Театр не в главной роли

Состояние храмов Мельпомены в Казахстане ежегодно ухудшается из-за сокращения финансирования со стороны государства

Театр не в главной роли

Крайнюю озабоченность состоянием казахстанских театров в сентябре этого года выразили мажилисмены на правительственном часе с участием министра культуры и спорта Арыстанбека Мухамедиулы. Они обеспокоены ничтожно малым количеством театров и их мизерным финансированием. Депутаты заявили, что у главы культурно-спортивного ведомства отсутствует четко сформулированная позиция по многим вопросам культуры. Мажилисмен Омархан Оксикбаев привел статистику, согласно которой в Казахстане на сегодняшний день насчитывается 114 театров, в то время как в одном только Лондоне их более двухсот. Он также поинтересовался у г-на Мухамедиулы, сможет ли он как министр посодействовать приумножению в нашей стране театров? В ответ на это глава Минкультспорта сообщил, что для открытия новых театров не хватает помещений, поэтому уполномоченный орган предлагает передать некоторым театрам здания, которые освободятся после проведения международной выставки EXPO-2017.

На этой же встрече министр доложил об основных достижениях в сфере культуры. Он напомнил, что в текущем году одними из наиболее значимых проектов в этом направлении стали разработка долгосрочной Концепции культурной политики на 2014–2050 годы, в которой будут обозначены меры, направленные на формирование конкурентоспособной культурной ментальности казахстанцев и развитие современных культурных кластеров, а также выдвинутая президентом страны национальная идея «Мангилик Ел». По его словам, в настоящее время в республике функционируют 52 государственных театра, из них девять республиканских, 43 региональных и более десяти негосударственных театров разных направлений. Кроме того, только за последние четыре года в этих учреждениях были показаны свыше 48 тыс. спектаклей, в том числе 1200 новых постановок. Министр считает, что эти положительные результаты явились следствием активной государственной поддержки.

Увеличить влияние министерства

Г-н Мухамедиулы рассказал и о проблемах, с которыми ежедневно приходится сталкиваться отечественным театрам. Во-первых, все вопросы координации деятельности региональных организаций культуры находятся в ведении местных исполнительных органов. Вопросами обучения специалистов занимается Министерство образования и науки, а трудоустраивают их уже другие инстанции, тогда как Минкультспорт не участвует в этих процессах. В результате ведомство, ответственное за театры, регулирует только часть вертикали подготовки кадров. Он убежден, что обучение и трудоустройство актера или режиссера тоже должно входить в компетенцию министерства.

Средняя зарплата работников республиканских театров составляет 96 тыс. тенге с надбавками, областников  - 49 тыс., а заработок молодых актеров едва дотягивает до 30 тыс. тенге 

«Всего девять театров из 52 относятся к Министерству культуры и спорта. Остальные находятся в ведении местных акиматов, которые не проявляют особого интереса к этим учреждениям. Сейчас мы наблюдаем необходимость, чтобы все областные театры перешли в ведение Минкультуры и спорта, но и областные акимы должны продолжать оказывать финансовую и социальную помощь региональным театрам. Лишь в этом случае театры, находящиеся вдали от Алматы и Астаны, будут под опекой и министерства, и местных акиматов, что позволило бы режиссерам и другим специалистам не чувствовать себя ущемленными,— отметил глава Союза театральных деятелей Тунгышбай Жаманкулов. — На ухудшение состояния этой сферы также влияет и тот факт, что в министерстве, в областных и районных администрациях почти нет специалистов по управлению в области искусства».

Сам же Союз театральных деятелей занимается поднятием творческого потенциала и актерского мастерства в республиканских театрах, а также отправляет молодых режиссеров в Москву и другие страны, где можно набраться опыта у профессионалов для дальнейшего развития. Организация в будущем планирует объединить вокруг себя и частные театры, которые, по мнению руководителя Союза, неохотно на это идут. «Мы общественная организация и не можем им финансово помогать. Поэтому они и не хотят этого»,— подчеркивает г-н Жаманкулов.

Ненужные театры

Ко второй существенной проблеме, которую выделяет министр, относится репертуарная политика: произведения отечественных авторов ставят в основном казахские театры, а в репертуаре русских театров их не более 15%. Одновременно с этим областные театры пополняют свой репертуар только произведениями местных авторов, которые не отличаются высоким художественным уровнем. Руководитель министерства пояснил, что эта проблема имеет разумное объяснение — региональным учреждениям из местного бюджета выделяют на постановку одного спектакля не больше двух миллионов тенге, этих денег просто недостаточно для качественной работы.

Глава комитета мажилиса по социально-культурному развитию Гульнар Иксанова возмущена тем, как нерачительно правительство распределяет государственный бюджет, выделяя на сферу культуры и искусства всего 0,2% от ВВП. Неудивительно, что средняя зарплата работников республиканских театров составляет 96 тыс. тенге с надбавками, областников — 49 тыс. тенге, а заработок молодых актеров едва дотягивает до 30 тыс. тенге. По ее данным, в регионах выделяется не более 200–300 тыс. тенге на постановку одного спектакля, на которые в идеале можно купить лишь одну декорацию или два хороших костюма. По причине такого низкого финансирования большинство региональных театров не выезжает за пределы своей области годами: так, Акмолинский областной театр им. Кусаинова из Кокшетау за 17 лет ни разу не побывал в Астане, а у Павлодарского театра им. Чехова вообще в течение 15 лет не было гастролей.

Не уходит с повестки дня проблема отсутствия собственных помещений. Многострадальный алматинский Республиканский немецкий драмтеатр (DTK) уже на протяжении семи лет кочует с места на место. Без крыши над головой актеры DTK остались в 2007 году. Тот год для актеров был счастливым, ведь Министерство культуры наконец-то выделило им деньги на капитальный ремонт и реконструкцию. Строители сняли крышу и ободрали стены, а на большее, как оказалось, у строительной компании средств не хватило. Некоторые бывшие сотрудники DTK поговаривали, что кому-то очень нужна территория театра, поэтому вопрос до сих пор не решили.

Арыстанбек Мухамедиулы убежден, что обучение и трудоустройство актера или режиссера тоже должно входить в компетенцию Минкульта 

«Проблемы ресурсообеспечения наиболее остры в региональных театрах — сегодня в капитальном ремонте нуждаются здания восьми региональных театров. В областных театрах срок эксплуатации 80 процентов сценического оборудования составляет более тридцати лет»,— рассказала Гульнар Иксанова.

Третья проблема, по мнению г-на Мухамедиулы, заключается в том, что во многих театрах отсутствуют художественные руководители и главные режиссеры. Зато есть факты, когда должность главного режиссера занимают лица, не имеющие профессионального образования. И наоборот, встречаются случаи, когда директор театра возлагает на себя обязанности художественного руководителя. Функция директора театра должна ограничиваться административной работой с творческим коллективом. Решением кадрового вопроса может стать формирование единого образовательного пространства в сфере культуры и искусства, а также передача ряда творческих учебных заведений в ведение Министерства культуры и спорта. Притом что на отсутствии и нехватке квалифицированных кадров сказывается также низкая заработная плата и отсутствие жилья.

С этим согласен глава Союза театральных деятелей. При этом он отмечает, что система оплаты труда актеров республиканских театров отличается от областных. В сложившейся ситуации необходимо установить стимулирующую систему оплаты труда театральных специалистов, как это наблюдается в сфере образования. «За дополнительную работу в качестве стимулирования начисляются надбавки. Нужно в законодательном порядке установить надбавки за исполнение главной роли, за дополнительные репетиции, за незапланированный выход, за большую занятость, нагрузку, за мастерство, за профессионализм. В этом случае актеры не искали бы заработка на стороне, им выгодно было бы работать в своем театре, занимаясь лишь творчеством, оттачиванием мастерства»,— замечает Тунгышбай Жаманкулов.

Министр рассказал, что в рамках долгосрочной концепции культурной политики предусмотрено создание при Минкультспорте художественных советов по театральному и музейному делу, которые будут координировать репертуарную, гастрольную, кадровую политику, решать оперативные и острые вопросы, привлекать бизнес-структуры, искать новые формы создания и продвижения достижений культуры по всей стране.

Но и эти меры не сильно обрадовали экспертное сообщество. Так, например, Гульнар Иксанова, выступая на правительственном часе, заявила, что вопросы перспективного развития театрального искусства должны были найти отражение в проекте концепции культурной политики, но этой сфере там посвящено чуть более одной страницы, где панацеей от имеющихся проблем является создание худсоветов при Минкультуры и спорта.

«При этом, как сказал министр, художественные советы будут координировать репертуарную, гастрольную, кадровую политику, решать оперативные и острые вопросы, привлекать бизнес-структуры, искать новые формы создания и продвижения достижений культуры по всей стране. На наш же взгляд, истинное предназначение советов — не координация и оперативная работа, а творческий поиск, формирование контентных направлений, постановка актуальных проблем перед обществом и властью»,— подчеркнула она.

Земные проблемы

Директор Государственного академического русского театра драмы им. Лермонтова Юрий Якушев в беседе с «ЭК» признается, что республиканские театры в Казахстане сейчас переживают не лучшие времена — за последние пять лет бюджет на постановку спектаклей сократили в несколько раз.

— Юрий Александрович, какие трудности, по вашему мнению, сейчас переживают казахстанские театры?

— Если бы мне такой вопрос задали лет пять назад, то я бы акцентировал внимание на кадровой проблеме — нехватке актеров среднего возраста, недостатке современной драматургии и тому подобном. Сегодня на первый план выходят вопросы «земного» порядка — как выживать будем. За последние пять лет стало доброй традицией сокращать бюджет в части постановочных средств. Республиканские театры в Казахстане получают от государства намного меньше субсидий, чем в той же России. Если в среднем на производство одного спектакля нашим театрам требуется минимум 4–5 миллионов тенге, то российским, в пересчете на нашу национальную валюту, выделяют около 10 миллионов. Причем речь идет о театрах даже не федерального значения — в тех цифры просто астрономические.

К примеру, наш театр запланировал постановку четырех спектаклей, которые отличаются и по жанру, и по количеству задействованных актеров с приглашением режиссеров-постановщиков, художников, в том числе и из-за рубежа. Следовательно, у всех спектаклей разная цена вопроса. Театр не кирпичный завод с поточной линией производства. Хотелось бы, чтобы при рассмотрении бюджета принималось во внимание то обстоятельство, что спектакль — это штучный, эксклюзивный товар.

— Как решается эта проблема в областных театрах? Ведь отмечается, что в регионах бюджет одного спектакля составляет всего 200–300 тысяч тенге.

— Областным театрам вообще живется очень сложно, так как они находятся в ведении местных акиматов. Там развитие театров напрямую зависит от личности руководителя области — если театр входит в сферу интересов акима, то и отношение к нему будет соответствующее. А если аким любит, к примеру, хоккей, то, наверное, коллективу театра я бы посоветовал создать фарм-клуб. А если серьезно, то мне непонятно, что вообще можно поставить на 200–300 тысяч тенге, учитывая, что цены сегодня взлетели не только в Алматы и Астане, но и в регионах.

— Получается, все упирается в деньги?

— Разумеется, финансовые трудности не единственная проблема. Насущным остается кадровый вопрос. Президент поставил задачу войти в 30 наиболее развитых стран мира, и это касается не только экономических показателей, но и социально-культурных. А театры — неотъемлемая часть культуры, которую тоже необходимо подтягивать до уровня тех государств, на которые мы равняемся. Но о чем говорить, если в Казахстане насчитывается 114 театров — и только два республиканских вуза готовят выпускников по специальностям «актер» и «режиссер». А где у нас обучают художников по свету, звукорежиссеров, инженеров по обслуживанию верхней и нижней механизации сцены? Но эти должности хотя бы присутствуют в штатных расписаниях. Театр не может не развиваться без внедрения современных компьютерных, интернет-технологий, и сегодня уже требуется целый отдел IT-специалистов, маркетологов, PR-технологов, в том числе и специалистов по информационной безопасности.

Вот и получается, что если в республиканских театрах хоть как-то пытаются на последних резервах заткнуть эти дыры, то в региональных дела обстоят еще хуже. Мне думается, назрела необходимость создания некой государственной программы по переоснащению культурных объектов, что позволило бы вывести казахстанские театры на новый качественный уровень.

— Министр культуры и спорта РК Арыстанбек Мухамедиулы на парламентском часе в мажилисе озвучил идею создания при Минкультспорте художественного совета, способного влиять не только на репертуарную, но и гастрольную, кадровую политику театров. Не пугает ли вас подобная перспектива?

— Идея, в принципе, замечательная, но важно то, как она будет реализована на практике. Если худсовет перекроет поток низкокачественной, местечковой драматургии в региональных театрах, это можно только приветствовать. Зная нашего министра, я убежден, что он ни в коей мере не имел в виду установление цензуры. На мой взгляд, в компетенцию худсовета должен входить контроль над количественным и качественным аспектами постановочного плана. Например, в этом году театр должен поставить один спектакль по современной казахской драматургии, один — по русской, зарубежной классике, один — по современной зарубежной драматургии и сказку для детей. Никто не должен загонять режиссера в рамки и диктовать, какие именно произведения ставить. Выбор авторов и произведений должен остаться прерогативой самих театров. А если вдруг у комиссии возникнут вопросы, то театры должны обосновать свой выбор.

— Почему театры сегодня реже, чем в советские времена, выезжают на гастроли, не говоря уже об участии в театральных фестивалях за рубежом?

— Не соглашусь с тем, что республиканские театры меньше гастролируют. К примеру, в 2013 году наш театр успешно провел гастроли в Москве, мы играли на прославленной сцене МХТ им. Чехова. Нынешней осенью мы представляли восемь наших спектаклей в Омске. А вот областным театрам в большинстве своем такая перспектива и не светит. Хотя есть редкие исключения, если говорить о театрах в приграничных с Россией регионах. Но хотелось бы, чтобы помимо гастролей театры имели возможность участвовать в фестивалях за пределами Казахстана. Чаще всего именно эта статья бюджета попадает под сокращение. Между тем именно фестивали дают представление о том, в каком направлении сегодня движется современный театр, какие тенденции преобладают. Участие в них подстегивает, мотивирует артистов, режиссеров, художников. Если постоянно вариться в собственном соку, рано или поздно наступает профессиональная деградация.

Не в ногу со временем

Продюсер молодежного театрального фестиваля «Откровение» и учредитель одноименного общественного фонда развития сферы культуры и искусства Ольга Султанова рассказала нам о проблемах, с которыми сталкиваются независимые молодежные театры. По ее словам, в Казахстане нет трех актерских школ: школы театрального образования, школы для людей, которые уже играют в театрах, и школы, в которой бы читали свои лекции привезенные специалисты. Она считает, что театральное образование в республике так и осталось исключительно фундаментальным, а мировой театр прогрессирует настолько быстро, что местное образование становится все менее актуальным.

— Как вы оцениваете состояние частных молодежных театров в Казахстане?

— Начнем с того, что финансирование частных театров в Европе происходит и за счет государства, и за счет бизнеса. В Казахстане же бизнес неохотно финансирует театральное искусство. У нас все это только начинает развиваться. Я надеюсь, что в скором времени мы придем к европейской модели. Слабые и сильные стороны театрального рынка оцениваются прежде всего по репертуарной политике театра. Для того чтобы выстраивать качественный и интересный репертуар для привлечения зрителей, требуется финансирование двух основных составляющих. Первое, материальная база — это помещение (у большинства частных театров нет постоянной площадки), хорошо оборудованная сцена (техническая комплектация, свет, звук), постоянное производство декораций для новых постановок, производство реквизита, административные и хозяйственные расходы. И второй момент — обучение и повышение квалификации персонала. Начиная от руководителей театров, заканчивая техническим персоналом.

Обучение и квалификация персонала внутри театра существует и в РК, но притока новых свежих знаний от специалистов СНГ и из-за рубежа нет. В Казахстане нет школы театрального образования, школы для людей, которые уже играют в театрах. У нас нет школы, в которой бы читали свои лекции привезенные специалисты.

У нас не приглашают опытных специалистов: продюсеров, режиссеров, драматургов, актеров для чтения мастер-классов в университетах. У нас не делают этого. А зря. Как еще вдохновляться и творить что-то новое? Только через обмен опытом.

Я не предлагаю переделывать систему образования — этим пусть занимаются уполномоченные органы. Наш фонд со своей стороны предлагает создать альтернативную школу, где смогут учиться все, кому это нужно, где будет постоянный график лекций и мастер-классов от ведущих специалистов в театральной сфере. Своим опытом они смогут обогатить и подтолкнуть к развитию казахстанский рынок.

В этом году наш общественный фонд разрабатывал проект культурной программы, в рамках проекта концепции культурной политики, именно по театральной сфере города Алматы. Первый и основной момент там — наличие качественных исследований театральной сферы. Мы предлагаем проводить исследования театрального рынка и по их итогам составлять перечень частных театров, отражая там сведения их паспортов, наличие площадок, списков светового и звукового оборудования, понимание количественного состава персонала. После анализа ситуации рынка нужно создавать школу театрального образования, где будут отдельно обучаться режиссеры, драматурги, актерский состав — это целая система. Ее можно удачно внедрить в Казахстане, потому что в Алматы на сегодняшний день 13 частных театров, из них функционируют 10. Если говорить о регионах, то там вообще ужасная картина. На весь Казахстан только четыре молодежных театра. Из них три государственных и один частный.

— Г-н Мухамедиулы на парламентском часе в мажилисе озвучил идею создания при Минкультспорте художественного совета, способного влиять не только на репертуарную, но и гастрольную, кадровую политику театров. Как это отразится на частных театрах?

— Я не знаю, как это отразится на частных театрах, поскольку государство их не финансирует, а следовательно, механизмов воздействия на репертуарную политику нет. Думаю, что рекомендательный характер поправок будет учитываться. Все-таки мы все живем в одной стране. Театр — это то место, где поднимаются актуальные для нашего общества вопросы. И альтернатива выбора у общества — «что посмотреть» — должна быть обязательно. Иначе ни о каком духовном развитии и повышении культурного уровня населения через театральное искусство не может быть и речи.

Безрадостная перспектива

Глава Союза театральных деятелей Тунгышбай Жаманкулов говорит, что необходимо повышать квалификацию творческим кадрам в регионах, иначе там не останется специалистов.

— Некоторые театры, особенно в регионах, сегодня нуждаются в капитальных ремонтах и в зданиях. Как обстоят дела с этой важной составляющей?

— Хочу отметить, что здания многих областных театров почти отремонтированы, а в Костанае, Караганде, Уральске и Шымкенте (театр им. Ж.Шанина) для культурных учреждений вообще возведены новые строения. В ближайшем будущем новый театр появится также в Талдыкоргане. Планировалось, что новоселье отпразднует и казахский театр им. Т. Ахтанова в Актобе, но новый аким замял этот вопрос. Однако некоторые театры до сих пор не имеют собственных зданий. Знаю, что Немецкий театр уже несколько лет кочует с места на место. Этот вопрос обсуждался на всех уровнях. Недавно вроде бы министр сказал, что они нашли какой-то выход из сложившейся ситуации и якобы какая-то творческая группа переезжает в Астану, а их здание хотят передать корейскому театру, помещение же корейского театра планируют передать немецкому. Но не знаю, как на самом деле все сложится. Естественно, театры должны иметь свои собственные здания. Недавно аким Алматы сказал о том, что все алматинские театры должны перейти в собственность города, но творческие люди, которые работают там, категорично с этим не согласны. И это правильно.

— Министр культуры и спорта РК Арыстанбек Мухамедиулы на парламентском часе в мажилисе озвучил идею создания при Минкультспорте художественного совета, способного влиять не только на репертуарную, но и гастрольную, кадровую политику театров. Не пугает ли вас подобная перспектива?

— Не нужно понимать так, что это будет цензурное управление. Если мне память не изменяет, то это еще начиналось с прошлого министра культуры, который создал художественный совет при своем ведомстве. Может быть, это продолжение той же мысли, но возможно у него есть какие-то коррективы той идеи, но пока я ничего про это не знаю. Другой вопрос, нужно, чтобы это управление имело только рекомендательный характер, а не командный.

— Какие проблемы вы наблюдаете в региональных театрах? Ведь отмечается, что в регионах бюджет одного спектакля составляет всего 200–300 тысяч тенге.

— Это было обращение местных акимов, действительно, на выпуск одного спектакля им выделяют по 200–300 тысяч тенге. Это унижение. На сегодня почти нет казахстанских театральных трупп, удививших своим талантом в театральных фестивалях мирового значения. Решить эту проблему можно несколькими способами.

Во-первых, нужно приглашать зарубежных профессиональных специалистов для обмена опытом и повышения профессиональной квалификации местных кадров. Этим должен заниматься наш союз, так как у нас для этого много опыта, знаний и квалифицированных специалистов. Однако огорчает и то, что здания для проведения такого рода мероприятий у союза тоже нет. В свое время указом президента двухэтажное здание по улице Желтоксан, номер 87, в городе Алматы, находящееся в собственности союза, было передано посольству Израиля в Казахстане. Сегодня МИД РК, находящийся в городе Астане, сдает это здание в аренду, но кому — непонятно. Если бы нам вернули это помещение, то решились бы многие проблемы, в частности мы бы там проводили различные мероприятия, конференции по обмену опытом с зарубежными коллегами.

Во-вторых, вопрос подготовки кадров должен подниматься на государственном уровне. Профессия актер будет востребована в том случае, если молодым специалистам будут оказывать социальную помощь. Нужно обучать их за счет средств бюджета, обеспечивать их жильем и работой. Более того, необходимо в современных условиях повышать квалификацию за рубежом по профессии режиссура, театральный менеджмент, художник и другим. Если же не произойдут эти изменения, то в скором времени получится так, что все специалисты будут собираться только в Астане и Алматы, а областные театры останутся без специалистов.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?