Трудно быть активистом

Спонтанное финансирование и недоверие со стороны государства грозят потопить плот отечественных НПО

Трудно быть активистом

«Третий сектор» казахстанского общества развивается быстрыми темпами. Если по состоянию на 2010 год в стране было зарегистрировано свыше 18 тыс. неправительственных организаций, то сейчас их число значительно превысило 25 тыс. Это означает, что на каждые 700 жителей приходится по НПО. Даже при максимально возможной степени вовлеченности населения в общественную деятельность этот показатель очень велик. Соответственно - не вызывает удивления то, что реально функционирует лишь часть организаций из этого числа.

Более того: на прошлогоднем совещании руководителей отечественных НПО в Астане выяснилось, что активно действующих НПО всего 500! В оценках разных экспертов это число может немного отличаться, но, тем не менее, не превышает тысячу, то есть 4% от общего числа зарегистрированных организаций. Столь огромный разрыв в цифрах уже вызывает некоторое недоумение. Получается, что рост «третьего сектора» происходит в основном на бумаге.

А спонсоры кто?

По мнению Вадима Ни, председателя Экологического форума НПО Казахстана, основная причина, по которой число реально действующих НПО невелико, заключается в недостатке финансирования. Если в 1990-х уровень грантов был сопоставим с малым бизнесом, то уже в начале 2000-х он стал резко снижаться, и к настоящему времени уровень доходов НПО и даже небольшой компании несравнимы. Благодаря неплохому финансовому положению в этой отрасли в 1990-е туда шло много людей, но уже тогда было видно, что большая часть из них в НПО не задержится.

Являясь по своей природе некоммерческими организациями, то есть не ориентированными на получение прибыли, НПО, помимо личных вложений участников, имеют два пути финансирования: от стороны государства и из-за рубежа. Механизм первого пути декларирован в Законе РК «О государственном социальном заказе» от 12 апреля 2005 года и подразумевает мониторинг деятельности по осуществлению общественных проектов со стороны контролирующих органов.  Выбор НПО для выделения бюджетных средств осуществляется по принципу тендера.

Сейчас в стране обсуждается новый законопроект, предложенный Гражданским альянсом Казахстана во главе с Нурланом Еримбетовым. Идея проекта состоит во введении еще двух видов финансирования НПО, помимо государственного социального заказа, – премий и грантов. По замыслу авторов, бюджетные средства будут поступать в специальный центр, состоящий из представителей НПО, которым и предстоит выбирать общественную организацию для финансирования. Это позволит обеспечить средствами проекты, разработанные самими НПО, а также, по сути, ввести общественный мониторинг деятельности по их осуществлению, помимо государственного.

Вадим Ни считает, что идея такого законопроекта происходит из опыта финансирования бизнес-ассоциаций через Национальную палату предпринимателей. «Честно говоря, я к этой идее отношусь отрицательно, - делится г-н Ни. - Какой смысл называть НПО те организации, которые финансируются из государственных источников в централизованном порядке? Несмотря на то, что законопроект предполагает распределение средств через специальный центр, мы прекрасно понимаем, кто придет его возглавлять, и эти люди - явно не из среды НПО. Получается все тот же централизованный порядок». По мнению г-на Ни, новый законопроект не поспособствует увеличению количества реально действующих организаций.

Шпионы поневоле

При оценке участия в финансировании НПО государственными органами и заинтересованными группами из-за рубежа существуют полярные мнения, притом подчас достаточно бескомпромиссные. К примеру, много шума в прошлом году наделало заявление Нурлана Еримбетова о том, что, по его мнению, отечественные НПО не должны получать финансирование из-за границы. Впрочем, г-н Еримбетов заметил, что зарубежные средства все же могут быть оправданны при условии полезности для казахстанского общества тех проектов, на которые они направлены. Противоположную и еще более резкую точку зрения высказал Экспертный Центр НПО, один из основных на тот момент отечественных консультативных центров НПО, в своем докладе, опубликованном годом раньше. По мнению экспертов центра, финансирование общественных организаций государством «нарушает первоочередной принцип НПО – независимость», из-за чего отечественные общественные организации являются всего лишь «имитациями зарубежных аналогов». Такая точка зрения объяснима, учитывая, что названный центр создан на базе МАБ при поддержке корпорации Chevron.

Что касается основных зарубежных источников финансирования отечественных НПО, то их можно разделить на частные - такие, как крупные западные компании вроде Chevron, и государственные/межгосударственные структуры - такие, как Европейская Комиссия, официальное представительство ЕС, и Агентство США по международному развитию USAID – центральный орган государственного управления США в области оказания помощи за рубежом. Хотя основную часть средств Европейская комиссия выделяет на поддержку государственных структур, большие объемы вложений поступают и отечественному «третьему сектору» в рамках Партнерской программы институционального развития (ППИР), Европейской инициативы в области демократии и прав человека (ЕИДПЧ) и т.д. К примеру, Гражданский Альянс получил от Комиссии в 2010-2013 годы 280 тыс. евро на различные цели.

Мангистауский филиал Альянса получил 290 тыс. долларов от USAID на проекты 2012-2014 годов. К слову, USAID, центральный орган государственного управления США в области оказания помощи за рубежом, осенью 2012 года вынужденно свернул свою деятельность в России по требованию тамошних властей. Мотивом послужила обеспокоенность России «попытками влиять через распределение грантов на политические процессы», как было сказано в заявлении МИД РФ.

Также стоит вспомнить, что и к Chevron как казахстанскими исполнительными органами власти, так и отечественными экологическими НПО предъявлялись претензии, касающиеся в основном загрязнения окружающей среды. В 2010 году власти Атырауской области наложили на СП  Tengizchevroil (с 50-процентным участием Chevron) штраф в 1 млрд тенге за открытое хранение серы без официального разрешения.  В этой связи понятна обеспокоенность некоторого числа казахстанцев зарубежными финансовыми вливаниями в НПО, точнее - следствиями этих вливаний. 

Удивление г-на Ни вызывают попытки обвинять НПО, пусть даже получающие долю финансирования из-за рубежа, в шпионаже. Он подчеркивает: в этом секторе работают преимущественно (около 80% всех занятых) женщины, притом очень часто весьма и весьма взрослого возраста. “Вы замечали наших НПОшников в беспорядках, революциях? Если спецслужбы боятся пятидесятилетних женщин, то я боюсь за наши спецслужбы», - шутит он.

«В стране работают крупные компании, транснациональные корпорации, и мы прекрасно знаем, что они имеют свои очаги влияния, - замечает г-н Ни. - К сожалению, это факт, который можно подтвердить документально, если потребуется. Когда Казахстан пытался развивать свое экологическое законодательство, компании присылали письма ультимативного характера. Я не могу сказать, что правительство пошло на эти ультиматумы, но оно никогда не обнародовало их и не выражало позиции, что это противоречит суверенитету государства. Тем не менее - для нападок был выбран блок общественных организаций, и люди, которые занимаются действительно полезным делом, оказались в сложной ситуации».

К счастливому детству

По направлению своей деятельности функционирующие в стране НПО можно разделить на несколько категорий, наиболее обширную из которых представляют организации экологического профиля. Часть из них объединена в сеть под названием «Экологический форум НПО Республики Казахстан». Общественные организации остальных категорий занимаются вопросами защиты прав человека, социальной защиты, медицины, детей и молодежи, образования и культуры, гендерного равенства и поддержки общественных инициатив. Помимо этих групп, можно выделить НПО, преследующие более узкие и, порой, весьма экзотические цели.

Из активно и достаточно успешно действующих НПО, которые к тому же находятся на слуху уже не первый год, стоит выделить общественный благотворительный фонд «Милосердие», учрежденный телеведущей и продюсером Аружан Саин с единомышленниками в 2006 году. Фонд занимается двумя постоянными проектами, которые охватывают все регионы Казахстана, что выгодно выделяет его из числа прочих волонтерских объединений. Один проект – «Подари детям жизнь» - заключается в сборе средств на лечение детей с тяжелыми заболеваниями, которые не удается победить средствами отечественной медицины. В рамках другого, под названием «Казахстан без сирот», совместного с Комитетом по охране прав детей МОН РК участники оказывают помощь детским домам и домам ребенка, а также занимаются проведением поправок в Закон РК «О браке и семье», нацеленных на устранение имеющихся препон к усыновлению детей-сирот, увеличение числа усыновленных.

К середине августа 2014 года при активном содействии фонда была оказана помощь 982 детям всего Казахстана, оплачено 1367 операций на общую сумму свыше 8 млн долларов. Большим достижением проекта «Казахстан без сирот» стало создание сайта usynovite.kz с большой и постоянно обновляемой базой данных детей, ищущих семью. Этот сайт, помимо всего прочего, дает надежду на усыновление детям из региональных детских домов, которые зачастую оказываются обойдены вниманием пар, желающих взять приемного ребенка, из-за слабо развитой информационной инфраструктуры.

Отчетные пресс-конференции, которые регулярно проводятся Фондом, превращаются в настоящие шоу. К примеру, в 2011 году организация устроила концерт, на котором выступила рок-группа Motor-Roller, а затем инициировала постановку спектакля «Все твои желания сбудутся» на сцене Казахского государственного театра для детей и юношества имени Габита Мусрепова. А годом ранее режиссер Игорь Гонопольский, вдохновленный деятельностью фонда, презентовал фильм «Подари детям жизнь». Программа с тем же названием, созданная при содействии продюсерского центра основательницы организации Аружан Саин, транслируется в эфире телеканала «Хабар». Компания по производству парфюмерии и средств ухода за кожей и личной гигиены Mary Kay совместно с фондом основала программу снижения смертности среди казахстанских детей с врожденным пороком сердца. А Казкоммерцбанк предоставил льготные условия обслуживания счета проекта «Подари детям жизнь». Фонд «Самрук Казына» участвует в проекте по усыновлению сирот.

Дополнительные симпатии у населения и доверие со стороны государственных органов вызывает прозрачность организации, подкрепляемая регулярной отчетностью. Вообще говоря, одна из проблем НПО в Казахстане – неопределенные цели деятельности, неизбежно влекущие за собой нечеткость критериев результативности. В случае с названным фондом, как мы видим, эта проблема устранена. Результаты предельно понятны: количество излеченных и усыновленных детей со всех концов страны.

За чистый воздух

Среди направлений функционирования активно действующих НПО Казахстана по количеству организаций лидирует экологический сектор. В настоящее время казахстанцы и в особенности алмаатинцы выступают свидетелями баталий между защитниками природы в лице организации «Зеленое спасение» и городским акиматом, планирующим строительство международного горнолыжного курорта в урочище «Кок-Жайляу» на территории Иле-Алатауского национального парка.

По словам активистов «Зеленого спасения», строительство не только лишит алматинцев любимого места отдыха, но усугубит и без того непростую экологическую обстановку в самом городе, не говоря уже о риске для природных комплексов Заилийского Алатау, обладающих уникальной экологической и научной ценностью. Организация проводит сбор подписей к открытому письму в защиту «Кок-Жайляу», направленному 30 января 2012 г. в адрес президента РК, депутатов парламента, министерств, акимата Алматы и политических партий. На сегодня количество подписантов перевалило за 10,5 тыс. В городском суде Алматы продолжаются прения по иску активиста организации о признании недействительными майских общественных слушаний по оценке степени воздействия планируемого курорта на окружающую среду. Кампания «Защитим Кок-Жайляу» пользуется значительной поддержкой алматинской общественности.

НПО «Зеленое спасение» было основано в 1990 году и к настоящему времени имеет за плечами большой опыт содействия в улучшении социально-экологической обстановки в стране. Основной, экологический профиль деятельности организации состоит в контроле за соблюдением экологических стандартов в городе Алматы, участии в сохранении природного фонда национальных парков страны и антиядерной деятельности. Помимо этого, «Зеленое спасение» осуществляет мониторинг деятельности международных финансовых организаций с целью предотвратить попытки с их стороны вмешиваться в деятельность развивающихся стран, которым эти фонды выдают кредиты, приводя к увеличению долговой кабалы граждан. Финансовая поддержка организации осуществляется со стороны нескольких международных фондов, в числе которых - Национальный Фонд поддержки демократии (США) и Open Society Foundations. Стоит отметить плодотворную деятельность организации на ниве экологического просвещения и образования путем выпуска своего вестника, разработки спецкурсов и учебных пособий для вузов.

В 2009 году НПО «Зеленое спасение» провело масштабную кампанию по предотвращению строительства линий электропередачи по территории национальных парков «Чарынский» и «Алтын-Эмель». В ходе кампании организация добилась поставленных целей: линии, соединившие Мойнакскую ГЭС на реке Чарын с действующими электросетями, были проведены в обход охраняемых территорий.

Экофорум НПО Республики Казахстан, объединяя усилия множества природоохранных организаций со всех уголков страны, является, безусловно, крупнейшей экологической организацией Казахстана. Основные направления деятельности Форума – привлечение внимания общества к экологическим вопросам, разработка образовательных экологических программ, охрана и восстановление окружающей среды, а также организация экотуризма.

В числе успешных кампаний казахстанских общественников Вадим Ни упоминает проекты по раздельной утилизации отходов и строительству велодорожек. Последний проект был продвинут в акимат даже не зарегистрированной НПО, а молодежной инициативной группой “ВелоАлматы”. Причем в настоящее время проект работает также и в Астане. Таким образом, успешные проекты есть, но их процент от общего числа проектов не столь велик, как хотелось бы.

Особенности национального активизма

Говоря об общественном активизме, никак нельзя обойти стороной те движения, которые актуальны для подавляющего большинства населения страны, однако в случае Казахстана зачастую, увы, приходится говорить об отсутствии таких движений. К примеру, в России уже два года как самостоятельное общественное объединение функционирует движение «СтопХам», направленное на борьбу с хамством на дорогах, в том числе неправильной парковкой, ездой по тротуарам и прочими проявлениями низкой гражданской культуры автолюбителей. На сегодня это едва ли не самый известный среди молодежи социальный проект, и все - благодаря каналу на YouTube, куда активисты неустанно загружают новые видео с «подвигами» автомобилистов. Десятки и сотни тысяч просмотров оборачиваются наличностью в фонде движения благодаря программе монетизации этого сайта, а широко поднимаемый резонанс достигает самых верхов властной структуры: в 2013 году активисты получили президентский грант.

Но самое главное – ситуация на дорогах и прилежащих тротуарах в мегаполисах северного соседа постепенно улучшается: теперь автомобилист трижды подумает, прежде чем принять решение объехать пробку по тротуару или припарковать машину под троллейбусными проводами, а даже совершив нарушение ПДД, еще несколько раз подумает, прежде чем хамски отвечать на замечания активистов: свежи в памяти прецеденты с увольнениями довольно высокопоставленных лиц, ставших героями стопхамовских роликов. К слову сказать, филиал движения в настоящее время довольно успешно действует в Молдове. Что же касается нашей страны, то у нас «СтопХамом» даже не пахнет. Небольшая группка «ВКонтакте» и пара невнятных видео в Казнете – вот и все, что осталось в нашей стране от благой инициативы…

Между тем любому человеку, знакомому с ситуацией на дорогах, по крайней мере в Алматы, ясно, что ситуации этой далеко до идеала. Однако отсутствие аналогов «СтопХама» говорит о том, что здесь обществом такие движения не востребованы. И это - при том, что существует небезызвестное движение «Болашак», ратующее за сохранение семейных ценностей, мягко говоря, своеобразными способами. Возможно, разгадка кроется в том, что законность европейского типа еще не полностью укоренилась в сознании наших сограждан: не будет секретом, что, к примеру, сильное превышение скорости спешащим к жене в роддом новоиспеченным папашей у нас до сих пор не считается достойным наказания правонарушением. Хотя вообще езда на повышенной скорости постепенно перестает считаться признаком молодецкой удали. Таким образом, можно предположить, что отечественный менталитет до «СтопХама» еще не дорос.

Еще одним фактором может выступить присущий восточным обществам коллективизм, позиции которого в Казахстане довольно сильны. Граждане склонны оправдывать проступки «своих», но быть довольно беспощадными к тем, кто из общей массы выделяется, причем в беспощадности этой быть единодушны. К сожалению, это может предоставлять заинтересованным лицам и группам возможность манипулировать общественным мнением, уводя его от реальных проблем.

Формально открыть общественное движение в Казахстане не так уж сложно. «Ничего не мешает зарегистрировать общественное объединение или движение, - объясняет политолог Эдуард Полетаев, директор ОФ «Мир Евразии». - Согласно закону, для этого требуется инициатива не менее 10 человек и пакет документов. Если не зарегистрировались или вдруг решили проповедовать экстремистские взгляды, посягаете на нравственные устои граждан – значит, ваша деятельность незаконна. Власти, как правило, заинтересованы в значительном количестве адекватных легальных движений, так как это свидетельствует о движении к демократии и является весомым аргументом ее развития».

Вопрос - в политическом весе общественных организаций. Наш собеседник замечает, что политология и политическая социология, в отличие от партий, уделяют движениям гораздо меньше внимания, в том числе и в Казахстане. “Движения недостаточно изучены, так как многообразны. Если не обращать внимания на формальные уставные цели, то у одних движений есть цель, у других она размыта, одни движения хорошо структурированы и организованы, другие - нет. Их динамика развития часто конъюнктурна, зависит от финансирования и возможностей лидеров, - говорит он. - При этом практически неизученным в Казахстане остается феномен интернет-активизма, создание различных групп в социальных сетях по целям и интересам, которые фактически заменяют собой движения, оставаясь формально незарегистрированными”.

Так что основную помеху росту влияния НПО г-н Полетаев видит в их слабой организованности, незнании законов, в размытых целях и спонтанном финансировании. “Дело в том, что благодаря взвешенной внутренней политике в стране нет политической поляризации общества, а движения, скорее, ориентированы на партнерство и тихую динамику развития, - объясняет он. - В результате, среди прочего, эффективно проявляется публичный эффект от деятельности этих движений в разного рода акциях, чаще – молодежных, направленных в поддержку патриотизма».

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности