Станут ли юниоры чемпионами?

Частный бизнес и госкомпании имеют разное представление о том, кто из них больше способен занять место национальных чемпионов

Станут ли юниоры чемпионами?

На прошедшем в середине сентября четвертом по счету форуме частного бизнеса Kazakhstan Growth Forum (К4) его участники много и увлеченно говорили о развитии национального бизнеса и о том, как вырастить собственных национальных чемпионов — компании, являющиеся формальными и неформальными лидерами своих отраслей.

Пробуждение лидерских амбиций — далеко не праздный вопрос для казахстанской экономики. Исследование 200 крупнейших казахстанских компаний, проведенное агентством «Эксперт РА Казахстан» в 2012 году, дало неутешительные результаты. Годовой объем реализации исследуемых компаний вырос на 6% по сравнению с 30%, зафиксированными годом ранее. С учетом того, что годовая инфляция в 2012 году составила также 6%, можно объективно говорить о стагнации отечественной экономики. Принимая во внимание объективные факторы: девальвацию национальной валюты, удорожание финансовых ресурсов, отсутствие реальных структурных реформ, итоги исследования за 2013 год вряд ли будут оптимистичнее.

На фоне застоя в экспортно ориентированных отраслях просто обязаны появиться новые точки роста — технологичные компании, способные к зарубежной экспансии и укреплению потенциала экономики. На наш взгляд, именно частный бизнес имеет компетенции и желание вырасти в такие компании и занять место региональных и национальных лидеров.

Сырье против технологий

Жаркая дискуссия на К4 выявила диаметрально противоположное понимание того, кто должен и готов занять чемпионскую позицию. Линия разлома — совсем как в жизни: секторальная принадлежность и близость к административно-финансовому ресурсу. Бизнес полагает, что именно частная, то есть конкурентоспособная, форма предпринимательства способна ответить на вызовы и стать основой появления национальных лидеров. Руководители частных компаний твердо настаивали на создании равных условий хозяйствования для всех субъектов предпринимательства: именно в конкурентной борьбе должен закаляться характер истинного чемпиона.

Менеджеры государственных компаний, наоборот, ставили в пример успешный опыт по продвижению на международных рынках сырьевых национальных компаний, полагая, что государственная броня с лихвой заменяет набор условий для долгосрочного эффективного развития. По их мнению, сегодняшнее и завтрашнее лицо казахстанской экономики — сырьевые корпорации и естественные монополии с участием государства. Кажется, что стоит немного их подтолкнуть — и уже готов вариант национального чемпиона.

Однако международный опыт показывает, что национальные чемпионы характерны не только большими объемами экспортной, и уж тем более сырьевой выручки. Для них первостепенны технологическое и инновационное лидерство, определение тенденций и правил игры, и то, что влияние на рынок важнее количественных показателей доли рынка.

Председатель совета директоров группы компаний RESMI Кайрат Мажибаев считает, что в основе лидерства лежит способность к трансформации. Чемпионами являются компании, доказавшие, что при равных стартовых и текущих условиях они могут стать лидерами. Такие компании привносят на рынок много полезного с точки зрения развития культуры бизнеса, корпоративного управления, управленческих технологий. Они формируют новые технологии или же хороши в их трансферте. Эти компании все время что-то меняют и поэтому сильно рискуют. Иногда они проигрывают. Но когда они возрождаются, то доказывают, что они и есть национальные чемпионы.

Национальный чемпион — это компания, которая не просто устойчиво и непрерывно растет, а которая может на равных конкурировать или хотя бы, как минимум, сотрудничать с международными компаниями на конкурентной территории.

Председатель правления Народного банка Казахстана Умут Шаяхметова не стала сбрасывать со счетов поддержку лидерских амбиций со стороны государства. «Когда мы говорим о том, кто такой национальный чемпион, то можно взять за образец классический пример стран Европы, России и Южной Кореи. Там национальные чемпионы — компании, политически поддерживаемые государством, которым создавались различные льготы в регулировании и налогообложении, им предоставлялись более дешевые средства для развития бизнеса в обмен на определенные обязательства по развитию внутренней экономики, по сохранению рабочих мест и т. д.»,— отметила г-жа Шаяхметова.

Она не стала относить банковский сектор и в частности Народный банк к национальным чемпионам, поскольку у банков сегодня нет льготного регулирования. По ее словам, национальные лидеры — это, скорее, национальные компании. Они регулируются и поддерживаются государством, а с другой стороны, привносят новые стандарты работы.

Тем не менее частный бизнес выступает за равные конкурентные условия и равный доступ компаний к той же государственной поддержке. «Народный банк хочет быть чемпионом, и в определенных областях мы им являемся, но, опять же, не с точки зрения регулирования, а с позиций конкурентной борьбы. Я не поддерживаю идею национальных чемпионов, если речь идет о поддержке определенных компаний. Помните, была идея создания тридцати корпоративных лидеров; она не состоялась, и остался открытым вопрос по регулированию и взращиванию государством компаний-лидеров,— напомнила г-жа Шаяхметова. — Мое мнение — что экономика и компании должны развиваться на равных условиях, и уже в равной конкурентной борьбе при равном регулировании доказывать, кто является чемпионом. На нашем внутреннем рынке присутствуют иностранные национальные чемпионы. Иногда идет их поддержка со стороны государства. Хочу сказать, что я — за равные конкурентные условия и считаю, что должна быть равная борьба всех компаний».

Чемпион уже назначен?

Государственные служащие — президент национальной компании «Казатомпром» Нурлан Каппаров и председатель правления Национального управляющего холдинга «Байтерек» Куандык Бишимбаев — в ходе обмена мнениями настаивали, что именно национальные компании в первую очередь могут рассчитывать на звание чемпионов и на правительственную поддержку.

Недавно назначенный главой «Казатомпрома» Нурлан Каппаров открыто признал заслуги своей компании, назвав «Казатомпром» одним из флагманов казахстанского бизнеса. «Пусть это государственная компания, но ее роль в мировом масштабе достаточна: она добывает тридцать процентов мирового урана. У нас хорошие перспективы, мы можем пойти как в вертикальную интеграцию, так и продолжать наращивать добычу. Я считаю, что чемпионами могут быть как частные, так и государственные компании. Однако особо выделил бы потенциал “КазМунайГаза”, который стал крупным игроком на мировом рынке после покупки зарубежных активов, прежде всего румынской “Румпетрол”. Также в списки чемпионов можно включить национального перевозчика “Казахстан темир жолы”. Несмотря на то что это внутренняя компания, по производственным показателям она вполне сравнима с зарубежными аналогами. В частном секторе также есть свои лидеры. Их необходимо взращивать, и, может быть, лет через двадцать у нас появятся свои чеболи (финансово-промышленные группы, базирующиеся на семейном капитале. — “ЭК”)»,— поделился своим взглядом на проблему г-н Каппаров.

Куандык Бишимбаев разъяснил присутствующим причины, по которым не была реализована программа тридцати корпоративных лидеров. По его словам, как таковой госпрограммы не существовало. Идея поддержки конкурентоспособных компаний осталась на уровне идеи, которая не была сформулирована до конца и тем более не доведена до реализации. Поэтому говорить об этой идее как о программе — некорректно.

Перевести идею в практическую плоскость помешал 2007 год. Тогда начался финансовый кризис, и банковский сектор начал сжиматься. В 2008 году наступил уже полномасштабный кризис, и будущая программа стала неактуальной. Государство переключилось на поддержку экономики.

«Определение тридцати корпоративных лидеров, как идея, мне кажется правильной. Идея национальных чемпионов должна найти реализацию в нашей экономике. Считаю, что единственный наш чемпион — это “Казатомпром”. Он имеет выход на мировой рынок и определяет на нем тренды. Все остальные — лидеры на маленьком казахстанском рынке. Неотъемлемая характеристика чемпиона, частного или государственного: активно экспортировать или присутствовать на внешних рынках. Если брать экономическую составляющую, то многие национальные компании — и КТЖ, и КМГ — добавляют ВВП. Однако именно “Казатомпром” прибавляет еще и валовый национальный продукт (ВНП). Своими активами за границей сырьевые компании увеличивают благосостояние именно казахстанской экономики. Поэтому внешние признаки, внешняя конкурентоспособность — товарная или инвестиционная — является неотъемлемой частью характеристики национального чемпиона,— высказал свою точку зрения чиновник. — В частном секторе были попытки заявить о себе как о национальном чемпионе. В середине двухтысячных годов ряд металлургических компаний выходил на мировые рынки капитала, активно инвестировал за границу, пытаясь расширять рыночное присутствие. Но, как оказалось, определенные части их бизнес-моделей не соответствовали статусу чемпионов. Надо ли государству заниматься взращиванием чемпионов? Думаю, что надо. Только следует найти собственную правильную модель, потому что взращивание национального чемпиона, не важно — частного или государственного — всегда консенсус политиков, бизнеса и общества».

Кого поддерживать?

Независимый эксперт, экономист Ораз Жандосов отметил, что кризисы всегда были и будут, и относят ся они, как правило, к краткосрочным трендам, и непонятно, почему в нашем банковском секторе кризис вдруг принял затяжной характер. Но это вопрос прежде всего к владельцам банков.

По его мнению, речь должна идти о долгосрочном процессе выращивания хороших компаний, и термина «национальные чемпионы» следует пока избегать. Тем более не совсем правильно делать чемпионом государственные компании. «В других странах с похожей на нашу моделью развития государственные компании сконцентрированы либо в секторе сырьевых ресурсов, либо в секторе естественных монополий. Как проверить их эффективность? Я не согласен с оценкой “Казатомпрома”. Повезло нашей стране, что у нее много земли и природного урана. Повезло, что у нас, в отличие от Канады и Австралии, менее жесткое природоохранное законодательство, и мы производим больше урана, чем они. Вопрос в том, является ли “Казатомпром” эффективным с точки зрения характеристик: продуктивности, технологий и др.»,— поинтересовался эксперт. К слову, канадское природоохранное законодательство позволяет добывать сланцевый газ методом гидроразрыва, после чего жить на близлежащей территории становится опасно. Так что пример г-н Жандосов привел явно не лучший.

Как бы то ни было, по оценке г-на Джандосова, на сегодня «Казатомпром» должен бы стоить миллиард долларов, а его текущая стоимость — 500 млн. Это лишь небольшой пример того, как эффективно двигаются госкомпании. Национальные чемпионы — это, прежде всего, частные компании, убежден экономист. Вопрос в том, должно ли государство из частных эффективных компаний выбрать определенный перечень и поддерживать их государственными мерами: дешевыми кредитами, субсидиями, бесплатной землей.

«Кстати, правительство безвозмездно выделило некоторым компаниям землю, тем самым де-факто проводит политику национальных чемпионов, и хотелось бы знать, кто это,— пошутил Джандосов. — Я понимаю: у нас маленькая страна и маленький внутренний рынок. И любая большая компания должна что-то экспортировать. Но должно ли правительство проводить политику поддержки таких компаний? Или же делать одинаково комфортные условия для всего бизнеса и пусть победит сильнейший — сначала на внутреннем рынке, затем в соседних странах и после этого — на мировом рынке?»

Вопрос этот достаточно сложный. С одной стороны, трудно представить, как строить подобную политику, учитывая национальную специфику, сложности объективного выбора лучших реальных компаний, и как сформулировать политику кнута и пряника, чтобы бизнес стремился к качественному росту.

«С другой стороны, если посмотреть на политику, которая никого не поддерживает, что, собственно, и происходит,— не факт, что вырастут чемпионы. А они нам нужны, поскольку и ВВП, и ВНП формируются благодаря деятельности компаний. Если не будет определенного круга компаний-лидеров, я здесь не имею в виду государственные компании и естественные монополии, то вероятность того, что наша страна сможет достичь высот, невелика. Реальный экономический рост может происходить только благодаря росту компаний. И в сырье, и в монополиях “потолки” давно ясны. Только частные, и только несырьевые компании реально могут расти, если смотреть на горизонт тридцати-пятидесяти лет. Если посмотреть последние посткризисные пять лет, видим ли мы рост таких компаний? Рад бы ошибиться, но его нет»,— подвел итоги этой части дискуссии Ораз Джандосов.

Программу заменили адресной раздачей средств

Особый вопрос, который оживленно обсуждался участниками дискуссии, касался наличия у Казахстана собственной модели развития чемпионов. Безусловно, господдержка помогла корейским компаниям стать международными. Но взращивание чемпионов не должно заменять индустриальную политику. Если посмотреть на американский опыт, там компании развивались в конкурентной среде, с максимальными возможностями для всего бизнеса. Хотя Америка в период последнего финансового кризиса тоже спасала отдельные сектора: банки и автомобильную отрасль. Должны быть созданы естественные комфортные условия для развития отечественного бизнеса, который уже сам будет определять, какую планку ему следует брать.

По словам Куандыка Бишимбаева, однозначных рецептов создания национальных чемпионов не существует. Есть много зарубежных примеров, когда правительства заходили в компании и спасали их, решая прежде всего стратегические вопросы занятости населения, стимулирования экспорта и др. Тем не менее сырьевые компании способны самостоятельно решать многие свои проблемы. «На примере “Казатомпрома” могу сказать, что его конкурентные преимущества — не только в наличии благоприятного экологического законодательства, но и в обладании уникальными технологиями добычи. Они позволяют добывать уран на минимальном уровне себестоимости и оставаться прибыльным проектом даже при нынешнем резком падении цен на уран в мире,— сказал г-н Бишимбаев. — Лидер должен обладать технологическим преимуществом как в сырьевом, так и в производственном секторах. Например, в нефтянке у нас нет технологий разведки и добычи сырья на шельфе. Соответственно, национальные нефтяные компании не обладают технологиями морской добычи. В этом мы должны кооперироваться с другими странами, с другими компаниями. Они как раз и являются национальными и мировыми чемпионами, так как экспортируют знания, зарабатывают на внешних рынках».

Нурлан Каппаров указал на тот факт, что уже была попытка увеличить ВНП. В 2006–2007 годах казахстанский бизнес пошел добывать его на внешних рынках, активно инвестируя в Грузию, Украину, Киргизию и Россию, Европу. «Это была неудачная попытка. Но продолжать движение в экспортном направлении все же надо. Корпоративная прибыль, заработанная за рубежом, добавит нам ВНП, очень важный для нас. “Казатомпром” уже сделал инвестиции в российскую компанию по обогащению урана. Покупать такой актив, конечно же, нужно: ожидается хороший возврат на инвестиции и появляется возможность обогащения нашего урана и дальнейшей продажи с добавленной стоимостью. Это было именно менеджерское решение, ведь была возможность оставить все как есть». «Ответ на вопрос, должна ли иметь место государственная помощь,— положительный»,— говорит бывший предприниматель и министр, а ныне глава нацкомпании Нурлан Каппаров. Он отметил, что «Казатомпром» никогда бы не вышел на рынок обогащения урана без поддержки государства. Государство должно помогать квазигосударственным или частным компаниям, имеющим потенциал чемпионов. Проблема в том, что в Казахстане не так много компаний и секторов с зарубежным потенциалом.

«Поддержка государством национальных компаний — естественное положение вещей. Вопрос в том, чтобы наш квазигосударственный сектор не конкурировал с частным внутри страны. Хотя это вряд ли произойдет. Структура экономики устроена таким образом, что крупные сырьевые компании и естественные монополии принадлежат государству, и конкурентов от частного бизнеса в этих направлениях нет»,— полагает г-н Каппаров.

По его мнению, помогать нужно и частному бизнесу, имеющему потенциал национального чемпиона. Например, когда бизнес идет за границу, покупая местный актив. «Приведу в пример Capital Partners, на сегодня это самый успешный девелопер Казахстана. Они хорошо показали себя в стране и за рубежом. Успешная история — продажа отеля “Ритц Карлтон” в Москве. Сейчас компания является девелопером горнолыжного курорта “Кок Жайляу”. Кому еще мы могли доверить такой проект? Да, мы отдали землю бесплатно и через механизм ГЧП вкладываем в инфраструктуру часть государственных средств. Такие компании умеют делать успешные проекты, и им следует помогать»,— уверен Нурлан Каппаров.

Все решает государство

В свою очередь Умут Шаяхметова поставила под сомнение утверждение, что только менеджеры принимают решения в государственных компаниях. Прежде всего, существуют стратегические решения правительства, которое просчитывает общее развитие страны.

Помощь государственным компаниям упирается в тему огосударствления нашей экономики. Государство помогает госкомпаниям все больше и больше, наращивая на рынке собственное присутствие. Причем не только в сырьевом секторе. К тому же мы видим, что государственный менеджмент не всегда эффективен. Сразу встает вопрос государственного и корпоративного управления: качества его стандартов, насколько прозрачно принимают решения, возникает вопрос коррупции.

«На мой взгляд, хорошо, когда идет прямая, честная и прозрачная конкуренция. И разговоры, что тот или иной игрок достоен развивать проект, достаточно спорны, поскольку возникает вопрос субъективности оценки его успешности. Кто и как выбирает национального чемпиона, которому государство должно помогать? Если будет конкуренция, равные условия для всех — станет понятно, на самом ли деле эффективен менеджмент и кому надо помогать»,— отметила г-жа Шаяхметова.

Взяв слово, глава группы RESMI Кайрат Мажибаев опять настоял на том, что чемпионы — прежде всего те, кто работает на развитие индустрии и приносит технологии. И не важно, работают они на внутренний рынок или ориентируются на экспорт. «Сейчас много называлось имен из госсектора и добывающего сектора. Если компания потянула за собой другие частные компании, и они стали чемпионами в своем секторе на своей территории, тогда эта компания — национальный чемпион, своего рода миссионер. Тогда деятельность такой компании по росту и прибыли идентична мировым бенчмаркам, а если она имеет еще и социальный, и технологический эффект, создает вокруг себя другие бизнесы, тогда государство должно ей помогать,— сказал г-н Мажибаев. — Но я не услышал одну вещь от менеджеров государственных компаний. Принятие государственных решений, особенно касающихся условий развития бизнеса — например, вступления в ВТО, в ТС — обязано происходить с параллельной разработкой программ, которые учитывают краткосрочные и долгосрочные интересы государства. Пока же частный сектор наблюдает, как при любых больших государственных решениях — например, последней девальвации тенге — учитываются интересы краткосрочные: прежде всего государственные и интересы добывающего сектора. Фактически они, а вместе с ними и страна, получают преимущества».

Но краткосрочные цели приводят к краткосрочному эффекту. Затем правительство оценивает потери частного сектора и обрабатывающей промышленности и начинает производить компенсации. «Вопрос не в том, как и где взращивать чемпионов, а в создании равных условий конкуренции для всех»,— уверен Кайрат Мажибаев.

Приведенное замечание хирургически точно резюмировало основную идею более чем часовой дискуссии о национальных чемпионах. Не важно, какого масштаба амбиции и компетенции у государственных и частных компаний. Принимать решение, кому доверить национальную корону бизнес-лидера, будет государство.

Государственный бизнес, представленный национальными компаниями, фактически назначил себя национальным чемпионом, уповая на ресурсные возможности наращивать экспорт и ВНП. Парадокс в том, что национальные чемпионы редко бывают добывающими монополиями.

Создавать новые бизнесы в современных индустриях способны лишь несырьевые компании. И вопрос в том, намерено ли государство создавать для таких индустрий условия развития. Конкретных движений в этом направлении нет. Огромные льготы даны иностранным инвесторам, поскольку государство уже не в силах развивать экономику за государственный счет. Бесспорно, правительство пригласило казахстанских инвесторов в программу ФИИР, но никак не стимулировало развитие внутреннего рынка, куда, прежде всего, должна поставляться продукция, появляющаяся по итогам индустриализации.

Но шансы частных предпринимателей пробить стену разногласия с государственным бизнесом остаются. Надо сделать ставку на конкурентоспособность всей страны, а не отдельных отраслей и компаний. В этой схеме найдется место для кооперации и качественного движения вперед всех компаний. И пусть победит сильнейший.

Блиц-опрос

Сколько чемпионов требуется Казахстану?

Нурлан Каппаров: «30 чемпионов».

Кайрат Мажибаев: «По количеству существующих приоритетных кластеров — по два-три игрока в каждом кластере. Если кластеров десять, то двадцать или тридцать компаний».

Ораз Джандосов: «5 компаний к 2050 году, но даже это тяжело».

Куандык Бишимбаев: «Чемпионы могут появиться в секторах, где наши позиции наиболее сильны: в добыче сырья. В остальных секторах чемпионство под вопросом».

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности