Честный счет

Только грамотное планирование на основе реальной статистики позволит получить максимальный эффект от госпрограмм развития

Честный счет

Раимбек Баталов, председатель совета директоров АО «Raimbek Group» и председатель Форума предпринимателей Казахстана — человек, уже добрый десяток лет активно принимающий участие в диалоге бизнеса и государства. Он видит взаимодействие государства и бизнеса как государственно-частное партнерство, позволяющее определить диагнозы тех или иных «болезней» и выработать эффективные решения. Главное чтобы диалог бизнеса и власти не скатывался к формальному «ритуальному танцу», когда госорганы мнение бизнеса выслушали, предложения получили — и сделали по-своему.

— Раимбек Анварович, много разговоров у нас в стране о доле госсектора. Какова ваша позиция по этому вопросу?

— Я действительно вижу большую угрозу государственного сектора — но в определенном ключе. Если вы сейчас проанализируете, кто на чем зарабатывает, то, к сожалению, окажется, что львиная доля бизнеса так или иначе зарабатывает на тех потоках, которые идут от государства — участвуя в тендерах, имея там какие-то взаимоотношения. Безусловно, тендеры сейчас проходят более качественно по сравнению с тем, что было пять или десять лет тому назад. Но мы все равно видим: у основных монополистов те же основные поставщики. И я еще раз подчеркиваю: считаю серьезной угрозой расклад, при котором большая доля бизнеса зарабатывает именно вокруг государства. В данном случае речь идет о конкурентоспособности. Сегодня у тебя есть возможность в этом потоке участвовать, завтра его нет. Сможешь ли ты работать в конкурентной среде — это большой вопрос.

— А то, что в РК много компаний с госучастием, вас не смущает?

— В этом я не вижу какой-то серьезной проблемы. Если государство участвует в компании так, как, например, это делает ЕБРР — то есть инвестирует, заходит в капитал, и есть четкие прописанные правила: как государство участвует в управлении, как выходит из проектов — в этом я не вижу ничего страшного. Здесь важно, чтобы эти процедуры были прозрачными — раз, и второй очень важный момент — чтобы у государства была соответствующая политика — отраслевая или региональная.

Когда мы не понимаем, за что отвечает СПК и лезем во все конкурентные среды — это одна проблема. Когда мы не видим что-то на уровне государственных институтов развития — это другая проблема. Но в любом случае, еще раз подчеркиваю, необходимо иметь четкую государственную политику, прозрачные процедуры — и все это должно быть на конкурентной основе. Вот три важных, фундаментальных условия, при которых, я считаю, государство может участвовать в бизнесе. И более того, думаю, оно должно участвовать.

Яркий пример — Китай. Там схема госучастия в бизнесе достаточно распространена, и работают китайцы на результат. К примеру, они определяют отрасль, которую хотят вывести в мировые лидеры, и планомерно занимаются этим. Например, китайское руководство решило стать номером один в мире по яблокам — они стали. Решили номером один стать по помидорам — они стали. Решили номером один стать по апельсинам — скоро станут. Китайский подход — он с серьезными элементами госплана, но на рыночных, так сказать, рельсах. И я считаю, что нам очень серьезно надо пересматривать и изучать опыт Китая и вспоминать опыт советского госплана.

 

Смена подхода

 

— Насколько благоприятным представляется вам бизнес-климат в Казахстане?

— Тут смотря с чем сравнивать: если говорить о странах СНГ, странах бывшего Союза, то, я считаю, у нас наиболее благоприятный бизнес-климат. Если говорить о том же самом Китае и развитых странах — нам еще далеко до хорошего бизнес-климата. Что касается регионального уровня и уровня в столицах — конечно, он отличается: в Алматы, Астане и других регионах. Мы видим по доле малого и среднего бизнеса — где его больше всего? Его больше всего в Алматы, и второй город — это Астана. Здесь бизнеса много, и ему сильно не мешают. На региональном уровне все сложнее. Там акимы «по-хозяйски» смотрят на крупный бизнес, но и о МСБ не забывают.

— То есть бизнес в регионах в более жестких рамках?

— Для малого и среднего бизнеса, еще раз подчеркиваю, в Алматы и Астане климат лучше, чем в регионах. В регионах все в первую очередь зависит от акима области: как он ставит задачу, как управляет госорганами… Понятно, что базовый вызов для любого бизнеса — это отсутствие коррупции, создание благоприятных условий. Поэтому, если аким области тратит на решение этих проблем свое время, то и бизнес это чувствует.

— Каково текущее состояние саморегулирующихся предпринимательских организаций в РК?

— У нас основная саморегулирующаяся организация — это Национальная палата предпринимателей. У палаты сейчас идет период становления, и он очень непростой, очень болезненный. Идет формирование региональных палат, и нужно время для того, чтобы понять, какова наиболее эффективная конструкция для Казахстана. Либо это все-таки мощная единая организация с мощными филиалами, и она фактически одна и решает вопросы для малого, среднего и крупного бизнеса. Либо мы все-таки говорим, что единая организация состоит из сильных отраслевых и региональных организаций, и мы фокусируемся на их развитии. При этом, безусловно, улучшая работу в центре, улучшая координацию, четко распределив функционал и отстраивая внутренние взаимоотношения, бизнес-процессы. У нас два пути — думаю, время покажет, какой путь правильнее.

— На ваш взгляд, предпринимательское саморегулирование у нас реальное или больше, что называется, для галочки?

— Если сравнивать нас со странами СНГ, нам точно грех жаловаться. У нас много диалоговых площадок, НПП имеет авторитет в госорганах. И мы в этом плане выгодно смотримся на фоне соседей и в первую очередь на фоне России. Особенно ситуация отличается на уровне центра, вы сами знаете позицию руководства страны: встречаться с бизнесом, говорить с бизнесом, прислушиваться к бизнесу — это действительно так. Нам важно теперь эту работу выстраивать системно и, образно говоря, «подносить снаряды» исполнительной власти: приносить качественные идеи для того, чтобы госорганы могли их эффективно воплощать. Хотя, конечно, есть и другая проблема — те самые «ритуальные танцы», когда госорганы послушали-послушали бизнес — неважно, палата это или отраслевые ассоциации — и сделали все по-своему.

— Как вы оцениваете качество госпрограмм развития? Насколько эффективно их администрирование в центре и на местах?

— Я не зря напомнил о китайском подходе, госплановском подходе. Я участвовал в большинстве программ развития за последние 10 лет и могу сказать, что сейчас качество госпрограмм улучшилось — это безусловно. Но, к сожалению, их администрирование как в центре, так и на местах довольно слабое. Проблем тут несколько. Первое — это отсутствие у государства реальной статистики. Астана пользуется статистикой, в которой отсутствуют ключевые показатели, которыми пользуется рынок — инвесторы, банкиры. Фактически у отраслевого министерства нет реальной картины в отрасли ни для крупного, ни для МСБ.

Вторая проблема — это недостаточность, нехватка инструментов поддержки. Согласитесь: когда у вас отсутствует реальная картина, вы не понимаете, что должны делать, какую инфраструктуру в первую очередь развивать и как ее развивать — рыночным путем она разовьется или все-таки необходимо более активное вмешательство государства.

У нас в Казахстане миллион разных показателей, и в результате имитации бурной деятельности и манипуляция со статистикой происходят сплошь и рядом

Я убежден, что роль государства в интенсивном подходе к развитию отраслей и регионов очень важна. Но пока государство не поменяет свои подходы к развитию отраслей и регионов, у нас выдающихся результатов не будет. Почему? Потому что мы упираемся в тупик. Все, что можно было улучшить и развить при помощи существующих госпрограмм и инструментов поддержки, уже развилось и улучшилось. Сами видите, банкам уже и некого особенно финансировать, рисков очень много. А более венчурный подход — он возможен тогда, когда государство начнет сокращать риски. То есть, если мы выстраиваем бизнес-план по какому-то проекту, то надо сократить капитальные затраты.

Условно говоря, если мы сад сажаем — мы все везем из-за рубежа. Саженцы, оборудование для капельного орошения, технологии — все из-за рубежа. Чтобы посадить сад, нам на гектар требуется 20–30 тысяч долларов инвестиций, это не говоря про инфраструктуру, которую нужно туда подвести. А основная задача государства — чтобы было не 20, а 10 тысяч. Если сравнить, сколько стоит такой же сад посадить в Китае, то, к сожалению, там все это гораздо дешевле. И вот основная задача властей — сокращать этот CAPEX и, как следствие, сокращать риски.

 

— То есть государство должно их на себя взять?

 

— Но это во всем мире так: если мы хотим рабочие места, если мы хотим социальную стабильность, если мы хотим рост экономики — нужно вкладываться. И не только в инженерную, но и в отраслевую инфраструктуру. Под отраслевой инфраструктурой я понимаю и подготовку кадров, и какие-то специализированные предприятия: например, если растениеводство — то и семеноводческие хозяйства, и ремонт техники, производство запчастей. Есть такие элементарные запчасти: например, как плуг — сплошной металл, никакой электроники. Такие запчасти раньше выпускались только в Целинограде на 15 предприятиях, а сейчас мы во всем Казахстане толком ничего не производим, где-то все закупаем, закупаем… И ничего в этом направлении не делаем. Или капельное орошение. Где у нас хоть одно производство нормальное для капельного орошения? Такие производства с мультипликативным эффектом, по идее, нужно стимулировать — чтобы все запчасти в Казахстане были, чтобы мы не ждали ничего, чтобы специалисты были, чтобы, в конце концов, себестоимость меньше была…

 

Реальный мир

 

— Насколько эффективны, по-вашему, центральные аппараты госрганов и местные власти?

— Если пообщаться с представителями международных институтов, которые приходят в РК с какими-то программами,— это Всемирный банк, Европейский банк развития, Азиатский банк развития,— то все они говорят одно и то же. «Мы встретились с премьером, либо вице-премьером, или с министрами — поговорили. На одном языке разговариваем, все всё прекрасно понимают, но как только проект уходит ниже — там болото». Я бы с ними согласился.

Что касается местных властей, я уже сказал, у нас отсутствуют ключевые показатели и реальная статистика. По своему опыту работы в Китае расскажу. Мы встречались в свое время с руководителем свободной экономической зоны в Синьцзяне, мэром Урумчи и видели, что у них немного ключевых показателей, KPI, и они более конкретные с точки зрения статистики. Сколько сегодня бизнеса и в каком он состоянии, сколько рабочих мест, сколько налогов дает, сколько производит продукции. И ставилась задача — эти показатели увеличивались. У нас же в Казахстане миллион разных показателей, и в результате имитация бурной деятельности и манипуляция со статистикой происходят сплошь и рядом. Пока мы это не прекратим, пока я не буду знать реальной картины у себя в организации, я не смогу показывать каких-то реальных эффективных решений и оценивать работу своих сотрудников. Поэтому очень важно эти вещи пересмотреть.

— Получается, реально оценить эффективность местных органов можно, только изменив систему оценки их деятельности, а для этого нужно изменить ситуацию со статистикой?

— Да, очень важно сейчас пересмотреть методологии формирования статистики, ключевые показатели, подходы пересмотреть, убрать лишнее. Я категорический противник того, что мы акиматам районов, областей спускаем сверху какие-то новые статистические программы, новые показатели. Они привыкли работать с определенными, понятными им документами — генпланами, бюджетами. И я сторонник того, чтобы документы развития улучшать, а не полностью пересматривать: нельзя нанизывать одну госпрограмму на другую. Ну тут мы возвращаемся к тому же самому госплану. Нам планировать все-таки более правильно нужно, а чтобы правильно планировать, мы должны понимать реальную картину — тогда система будет работать эффективно.

— У вас есть примеры «нереальности» статистики?

— Конечно есть — по любой отрасли. Вот возьмем молочную: мы столько молока не производим, столько молока не пьем, сколько у нас показывает официальная статистика, и уважаемый мной министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков тоже это прекрасно понимает. Мы провели эксперимент и сравнили официальную статистику и реальное положение дел в двух районах Алматинской области, не буду говорить каких. Я выделил деньги, отправил людей, они проехали по всем 14 округам одного маленького района и проверили официальную статистику. Оказалось, есть округа, в которых вообще отсутствует сельхозтехника: ни трактора, ни даже самосвала нет. А в официальной статистике она значится. Как там сельское хозяйство развивать, о чем речь вообще? Нереальная статистика — по тому, сколько производят молока, КРС, овец. Более-менее реальная статистика есть по растениеводству. По производству плодоовощной продукции статистикой манипулируют, чтобы она была не хуже «средней по больнице»… Районный аким тогда сказал нам: вы что хотите, чтобы меня завтра же сняли за ухудшение статистики? Поэтому мы предлагаем сделать еще и статистическую амнистию. И по поводу эффективных инструментов развития: они должны быть конкретные, в каждом районе — 4–5 приоритетов, и нужно понимать, кто их развивает — Иванов, Петров, Сидоров. А у нас все опять — ЛПХ, самозанятые… У акимов районов нет в генпланах этой конкретики… Вот в Саркандском районе Алматинской области сажают сою. Аким должен знать: и сколько, и кто, и чего не хватает — семенного фонда, еще чего-то не хватает. Эту статистику реально сделать. Хорошие акимы точно знают положение в своем регионе; другой вопрос — что это в голове у них, а системного анализа нет. Хороший хозяйственник — он все прекрасно понимает; если ему еще это понимание подкрепить реальной статистикой и дать инструменты конкретные для того, чтобы это все развивалось — мы все увидим результат.

— Какие элементы взаимодействия внутри госаппарата на уровне центр — регионы являются слабыми звеньями, тормозят развитие бизнеса?

— Знаете, наверное, взаимодействие между центром и регионами — это слабое звено. Я привожу уже несколько лет один и тот же пример: комитет по малому и среднему бизнесу (сейчас это департамент малого и среднего бизнеса) министерства не имеет никакого влияния на департаменты промышленности и предпринимательства в регионах, акиматах и никаких взаимоотношений с ними не имеет. То есть эффективных взаимосвязей между центром и регионами нет, нет единых бизнес-процессов. А значит, каждый работает в пределах своей фантазии и компетенции. То есть первая проблема — это отсутствие некой системы, связанной, говоря языком бизнеса, с унификацией бизнес-процессов. Вторая проблема — это компетентность. И третья, очень важная — это рутина. Чиновники просто завалены огромным количеством невнятной работы: ответами на запросы депутатов, постоянной подготовкой документов, речей для тех или иных совещаний, мероприятий, программ… Рутина просто съедает наш госаппарат.

— Как вы оцениваете профессионализм чиновников, с которыми вам приходилось сталкиваться в центральном аппарате? И насколько высок профессионализм чиновников на местах?

— Как я уже говорил, есть очень компетентные люди, безусловно. На всех уровнях — и на уровне правительства, и на уровне среднего звена в госорганах — везде есть люди, которые очень многое тащат на себе. К сожалению, процент таких компетентных людей небольшой. Но они точно есть, с ними приятно разговаривать, они очень четко многие вещи понимают и на них держится вся система. Как правило, это люди с опытом, практики. Вот чего нам сейчас не хватает — так это понимания практических вещей: как реализовывать те красивые мастер-планы, которые у нас есть.

Справка

«Эксперт Казахстан» ведет опрос предпринимателей, финансистов и представителей государственных органов, ответственных за развитие бизнеса, с целью определить список обстоятельств, сдерживающих развитие экономики. Результаты исследования мы надеемся представить на VI Экономическом форуме национального бизнеса «Эксперт-200-Казахстан» в ноябре 2014 года. Многие из наших респондентов предпочли ответить на вопросы в условиях анонимности, но некоторые согласились выступить открыто. Именно их интервью мы публикуем в рубрике «Госуправление».

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее