак» и «Бакай», а закончилось все убийством полицейского.

Вместе с тем проблема жилья всегда стояла очень остро. В крупных городах, куда переезжают сельские жители, купить квартиру просто невозможно, а взять кредит, не имея достаточного дохода и залога, и подавно. Понятно, что даже городские жители в большинстве своем не могут позволить себе приобрести собственное жилье, что уж говорить о приезжих.

Существуют также проблемы с регистрацией по месту жительства, которая по Закону о миграции в РК обязательна. И чтобы, к примеру, прописать приезжего в Алматы, необходимо располагать 15 кв. метрами жилой площади на человека, а без прописки нельзя устроить детей в детский сад, в школу, получить бесплатную медицинскую помощь и устроиться на работу.

«Ужесточение штрафных санкций для внутренних мигрантов, проживающих без регистрации, не приводит к снижению миграционных потоков, а лишь способствует росту числа правонарушений и усилению коррупции. Увеличение численности безработной молодежи в городах, недоступность жилья, низкий уровень жизни приводят к росту социальной напряженности,— подчеркивает в своем исследовании “Внутренняя миграция молодежи в Казахстане на примере города Алматы” Меруерт Махмутова, директор Центра анализа общественных проблем. — В Алматы все больше молодых мигрантов — это объективная реальность, с которой необходимо считаться. Их проблемы нужно решать в Алматы, не надеясь вернуть их в села».

Программы не спасают

Нельзя сказать, что государство не предпринимает никаких мер для оздоровления ситуации в сельских регионах. Такая работа ведется весьма активно на государственном уровне, где принимают самые разнообразные по своему охвату и направленности программы. Но другой вопрос в их эффективности. К примеру, хорошо разрекламированная госпрограмма «С дипломом — в село», инициированная в 2010 году молодежным крылом «Жас Отан» при партии «Нур Отан», которая по своему замыслу должна была помочь решить многие социальные проблемы в сельской местности, в частности дефицит квалифицированных кадров.

По этой программе сегодня трудоустроено порядка 30 тыс. дипломированных специалистов. Каждому молодому специалисту оказывается единовременная помощь в размере 70 МРП (1 МРП — 1852 тенге), а также предоставляется бюджетный кредит на строительство или покупку жилья. Сначала программа «С дипломом — в село» охватывала преимущественно бюджетные направления: здравоохранение и образование, а немного позже в список были включены ветеринары.

Директор Центра анализа общественных проблем отмечает, что при отсутствии в сельской местности минимальных удобств и условий для цивилизованной жизни, таких как водопровод, бесперебойная электроэнергия, газ, дороги, интернет, спортивные и культурные объекты, молодежь не будет там оставаться. Даже в том случае, если такая инфраструктура в селах будет создана за счет бюджетных средств, ее необходимо постоянно поддерживать в рабочем состоянии. Положение сельских жителей невозможно улучшить без создания в селах рабочих мест, развития сельского хозяйства и перерабатывающих предприятий.

Увеличение численности безработной молодежи в городах, недоступность жилья, низкий уровень жизни приводят к росту социальной напряженности 

Отрицательные стороны программы «С дипломом — в село» видит политконсультант и исполнительный директор Западного регионального филиала НОФ «Аспандау» Еркин Иргалиев. Он считает, что значительную долю в ней составляет привлечение на село выпускников педагогического профиля. «Но если из-за убыли населения в конкретном поселке школа становится малокомплектной или закрывается, то направленные туда ранее учителя остаются не у дел, вместе с непогашенными кредитами за жилье, а одновременно с закрытием школ окончательно начинает вымирать и все село»,— говорит Еркин Иргалиев.

Но и эта проблема в скором времени должна решиться, по заверениям Министерства сельского хозяйства, которое рассматривает возможность включения в программу агрономов, зоотехников, технологов и других специалистов.

Сама идея программы «С дипломом — в село» по своей сути очень правильная, полагает Наталья Малярчук. Однако общая проблема для всех сегодняшних государственных программ — это отсутствие детализированных планов действий и индикаторов оценки. «Планы в этих программах есть, но они слишком общие. Нет понятных для каждого участника — государство, бизнес, сельчане — инструментов и механизмов участия в предлагаемой программе,— поясняет спикер. — К примеру, от участия в кредитовании государственных программ банки могут получать свою выгоду, но, к сожалению, нет краткосрочных, среднесрочных, долгосрочных целей и результатов. А если нет целеполагания, эффекта ждать не стоит».

В числе госпрограмм, направленных на изменение ситуации в сельской местности, значатся также Стратегия территориального развития РК до 2015 года, которая практически стимулирует внутреннюю миграцию, переселяя людей из депрессивных сел в более благополучные места.

«В аспекте территориального развития необходимо подвергнуть критическому осмыслению продолжающееся господство центростремительных процессов над центробежными, начиная с 1990‑х годов. Причем такой вектор “от периферии к центру” продолжает иметь тотальный характер, включая в себя все ресурсы,— рассказывает г-н Иргалиев. — Например, данный процесс окончательное свое выражение получил в виде известной Стратегии территориального развития РК до 2015 года, где опорными точками развития страны определены всего лишь несколько крупных “опорных городов” — “локомотивов с приоритетным развитием”, куда не попадает большинство областных центров, не говоря уже о более мелких поселениях. В начальный период становления новой экономики, молодого государства, транзитного социума все это имело определенный смысл и оправданную логику. На сегодняшний же день в регионах очевидны негативные эффекты политики центростремительного развития страны в ущерб регионам».

По его словам, этот центростремительный вектор развития становится угрозой национальной безопасности уже в силу внешних обстоятельств. «Во-первых, это “крымско-донбасский фактор”, который заставляет уделять первостепенное внимание приграничным регионам. Во-вторых, начинающаяся тенденция падения цен на нефть, что требует переключения на развитие реальной несырьевой экономики, ориентированной на децентрализацию и более гибкое управление»,— замечает эксперт.

Или, например, реализация «Государственной программы развития сельских территорий Республики Казахстан на 2004–2010 годы» привела к прекращению финансирования многих «сельских населенных пунктов с низким потенциалом развития». Вследствие этого количество сел в обозначенный период сократилось на 540 единиц. Разработчики данной программы обошли стороной проблемы обустройства и трудоустройства переселяемых на новое место сельских жителей.

Фактически принятая в 2011 году госпрограмма «Развитие регионов» продолжает начатое, где при финансировании учитывается степень возможности экономического потенциала сельского населенного пункта. Одновременно с этой программой приняты изменения в Закон РК «О миграции населения», где предусматривается квота для переселенцев. Они будут получать единовременное пособие, покрывающее затраты на проезд к новому месту жительства, а также льготные кредиты для строительства или покупки жилья. Процедура статуса переселенца будет применяться с 1 января 2015 года.

Одно ясно, что законы в этой сфере должны приниматься синхронно не только с молодежной, социальной или образовательной политикой, но и индустриальной, энергетической и транспортной политикой государства.

Читайте редакционную статью: Оставить надежду

Нецивилизованные села

Лидер республиканского движения «Болашак» Даурен Бабамуратов, выступая на неформальной конференции ZhasCamp’2014, рассказал аудитории о своем проекте «Просвещение сельской молодежи: 26 аулов за 5 месяцев», который направлен на социальную адаптацию представителей этой группы. В ходе своих поездок в аулы г-н Бабамуратов не раз убеждался, что местное население там совершенно оторвано от цивилизации.

— Какие основные проблемы вы наблюдаете в селах? И какие из них, на ваш взгляд, нуждаются в первоочередном решении?

— В первую очередь, это вопрос образования, о котором так много говорят, но никаких действий толком не предпринимают. К примеру, хорошие преподаватели не хотят ехать в удаленные села, потому что в городе им платят больше. Эту проблему можно было бы решить с помощью внедрения системы электронного обучения e-learning. Не так давно сообщили, что эта программа, на которую потратили миллиарды тенге, провалилась. Но я все же убежден, что через нее, при должном исполнении, разрыв в образовании между городской и сельской школой начнет сокращаться.

Вторая не менее актуальная проблема — вопрос организации досуга. Великий мыслитель аль-Фараби сказал: «Сначала воспитание, после этого — образование. То образование, которое мы даем без воспитания, оно губительно для человечества». Я солидарен с аль-Фараби. В сельских школах, помимо недостатка материальной базы и нехватки квалифицированных учителей, отсутствуют всякого рода кружки и спортивные секции. Так и получается, что по приезде в город молодые люди пополняют ряды маргинальной молодежи. Хорошо, если могут помочь пристроить городские родственники, что сильно развито у казахов, но вечно с ними никто не будет возиться. Тем более, учитывая, что глобализация уже проникает в самые далекие уголки земного шара, в скором времени городские жители не захотят видеть у себя родственников из аулов.

К сожалению, никто не занимается адаптацией сельских жителей, приезжающих за лучшей жизнью в мегаполисы, а это влияет в свою очередь на рост преступности, в особенности на окраинах города, где они и поселяются. Мало того, что с ними не работали там, но и здесь тоже никто не желает им помочь. Пообщавшись с такой молодёжью, мы выяснили, что они не знают ни одной общественной или политической организации, куда могли бы обратиться за поддержкой.

Третья существенная проблема, которая требует к себе должного внимания, заключается в поднятии культуры. В своих рассуждениях мы часто возвращаемся в советское время. И неудивительно: раньше, к примеру, даже для нескольких чабанов, которые пасли скот, отправляли театральную труппу, ставящую несколько постановок. Я не говорю, что нужно сейчас продолжать эту традицию. Нужно просто стараться, чтобы театры со своими гастролями также приезжали туда. Кроме того, функцию культурного воспитания в аулах должны брать на себя Дома культуры, но и это проблемный вопрос. На бумаге они финансируются государством, но на деле во многих аулах на этих учреждениях почти регулярно висит замок. Удивительно, куда уходят выделяемые средства.

Еще некоторые заявляют, что в села незачем проводить интернет и другие коммуникации, поскольку там мало людей. Это ошибочное мнение, потому что по статистике в сельской местности проживает 40 процентов населения Казахстана и оно тоже должно развиваться, получая доступ к информации. Сейчас в школах большинства аулов интернет есть, но скорость чрезвычайно низкая. На одном из выездов в аул мы спросили у одиннадцатиклассника, знает ли он, что такое Google, ответ на этот вопрос был отрицательный.

Из всего, что я перечислил, естественным образом вытекает проблема абсолютной безынициативности и беспомощности сельской молодежи. Она предпочитает уходить от диалога с государственными структурами, не требуя от них исполнения обязательств, потому что, с одной стороны, неграмотна, а с другой — уверена, что никто не поможет. Они даже не знают, кому написать письмо. Неудивительно, ведь встречаются аулы, где жители вообще никогда в глаза не видели своего районного акима.

Поэтому очевидна и абсолютная незаинтересованность, и безразличие к состоянию сел со стороны государственных органов власти. Можете себе представить, мы были в ауле, где деньги на строительство дороги выделялись три раза, но она так и не была построена.

— Расскажите, пожалуйста, о своем проекте «Просвещение сельской молодежи: 26 аулов за 5 месяцев».

— Мы собрали 10 тысяч книг, которые хотели повезти в глухие аулы, где молодежь не имеет возможности читать и покупать такие книги. Это книги казахских классиков, которые мы собирали в течение года. Но мы не нашли понимания ни в департаменте молодежной политики, ни в Министерстве культуры. Зато осуществить проект нам помог фонд «Сорос-Казахстан». Помимо этого мы читали лекции по многим темам, в том числе журналистике, PR, государственной политике. В ходе как раз таки этой поездки мы узнали, что в некоторых аулах молодые ребята до сих пор не знают, что такое интернет. Молодежь оторвана от жизни. Почему-то многие чиновники считают, что молодежная политика — это переезд молодых в города, и на этом все заканчивается. Но мы должны думать об устройстве аулов, чтобы там молодежь оставалась или возвращалась после учебы. К слову, такие в селах еще есть, не все хотят уехать в город, и нужно создавать условия для полноценной жизни в аулах.

— С 2009 года в Казахстане действует госпрограмма «С дипломом — в село», которая по своему замыслу должна была помочь решить многие социальные проблемы в сельской местности, в частности — дефицит кадров. Насколько, на ваш взгляд, эффективна эта программа и как вы оцениваете ее результаты?

— Власти говорят, что эта программа пользуется популярностью среди молодых специалистов. Однако, по моим наблюдениям, такого массового спроса я не замечаю. Во многих аулах днем с огнем не сыщешь этих специалистов. К примеру, на село не поедет учитель музыки или английского языка, так что самой главной проблемой остается малая укомплектованность школ, где либо не преподают такие предметы, либо на них выделяют мизерное количество часов, что сказывается на качестве занятий и на заработной плате. Директора же школ вынуждены находить выход из сложившейся ситуации в том, что просят других учителей преподавать предметы, которые совершенно не совпадают с их профилем.

Другая проблема в том, что в селах почти нет дипломированных агрономов, которые смогли бы поднимать сельское хозяйство. Государству необходимо проводить в этом направлении эффективную политику и отправлять в сельскую местность опытных агрономов, а не делать акцент на педагогах.

Трехступенчатая миграция

Исполнительный директор Западного регионального филиала НОФ «Аспандау» Еркин Иргалиев считает, что пока не решится вопрос с безработицей в селах, говорить о сельской инфраструктуре нет смысла.
— Одно время считалось, что необходимым условием предотвращения оттока молодежи в города является урбанизация села. Так думали в период победившей индустриализации, когда остановился поток управляемой запланированной миграции из села в город и необходимо было остановить обескровливание сельского хозяйства. Считалось, что дотянуть уровень инфраструктуры не так уж и сложно. Проложить дороги, открыть клубы и кинотеатры, провести водопровод и поставить телевышку — и все, готов город-сад. Примеры таких сел и малых городов в Казахстане, которые сегодня пришли в запустение, каждый может увидеть в любом регионе. Сейчас, когда деиндустриализация и глобализация уничтожили целые отрасли промышленности, а безработица охватывает треть молодежи в городах (а на селе более половины), говорить о сельской инфраструктуре нет смысла.Проблема любого населенного пункта — отсутствие рабочих мест. В условиях, когда рабочие места сосредоточены в бюджетной сфере, а семью содержит пенсионер, задача закрепления молодежи в селах потребует огромных вложений и государства, и корпораций. Таких денег нет. Структура экономики в малых городах, а также традиционные способы и сферы сельского хозяйства в Казахстане не могут обеспечить работой те массы молодежи, которые сейчас присутствуют на рынке труда.Основная проблема Казахстана — низкая плотность населения. Без обеспечения приемлемой плотности населения на определенной территории невозможно развивать инфраструктуру, транспорт, промышленность и потребительский спрос. Сейчас мы имеем трехступенчатую миграцию — из села в райцентр, из райцентра в область, из областного центра в Астану или Алматы. Такая миграция создает напряжение для республиканских систем жизнеобеспечения, снабжения, связи и транспортировки. Необходимо создать региональные центры развития, которые притягивали бы межрегиональную миграцию, создавая приемлемую плотность населения в регионах, перехват избыточных миграционных потоков в обе столицы.Очевидно, что многие населенные пункты Казахстана не имеют перспективы развития. Дешевле и эффективнее строить жилье, инфраструктуру, производство в местах с приемлемой плотностью населения и переселять туда жителей отдаленных населенных пунктов. Таким образом, можно решить проблемы трудоустройства, маргинализации, безопасности, урбанизации и логистики.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики