Далеки они от народа

Государственный бюджет остается главным источником финансирования аграрной отрасли

Далеки они от народа

В совокупном ссудном портфеле банков второго уровня кредиты агросектору составляют мизерную долю — около 4%. В абсолютных цифрах по итогам первого полугодия 2014 года объем кредитования достиг 433 млрд тенге, притом что весь ссудный портфель превысил 12 трлн тенге. Отметим, что доля займов отрасли остается на одном и том же уровне в течение многих лет. Можно заметить некоторые изменения, связанные с внешними факторами: после кризиса кредитование замедлилось, но несколько оживилось с принятием программы поддержки сельского хозяйства «Агробизнес-2020», которая вступила в действие в 2013 году. Однако большого желания завалить земледельцев деньгами у банков явно нет: отпугивают высокие риски, непонятные залоги. Отдельные игроки увеличили лимиты на аграрный сектор, но в целом картина почти не меняется.

Как можно видеть в таблице, где приведены данные по кредитованию агросектора отдельными банками за прошлый год и первое полугодие 2014-го, больше всего денег в сельхозку вложили крупные фининституты — Народный банк и БТА; но самая высокая доля сельского хозяйства — в портфеле небольшого Delta Bank, а наиболее впечатляющая динамика у Сбербанка, за полгода нарастившего кредитование отрасли почти вдвое. И все же в целом сельское хозяйство кредитуется банками по остаточному принципу.

Банковское кредитование адекватно доле сельского хозяйства в ВВП: по данным Агентства РК по статистике, в 2013 году производство сельскохозяйственной продукции составило 4,6% ВВП (для сравнения: выпуск товаров в целом — 39%, услуги — 54%). Причем доля эта снижается: в 2008 году она составляла 5,3%, в 2009-м — 6,2, в 10-м — 4,5%. Такие колебания лучше всего показывают нестабильность сельскохозяйственного производства, на что в первую очередь обращают внимание кредиторы, принимая решение о финансировании отрасли.

Трудное хозяйство

Банкиры дружно относят сельское хозяйство к субъектам повышенного риска, хотя задолженность по кредитам сельхозпроизводителей долгие годы оставалась на низком уровне по сравнению с другими отраслями. Но начиная с прошлого года она стала увеличиваться кратно.

За прошлый год объем просроченных кредитов вырос в 1,8 раза, а за первое полугодие нынешнего — еще в полтора раза, причем доля просрочек в кредитах сельскому хозяйству составляет 16%. Это, конечно, меньше, чем доля просроченных займов строительному сектору (34%), но сравнимо с задолженностью промышленности — 20%.

В портфеле АО «КазАгроФинанс», которое занимается исключительно кредитованием сельского хозяйства, доля проблемных займов, по словам заместителя председателя правления компании Асылхана Джувашева, находится на приемлемом уровне несмотря на то, что весь ссудный портфель сосредоточен в аграрной сфере, где традиционно существуют самые высокие риски. «В среднем объем провизии в компании составляет около 8–9 процентов. Для сравнения: в банках второго уровня провизии составляют в среднем около 15–20 процентов»,— говорит он. В других банках также отмечают низкий уровень просроченных кредитов, выданных сельхозтоваропроизводителям.

Основным риском отрасли мы привычно называем зависимость от погоды, однако эксперты считают непредсказуемость погодных условий важной, но не единственной негативной чертой аграрного бизнеса. Кроме возможного неурожая, в расшифровку понятия «высокорискованный сектор» они включают качество продукции, снижение мировых и внутренних цен на продукцию, отсутствие рынков сбыта, отсутствие логистики. Каждый из этих факторов или все вместе могут отрицательно сказаться на заемщике и повлиять на его способность обслуживать кредиты.

Вот какие мнения высказали наши эксперты, объясняя рост просрочек по займам сельхозпроизводителям. Начальник управления МСБ Евразийского банка Александр Пак: «Сельское хозяйство имеет длительный производственный цикл, объем производства напрямую зависит от климатических условий, на формирование цены влияют результаты сельского хозяйства приграничных государств, а также высокая волатильность рынка».

В Нурбанке трудности погашения кредитов связывают с сезонностью бизнеса, риском неурожайности, а также с низкой производительностью и рентабельностью по сравнению с другими отраслями экономики.

Г-н Джувашев называет две основные причины роста проблемных кредитов аграрному сектору: «Основная трудность — неблагоприятные погодные условия. Например, сельхозпроизводитель берет кредит на весенне-полевые работы, рассчитывая погасить его после уборки урожая. Но в случае неблагоприятных погодных условий, тем более в условиях резко континентального климата нашей страны, которая считается зоной рискованного земледелия, сельхозпроизводитель может потерять урожай, а значит, не сможет в итоге погасить кредит. Ну а вторая причина — недостаточно просчитанные риски инвестпроектов: анализ конкурентов, сбытовая политика, изменение цен, комплектация оборудования, возможность выпускать продукцию в необходимом объеме, возможность выхода на проектную мощность, неполучение субсидий, неправильное структурирование проекта и так далее. Все это может привести к невозможности своевременно погашать обязательства»,— заключает он.

Таким образом, на эффективность отрасли влияют не только стихия, но и неграмотное управление аграрным бизнесом. Хорошо организованные крупные и средние предприятия в Казахстане можно пересчитать по пальцам, а наш аграрный сектор в основе своей представлен крестьянскими хозяйствами и личными подворьями. Именно эти последние производят преобладающую долю продукции. Вот какие данные приводятся в госпрограмме по развитию агропромышленного комплекса РК на 2013–2020 годы: в подворьях выращивается 82,4% голов крупного рогатого скота, 70,2% овец и коз, 78,6% свиней, 72% лошадей и 47,6% птицы. У фермеров, не говоря уже о личных хозяйствах, меньше возможностей внедрять современные агротехнологии, закупать новые машины и за счет этого повышать эффективность производства, планировать на перспективу, вести правильный учет, налаживать сбыт продукции. А значит — и меньше шансов получить кредит от банка.

Вот, например, на основании чего принимается решение о кредитовании заемщика-агрария в Евразийском банке. «При рассмотрении проектов о финансировании сельхозтоваропроизводителей банк в первую очередь обращает внимание на материально-техническую базу, платежеспособность и кредитную историю клиента»,— рассказывает Александр Пак. Немаловажными являются рентабельность и способность клиента аккумулировать прибыль. Другие банки так же жестко оценивают заемщиков, представляющих аграрный сектор. Поэтому не стоит удивляться, что большая часть банковского финансирования идет юридическим лицам, которые в большей степени соответствуют всем этим требованиям, а не крестьянским хозяйствам.

Ничего, кроме земли

Основная проблема для сельхозпроизводителей — отсутствие твердого ликвидного обеспечения при банковском кредитовании. Если у переработчиков существуют залоги в виде заводов и оборудования, то у фермеров обычно имеется лишь земля да будущий урожай. Пока в Казахстане нет рынка земель сельскохозяйственного назначения, как в других странах, земля не может считаться ликвидным залогом. Однако и коммерческие банки, и государственные компании берут ее в качестве обеспечения кредита, но в зависимости от ее состояния и качественных параметров могут потребовать дополнительные залоги.

По словам г-на Джувашева, в Казахстане земли сельхозназначения в качестве обеспечения при кредитовании достаточно, если ее стоимость позволяет обеспечить кредит. «Мы стараемся максимально облегчить доступ сельхозтоваропроизводителей к нашим кредитным продуктам. Поэтому в качестве залога прежде всего мы берем землю. Но стоимость земли варьируется в зависимости от различных факторов: целевого назначения, расположения, права собственности. Если стоимость участка не позволяет обеспечить кредит, то клиент предоставляет дополнительное залоговое обеспечение» — такой политики придерживается КАФ.

По словам Александра Пака, банки просят дополнительно в обеспечение ликвидное имущество в том случае, если предлагаемые земельные участки имеют низкий балл бонитета (критерий оценки плодородности земли) либо находятся в регионах с низким уровнем развития сельскохозяйственной деятельности. Дополнительным залогом может быть личное имущество собственников компании либо движимое имущество самой компании — машины, оборудование, товары в обороте.

Наиболее распространенным залогом, под который могут получить деньги зернопроизводители, являются зерновые расписки (ЗР), введенные в обиход еще в 2001 году законом «О зерне». Расписки обеспечены складскими запасами зерна, сданного на ХПП. В финансовых отчетах многих БВУ можно увидеть в качестве обеспечения по кредитам запасы зерна. Но займы под ЗР — это короткие деньги, оборотка, потому что кредит можно получить только на срок хранения зерна на ХПП и из расчета того объема, который указан в зерновой расписке.

Кроме прямого кредитования, банки предоставляют гарантии исполнения обязательств в пользу Продкорпорации и Аграрной кредитной корпорации, а те уже дают кредиты под такое обеспечение.

Почем деньги для села

Стоимость денег для сельского хозяйства традиционно была выше, чем для других отраслей, но в 2013 году ставки пошли вниз, что можно объяснить началом действия программы «Агробизнес-2020», в которой предусмотрено субсидирование ставок государством. Но и до нее действовали, и действуют до сих пор программы льготного финансирования сельхозпроизводителей Министерства сельского хозяйства.

По программе «Агробизнес-2020» государство субсидирует 50–80% кредитной ставки банков второго уровня, конечные заемщики получают деньги под 6–7%. Как рассказали нам в Евразийском банке, в рамках программы финансового оздоровления субъектов агропромышленного комплекса клиенты могут получить заем под 7% годовых. «Данная программа поддерживает только непосредственно тех, кто работает на земле, переработчиков продукции поддерживают другие госпрограммы»,— отмечает г-н Пак.

Наиболее низкие ставки у «КазАгроФинанс». «Мы, как государственный институт, предлагаем самые низкие ставки на рынке по сравнению с банками второго уровня и другими финансовыми организациями. К примеру, ставка вознаграждения на приобретение племенного КРС составляет 4 процента годовых, под 6 процентов финансируем инвестиционные проекты за счет средств Национального фонда РК, и внебюджетные средства — под 12,8 процента годовых. Кроме того, заемщики, участвующие в программе “Агробизнес-2020”, могут снизить ставку 12,8 процента еще на 7 процентов, то есть конечная ставка для заемщика составит 5,8 процента»,— рассказывает Асылхан Джувашев.

«Агробизнес-2020» предусматривает еще и инвестиционное субсидирование, возмещающее от 20 до 80% затрат на реализацию инвестиционного проекта, финансовое оздоровление, субсидирование ставки.

Как мы видим, государство в кредитовании сельхозпроизводителей играет первую скрипку. Если в портфеле у банков есть какая-то доля кредитов сектору, то можно быть уверенным, что частично или полностью эту деятельность стимулируют госпрограммы. «Поддержка со стороны государства является основным рычагом для развития сельскохозяйственной отрасли, так как ее кредитование сопряжено с большими рисками для банков»,— считают в Нурбанке и добавляют, что развитие таких инструментов, как кредиты через страхование и гарантирование займов субъектам АПК перед финансовыми институтами способствовало бы повышению доступности кредитных средств для аграриев.

Государство и дальше будет нести основную нагрузку по финансированию агросектора. В этом проявляется отношение к сельскому хозяйству со стороны властей не как к сектору экономики, который должен развиваться в рыночных условиях, приносить прибыль, быть самоокупаемым, а, скорее, как к некой социальной категории.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности