Чиновничий мир

Эффективность работы государственных органов в Казахстане сильно зависит от межличностного общения, что неправильно

Чиновничий мир

Эксперт Казахстан» начал опрос предпринимателей, финансистов и представителей государственных агентств, ответственных за развитие бизнеса, с целью определить список обстоятельств, сдерживающих развитие экономики. Результаты исследования мы надеемся представить на VI Экономическом форуме национального бизнеса «Эксперт-200-Казахстан» в ноябре. Большинство наших респондентов готовы делиться наболевшим только на условиях анонимности, но некоторые согласились выступить открыто. Их интервью мы будем последовательно публиковать в журнале в рубрике «Госуправление».

Первым, кто согласился на публикацию беседы, стал Айдархан Кусаинов, директор консалтинговой компании Almagest — человек, который имеет опыт и работы в госкомпании, и запуска своего бизнеса в секторе обрабатывающей промышленности. С его точки зрения, отечественное чиновничество слабо, когда нужно переходить от стадии документов к воплощению задуманного в реальную жизнь. Кроме того, огромную роль играет у нас роль личности — например, акима области — в истории развития региона. А это ненормально. И то, и другое нужно исправлять, внедряя процедуры, четко документально разграничивая зоны ответственности и вводя измеримые целевые показатели, от достижения которых будет зависеть карьера чиновника.

— Насколько сбалансированной видится вам структура собственности в национальной экономике?

— У нас велика доля госсектора и иностранного капитала. На их фоне несправедливо мала доля частного казахстанского бизнеса. Госбизнес у нас поддерживается искусственным образом: создан холдинг «Самрук-Казына», который заходит в те сектора, в которых не должен присутствовать априори. Значительная часть иностранного капитала в экономике страны не приносит стране таких уж больших дивидендов, особенно в сырьевом секторе. Следовало бы все же отдавать приоритет местному предпринимательству и его развивать, увеличивая в целом его долю.

— А чем, собственно, плохо то, что у нас большая доля госсектора?

— В текучем, быстро меняющемся мире компании с госучастием неповоротливы и медлительны в принятии решений. В связи с этим на конкурентных рынках они проигрывают. Это первая опасность. Вторая: государственная структура управления и госсектор вертикально интегрированы, поэтому большое значение придается и пристальное внимание уделяется самым крупным компаниям, тогда как средние сервисные госкомпании выпадают из поля зрения. Но в действительности все госкомпании не находятся в конкурентной среде: им не надо по-настоящему бороться за размещение госзаказа, увеличение сбыта, нести расходы на продвижение и так далее. И если в стратегических секторах участие государства оправданно: например, не вызывает вопросов стопроцентное госучастие в «Казахстан темир жолы», то вот присутствие государства в числе собственников средних и мелких компаний во многих отраслях непонятно. Их надо отправлять в рынок, чтобы собственник сам думал о развитии бизнеса и повышении эффективности, тогда будет конкуренция и рост качества.

Диктат кумовства

— А в целом насколько благоприятным представляется вам бизнес-климат в Казахстане?

— Он достаточно благоприятен. У нас хорошие законы, действует нормальный налоговый режим, в сравнении с нашими соседями. Неплохо защищены права инвесторов. Единственная проблема — это исполнение законов, независимость судов. И на это, конечно, сильно влияет большая доля государства в экономике. Например, сегодня у нас госкомпании формально работают в рыночной среде; соответственно, суд, рассматривая спор между госкомпанией и частным предприятием, должен относиться к ним одинаково. Однако этого не происходит, судебная система все равно больше благоволит государству. Вот поэтому мы как бы де-юре все правильно расписали, а де-факто — много вопросов. Здесь большое поле для улучшений.

— Каково сегодняшнее состояние саморегулирующихся предпринимательских организаций в центре и в регионах? Каким вам представляется будущее предпринимательского саморегулирования?

— Я не вижу каких-либо реально эффективных саморегулирующихся предпринимательских организаций. Опять же все это косвенно связано с высокой долей госсектора, слишком большим влиянием государства и чиновников на рынок. Вследствие этого предпринимательские организации больше фокусируются на установлении особых отношений с властью, с госкомпаниями, с чиновниками. Для них важнее победить в тендере, чем действительно внутри себя регулировать и развивать конкурентную среду. Например, Национальная палата предпринимателей лоббирует какие-то общие интересы, но это не саморегулирующаяся организация. Не думаю, что открою для кого-то Америку, если скажу, что она создана, по сути, властью. Мелкие же ассоциации не имеют достаточного влияния, их члены с большей готовностью променяют интересы организации на хороший контракт.

— Насколько хорошо у нас написаны госпрограммы и как они выполняются, с вашей точки зрения?

— Принятие и реализация программ развития абсолютно необходимы в условиях большого госсектора в экономике. Если уж государство решило так регулировать рынок, то оно должно и давать возможности частным отечественным компаниям через механизм госпрограмм. В принципе, программы развития у нас качественно разработаны, имеют правильные приоритеты и задачи. Однако их реализация — что в центре, что на местах — упирается в человеческий фактор. Как результат, замечательные программы могут быть похоронены плохим исполнением, сильной зарегулированностью. В Казахстане практически все спотыкается на уровне реализации.

Соловьиный свист

— Как вы оцениваете эффективность системы госуправления РК в целом?

— Система госуправления Казахстана слишком забюрократизирована; соответственно, вызывает много нареканий. Более того, я бы не сказал, что система госуправления бизнесориентирована. Наша бюрократия и госуправление оторвались от реальной жизни, и поэтому мы имеем в итоге хорошие декларации и идеи при плохой реализации. Как я уже отмечал выше, у нас хромает администрирование, причем не важно где: в центре или на местах.

С точки зрения бюрократии у нас все поставлено отлично. Президент дает поручение, в короткие сроки предлагается решение — законопроект или программа. Правительство или парламент быстро их принимают. Аппарат центральных госорганов работает замечательно, программа принята, в ней прописаны сроки исполнения, на столе лежит прекрасный документ. То есть с точки зрения чиновничества все работает как часы, поручения выполняются, причем быстро. Но вот как только госпрограмма спускается вниз для исполнения, а точнее, приходит время воплощать идеи в реальную жизнь, начинаются проблемы. То здесь пробуксовки, то там что-то не заладится. На выходе — ноль результатов, и программа благополучно похоронена. Хотя в центральном аппарате давно отрапортовали, что поручение исполняется, и прочее.

Все дело в том, что в целом программы разрабатываются концептуально правильно, дается верный курс развития, устанавливаются приоритеты, но не проработаны детально. В теории все отлично, а практически ничего не продумано. Ведь дьявол кроется в деталях: нужно в каждой программе расписывать подробно и четко каждый шаг — прямо как инструкцию. Вот и получается, что в Казахстане есть две реальности. В одной госпрограммы эффективно внедряются, согласовываются со всеми министерствами, ради них меняются законы, другие программы и концепции. Но практически никогда не проработано, как госпрограммы будут реализовываться на практике, как будут достигаться цели в обозначенные сроки. Как итог — даже блестящие программы начинают на глазах разваливаться. Была хорошая программа развития кластеров. Пытались развить передовые технологии и стимулировать открытия через Инновационный фонд. И так далее. В Казахстане было и есть много прекрасных инициатив, которые, к сожалению, в реальной жизни не работают или не станут работать.

— Каково качество работы местных органов власти, на ваш взгляд?

— Качество работы местных властей сильно разнится от региона к региону. В одних местах местная власть эффективная, поскольку глава — грамотный хозяйственник, в других — она абсолютно никакая. Эффективность местной власти во многом зависит от личностных характеристик акима: от его политического веса, расположения, мировоззрения, уровня развития, понимания интересов бизнеса, квалификации. К сожалению, наши чиновники по уровню сильно отличаются друг от друга. В силу того, что в Казахстане многое сильно завязано на личностном факторе, на личных взаимоотношениях и симпатиях, соответственно, и работа власти сильно отличается в разных областях, регионах и даже аулах.

Не по регламенту

— Какие элементы взаимодействия внутри госаппарата на уровне «центр — регионы» являются слабыми звеньями, тормозят развитие бизнеса?

— У нас так: сильный аким — хорошие результаты, слаженная работа с теми или иными министерствами. Но даже у него, если с кем-то из министров или другими чиновниками отношения натянутые, то и результат будет посредственный. Для решения этой проблемы, с одной стороны, нужно больше передавать полномочий в регионы, и сейчас такая тенденция наметилась. Я надеюсь, что опыт будет успешный. С другой стороны — нужно четче прописывать регламенты, полномочия и процедуры взаимодействия центральных органов власти с региональными. Сегодня, повторюсь, очень многое зависит от человеческих взаимоотношений руководителей регионов с центральной властью. В республике бывает такое, что центральные власти не поддерживают и даже противодействуют региональным властям. Например, местная власть утвердила инвестиционный проект в рамках ГПФИИР, а в Астане, напротив, не пропускают. Бывает и наоборот.

Это проблема отсутствия разграничения полномочий и действий при формализации идеи. Как раз из-за существования неформального взаимодействия происходят разного рода пробуксовки. Либо центральная и региональная власть двигаются вместе и работают над достижением одной цели, либо, как сейчас, каждый тянет в свою сторону. Всегда можно не согласовать, не утвердить проект, программу, компанию и прочее.

— Как вы оцениваете профессионализм чиновников, с которыми вам приходилось сталкиваться, в центральном аппарате и на местах?

— Это важный момент. У нас очень неравномерный кадровый состав чиновников. Есть блестящие чиновники, огромные профессионалы, и есть абсолютно некомпетентные госслужащие: чьи-то родственники или знакомые. Причем это относится как к центральному аппарату, так и к региональным. Это на самом деле печалит, потому что хотя бы центральный аппарат должен быть сбалансированным, иметь ровный состав служащих. Сейчас, например, общаешься с какими-то чиновниками и видишь, что есть понимание, поддержка и так далее. Говоришь с другими — и сталкиваешься с непробиваемостью. Некоторые чиновники попросту не понимают, не способны понять, о чем с ними беседуют. И как же тогда можно говорить о повышении эффективности или развитии? Аналогичная ситуация на местах: профессионализм чиновников неравномерен.

Как следствие — случаются ситуации, когда вы можете согласовать проект с отличным профессионалом на низовом уровне, но упереться где-нибудь в Астане, если он ляжет на стол к профану. Или наоборот.

— Назовите пять худших черт системы госуправления РК, которые прямо или опосредованно сдерживают развитие вашего бизнеса либо которые вы наблюдаете?

— Как я уже выше упоминал, первое — человеческий фактор, то есть межличностные отношения чиновников и предпринимателей. Второе — непрофессионализм чиновников, которые зачастую противоречат проводимой государством политике развития, преследуют собственные интересы. В-третьих — оторванность системы государственного управления от реальности. То есть проблема практической реализации разрабатываемых программ. В-четвертых — неровный по образованию, профессионализму состав чиновников, как в регионах, так и в центре. Уже и этого достаточно.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики