Черный ящик моды

Кроме традиционной любви к черно-белой гамме отечественный дизайн этого сезона отличало пристрастие к принтам

Черный ящик моды

В этом году Kazakhstan Fashion Week отмечала свое десятилетие. На неделе моды прет-а-порте была представлена сезонная коллекция весна-лето-2015. В первый день можно было увидеть работы Айнур Турисбек, Keti Chkhikvadze, Kamila Kurbani, Alex Chzhen, Atelier Artisan, Argentum Kozhageldina, Aya Bapani и LaRiya. Открывшая неделю моды кожаная линия Айнур Турисбек как будто была пронизана эстетикой байкерства и гей-культуры. С одной стороны, надетые на голое тело кожаные платья, доспехи, шорты и трусы, а также водруженные на головы черные мотоциклетные шлемы казались вызывающими и агрессивными. С другой — коллекция была яркой и привлекала внимание как шоу. «Моя линия одежды — это не просто одежда, это концепт с глубоким воплощением жизненных взглядов, духовности»,— говорит о себе модельер. Вопрос — куда надеть подобные наряды? Если кожаные платья для женщин выглядели относительно функциональными, то мужские в этом вопросе явно проигрывали.

Линию грузинки Кэти Чхиквадзе, работающей в Казахстане уже 14 лет, составляли платья бледных оттенков с расшитыми крупным бисером воротниками и свободные балахоны с принтом фламинго.

Основной изюминкой коллекции Камилы Курбани стали принты с видами Алматы, за исключением затесавшегося платья с «Байтереком». Не исключено, что у модельера припасена коллекция с астанинскими новостройками, которая будет представлена на дефиле в северной столице. Девушки и юноши с алматинскими пейзажами на спинах, торсах и сумках вышагивали под ретрошлягеры о любимом городе. Как считают эксперты, это самая молодежная коллекция из всех представленных на открытии. Для моделей Курбани характерны бежево-серые цвета с фотографическими рельефами, исключение составляли несколько ярких нарядов.

Больше, чем совпадение

В целом в первом отделении преобладала черно-белая гамма. Совпадение это или характерная особенность отечественного дизайна — мы спросили у PR-директора казахстанской недели моды Ботагоз Алдонгаровой.

«Для того чтобы увидеть всю палитру, казахстанскую неделю моды нужно посетить от начала и до конца. Традиционно складывается, что в первый день у нас принимают участие дизайнеры, которые представляют вот такую черно-белую гамму. Драматургии и задумки в этом никакой нет. Это совпадение. Есть дизайнеры, которые работают именно в этих цветах. Это Айнур Турисбек или приверженец восточного стиля Алексей Чжен. Далее вы увидите буйство красок и совершенно разные палитры. Нельзя говорить, что один день был вот таким. На самом деле каждую коллекцию нужно воспринимать и рассматривать отдельно. Это самостоятельная задумка: отдельная драматургия, отдельная философия, отдельная музыка, которая специально пишется под коллекцию, это свое шоу. Преобладание черного в одежде — особый стиль, особый шик, востребованной эта одежда является всегда и везде. Это мастерство наших дизайнеров, которые умеют работать с этим цветом и все время предлагают нам что-то интересное. Мы не видим коллекции до того, как они вывешиваются в showroom и показываются на подиуме. Мы не имеем такого права, мы всего лишь организаторы. А это самодостаточные личности, которые решают сами, где, на каком подиуме, в каком формате и как представлять свои коллекции. Это действительно только совпадение. Мы их приглашаем, мы рады, что они участвуют в нашей неделе моды и что они представляют новую коллекцию, которую они шьют специально для следующего сезона. Непринципиально, что именно эти имена и эти коллекции открывают неделю. Из года в год это разные дизайнеры. Если есть пожелания у дизайнеров, они учитываются. Кто-то любит первый день, кто-то второй, кто-то третий, кто-то любит открывать, а кто-то закрывать. И слава богу, что пожелания у всех разные»,— пояснила Ботагоз.

Потрафить вкусу

В заключительный третий день свои коллекции представили бренды Aida kaumeNova, Tamara Lamanukaeva, endorфin, Anastasiya Ivanova, Akananita, Mandarin Narbayeva, T.Tsoy, Irina Asherbekova и Gizi. Коллекцию завсегдатая недель моды, опытного дизайнера Аиды Кауменовой отличала яркая цветовая палитра в умелом сочетании с материалами. В ней преобладали растительный орнамент, женственные силуэты и образы моделей в выдуманном сказочном стиле а-ля Царевна-Лебедь. Девушки сжимали в руках разноцветных плюшевых мишек, что казалось трогательным и еще больше погружало в атмосферу сказки. Дефиле выглядело красивым и гармоничным. Тем не менее, несмотря на изменение бренда, который теперь пишется KaumeNOVA, особой новизной коллекция не отличалась, а выглядела довольно предсказуемой, в уже сложившемся духе мастера.

Кажется, заступившая следом другая наша соотечественница Тамара Ламанукаева не стремилась никого удивить. Более того, скорее она старалась угодить потребительскому вкусу. Если цель креативного дизайна — вкус формировать или хотя бы на шаг обогнать потребителя, то Тамара идет с «народным» спросом в ногу и даже тормозит развитие. На подиуме можно было видеть черные платья (украшенные кружевным материалом или сочетающиеся с другими траурными оттенками), как будто бы взятые из бутиков с барахолки.

Бренд Endorфin семейного дуэта из Казахстана не особенно походил на шоу. С одной стороны, казалось, что дизайнеры вполне оправдывают свою стратегию второй линии, с другой — предлагаемая мода уж слишком выглядела непритязательно повседневной — так сказать, глаз не радовала. На фотографиях модели предстают более живописными, чем в жизни, на подиуме. Возможно, дело в использовании материалов и их цветовых сочетаниях.

Платья гостьи из Украины Анастасии Ивановой сидели на участницах дефиле «как будто с чужого плеча». Точнее, дело было не в плечах, а в ногах — в длине юбок и платьев. Линия не отличалась оригинальностью. Еще, видимо, наряды летели сюда в чемоданах и так и не успели разгладиться, т.е. их не привели в порядок. Девушки выглядели слегка примятыми. У отечественных поклонников моды бренд Akananita является одним из популярных. Ака Наниташвили на просторные платья из шелка, гипюра и кружев поместил не менее вызывающие, чем перечисленные материалы, принты обнаженных девичьих фигур с причудливо изогнутыми ногами, приукрасив/прикрыв их довольно объемными аппликациями из бисера.

Завершили неделю моды грузинский дуэт Gizi, подытожив предыдущие черно-белые совпадения черно-белой же палитрой. Помимо фирменной линии грузины решили порадовать публику красочным шоу с песнями и танцами. Глаза разбегались между певцом, танцорами и моделями. Было трудно понять, что именно является гвоздем представленной программы.

По мнению дизайнеров, черный и белый цвета помогают сделать линию более четкой, черное красиво сочетается с белым. «Женщине, которая надевает Gizi, должен нравиться такой стиль. Когда она выходит по улицу — все должны знать, что она одета в Gizi . Если дизайнер достигнет этого, это уже высокий пилотаж»,— такие амбициозные планы ставят перед собой грузинские модельеры. Они отмечают, что вдохновляются разговорами в кафе: он берет бумагу и ручку и что-то рисует как художник, она стремится воплотить его нарисованные фантазии в тканях.

Непреходящий мех

С приближением зимы помимо немеркнущей красоты актуальной становится тема тепла и уюта. Мы поговорили с Викторией Пустынниковой, представителем крупнейшего мехового аукциона Kopenhagen Fur, старейшего партнера проекта KFW.

— Виктория, как себя чувствует меховая мода в ситуации активной борьбы за права животных в Европе? Не выглядит ли переход к искусственному меху цивилизованным выходом?

— Если говорить о существовании искусственного меха и о том, насколько он является дружелюбным по отношению к окружающей среде, то ответ — он не настолько дружелюбен. Для изготовления изделий из искусственного меха затрачивается огромное количество энергии и огромное количество ресурсов, после чего появляется огромное количество отходов, которые тоже нужно утилизировать. То есть те, кто думает, что, выбирая искусственный мех, они спасают мир, на самом деле заблуждаются. Что касается благополучия животных, то это один из наших основных векторов развития, мы делаем очень много в этом направлении как на политическом уровне, так и просто на уровне самого банального зверохозяйства. Датские норки содержатся в условиях, которые контролируются, во-первых, датским законодательством, оно самое строгое в Европейском союзе, во-вторых, конечно, европейской законодательной базой. Для норок существует определенный стандарт, какого размера должна быть клетка, какого размера должно быть гнездо, в котором норка находится. К датской ферме каждое утро приезжает специальная кухня-рефрижератор, которая привозит им специальное питание, состоящее на 80 процентов из белковой пищи — это отходы рыбной и мясной промышленности. Кроме того, использование норки — это стопроцентное использование. Шкурки используются для меховых изделий, тушки перерабатывает биодизель для центрального отопления. Это безотходное использование норки.

— Существует ли развитие в истории меховой моды? Чем отличается мода 60‑х и 80‑х от современной? Что сейчас в тренде и почему, с чем это связано и что влияет на меховую моду?

— После того как активизировались движения защитников прав животных, начиная с 70‑х годов, индустрия моды столкнулась с такими серьезными вопросами: как удержать клиента, как сделать свое производство более дружелюбным к природе, а также более креативным и стильным. Поэтому сейчас мы можем наблюдать сочетание самых разных и очень интересных элементов. Дизайнеры используют не только мех, но и сочетают его с самыми различными текстурами: текстилем, кожей, шелком и т.д. Во-вторых, используются очень яркие и смелые дизайны — розовая норка, различные принты, лазерная стрижка, современная обработка. Сейчас развивается очень много разных техник по работе с мехом. Можете обратить внимание, делаются вот такие футболки со вставками. Мех стал очень демократичным материалом, из него делают и свитшоты, и одежду для реперов, и всевозможные пальто, и интересные брюки…

— Насколько оправдан стереотип, что изделия из меха очень дорогие?

— Сейчас мы стараемся изготовить самые различные изделия для различной публики. Например, изделия, сплетенные из норки, есть такая вязка норкой, не будут стоить дорого. Их может себе позволить купить очень широкий слой покупателей. Но если мы говорим о более дорогих дизайнерских изделиях, тогда, конечно, мы должны думать о том, сколько стоит творческий труд, сколько стоит защита прав животных и их содержание в надлежащих условиях, сколько стоит качество. В конечном итоге цена — это цена, которую человек платит за качество. Качественный мех можно носить 20–30 лет и после этого перешить его в другое изделие. Мех никогда не выходит из моды. Даже несмотря на моменты с защитниками прав животных, все равно мех удерживает свои позиции, потому что это природный материал. Человек всегда стремится быть ближе к природе, и это, конечно, частичка природы, которая и согревает нас, и дает эстетическое наслаждение. Мы едим мясо, мы носим кожаную обувь, почему мы не можем носить мех? Это вполне закономерно. Если мы последовательны в своих решениях, то мы остаемся верными и меху.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности