Киргизские титаны

Киргизские сельхозпроизводители готовы экспортировать в Россию и с нетерпением ждут вступления Кыргызстана в Таможенный союз

Киргизские титаны

После введения эмбарго Россией Кыргызстан буквально через три дня представил министру сельского хозяйства РФ Николаю Федорову перечень сельхозпродукции, которую республика может им поставлять. В список включено около 200 тыс. тонн овоще-бахчевых культур, около 35–50 тыс. тонн мяса. Более того, в Кыргызстане создана рабочая группа, которую возглавляет заместитель министра сельского хозяйства и мелиорации КР Эркинбек Чодуев. Он два раза в неделю собирает представителей перерабатывающей, мясо-молочной промышленности, поставщиков водочной продукции и других. Кроме того, создан консультативный совет во главе с торговым представителем России в Кыргызстане Владимиром Некрасовым. На базе совета работает оперативный штаб по экспорту продукции из Кыргызстана в Россию. В штабе будет создана горячая линия, которая должна принимать и обрабатывать информацию о наличии объемов продукции для поставки в Россию и затем передавать ее российским сетям магазинов. Кроме того, в штабе станет аккумулироваться информация о потребностях российских сетей, однако она не будет распространяться в Кыргызстане.

Премьер-министр КР Джоомарт Оторбаев во время рабочей поездки по Таласской области воодушевил сельхозпроизводителей тем, что они смогут поставлять продукцию в Россию. Минэкономики КР планирует организовать для них встречу с представителями сетевых магазинов РФ, чтобы продукция поставлялась не только на базары, но и в крупные торговые центры. На экспорт пойдет в основном картофель, лук, яблоки и другие плоды, фасоль.

Кыргызстан, собственно, уже получил возможность через «зелёный коридор» беспрепятственно поставлять в Россию плодоовощную продукцию. В РФ каждый день отправляется 160 фур. В основном экспортируется малина, клубника, смородина, плодовые культуры. Идут переговоры по снятию ограничений на ввоз в Россию мясо-молочной продукции. «В подавляющей части Кыргызстана улучшилась эпизоотическая ситуация, в связи с чем мы обращаемся к Евразийской экономической комиссии: привлечь внимание сторон ТС к оказанию содействия Кыргызстану по отмене запрета на импорт животноводческой продукции, организации “зелёного коридора” для прохождения таможенных процедур, беспрепятственного транзитного прохождения продукции по территории стран ТС, налаживания и установления связей киргизских производителей с сетевыми супермаркетами»,— сказал заместитель министра экономики КР Данил Ибраев. Первый зампремьера РФ Игорь Шувалов поручил соответствующим министерствам снять имеющиеся запреты для поставок киргизских овощей и фруктов в Российскую Федерацию. «В случае необоснованных барьеров обращайтесь ко мне — окажем содействие»,— заверил г-н Шувалов.

По данным Министерства сельского хозяйства и мелиорации КР, в республике в среднем ежегодно производится: картофеля — 1300–1400 тыс. тонн (перерабатывается или реализуется на внутреннем рынке — 25–30%); овощей — 900–1000 тыс. тонн (20–25%); плодово-ягодных культур — 240–260 тыс. тонн (30–35%); бахчевых — 200–220 тыс. тонн (70–80%). В Кыргызстане за 2013 год произведено 354,9 тыс. тонн мяса в живом весе, что на 0,7% больше 2012 года. Молока произведено 1408,2 тыс. тонн (+ 25,7 тыс. тонн, или на 1,9%), поголовье домашней птицы возросло на 261,2 тыс. голов. 

Удивительно, но маленькая страна, которая считается бедной, может не только обеспечить себя продовольствием, но еще и поставлять его соседям. При этом нужно понимать, что киргизским сельхозпроизводителям государство не оказывает какой-либо материальной или иной помощи, в отличие от их казахстанских коллег.

Заложники рынка

Арстанбек Кожобаев живет в селе Ойтал Иссык-Кульской области Кыргызстана. Он выращивает зерно, картофель, ячмень, клевер, также занимается садоводством и животноводством. У него примерно 10 гектаров земли. Сад разбит на полутора гектарах. Из скотины у него — 10 голов крупного рогатого скота. По его словам, после распада Союза в 1996 году в Кыргызстане всем крестьянам бесплатно были розданы земли колхозов и совхозов. Количество земли, которое получал один крестьянин, зависело от наличия земли в колхозе и количества людей, проживающих в нем. Вся земля была разделена поровну; соответственно, если колхоз или совхоз владел большей площадью земли, чем сосед, то и участок при его разделе крестьяне получали больший. Так, в селе Ойтал вышло по 37 соток на человека, причем возраст значения не имел: считали и пенсионеров, и школьников. В соседнем селе люди получили по 50 соток, а ближе к Караколу — напротив, меньше. У крестьянского хозяйства «Калык Ата», которое находится в селе Чон-Орукту в Иссык-Кульской области, 7 гектаров. Здесь сажают пшеницу, картофель, многолетние травы. «Также на полгектара у нас разбит яблоневый и грушевый сады. Груша сорта “Лесная красавица” пользуется большим спросом в России»,— рассказывает один из основателей «Калык Ата» Омурбек Мамбетов.

В сельском хозяйстве выгоднее всего заниматься животноводством. В растениеводстве высоки расходы и риски, большая зависимость от погодных условий и сбыта 

Киргизское сельхозпроизводство сталкивается отчасти с теми же проблемами, что и казахстанское: раздробленностью крестьянских хозяйств. В селах кооперируются между собой в основном лишь семьи и родственники. «С получением в собственность участков у многих киргизов появился интерес работать на земле, они стали больше возделывать землю, больше сажать, больше выращивать. Не сразу все получалось, но тем не менее с каждым годом растут площади посевов, урожайность и, соответственно, прибыль. Есть, конечно, на селе и такие, которые не могут или не хотят работать, они сдают земли в аренду или продали их. В любом случае в селе практически нет пустующих земель, используется каждый клочок»,— говорит Арстанбек Кожобаев. По его словам, техники на селе достаточно, в основном эксплуатируется еще советская, некоторые крестьяне купили китайскую и весьма ею довольны. Крестьяне нанимают тракторы с трактористами и комбайны с комбайнерами, когда это необходимо.

Семена киргизские крестьяне закупают в частных кооперативах или семеноводческих хозяйствах. «Денег на покупку ядохимикатов у нас нет, покупаем только удобрения, навоз у нас свой. Севооборот соблюдаем: если на поле выращивали клевер, то на следующий год — пшеницу, потом картофель, ячмень»,— рассказывает г-н Кожобаев.

Основной рынок сбыта для киргизских сельхозпроизводителей, по его словам, Казахстан. «Когда открыта граница,— оговаривается г-н Кожобаев. — При этом мы сами не возим туда продукцию, к нам приезжают посредники и скупают наши урожаи; естественно, по низкой цене. В Россию тоже идут поставки, но не в таких больших объемах. Цены на овощи и фрукты сильно зависят от границы Казахстана: если она закрывается, то они падают. Мы сильно зависим от перекупщиков. Иногда цены на картофель падают ниже некуда. Как-то было, что и 10 тиынов за килограмм не могли выручить».

Если б были картофелехранилища, продолжает он, не пришлось бы по дешевке сдавать картофель. «Обидно, что когда мы получаем хороший урожай, не можем его продать по нормальной цене. В хороший год мы сдаем картофель по 20 сомов (около 60 тенге. — “ЭК”) за килограмм»,— рассказывает Арстанбек Кожобаев.

«В селе в каждом доме есть подвалы, где мы храним картошку до февраля и даже марта. Осенью на нее цена маленькая. Когда на нее спрос и цена растет, мы ее продаем перекупщикам. С одного гектара мы собираем примерно 40 тонн картошки, если семена хорошие. Наши яблоки, груши перекупщики в основном увозят в Россию»,— рассказывает Рапия Маинбетова. По ее словам, если за яблоневым садом правильно ухаживать, то он лет двадцать будет давать хорошие урожаи. Но чтобы поднять один сад, нужно ждать десять лет. Только на восьмой год идут первые плоды. «Мы работаем не покладая рук, всю весну, лето и осень. И обидно, когда зарабатываем мало. Бывает, что град побьет весь будущий урожай яблок»,— отмечает она.

Пшеницу крестьяне сдают на мельницу или продают приезжим перекупщикам. Яблоки уходят по 20–30 сомов (60–90 тенге. — «ЭК») за килограмм. В Алматы они продаются уже как минимум с 200-процентной наценкой. В этом году, например, все лето розничная цена яблок в магазинах Алматы ниже 300 тенге не опускалась.

«Клевер заготавливаем для своей скотины, остатки продаем. Цена на клевер в последние годы растет хорошо, так как крестьяне увеличивают поголовье коров, лошадей и баранов; соответственно, им нужно больше корма»,— поясняет г-н Кожобаев. Ему вторит Бакыт Абдыкадыров: «Из-за того что зима долгая, нам нужно больше сена и кормов для животных». Бакыт Абдыкадыров также обрабатывает около 10 гектаров земли, выращивает пшеницу, клевер, люцерну, картошку. По его словам, урожайность культур сильно зависит от семян. «В последние годы к нам приходят хорошие сорта семян картофеля и ячменя. Картофеля мы собираем с гектара в среднем по 30 тонн. С пшеницей все гораздо хуже. Покупать семена пшеницы класса «элита» у нас нет возможности, уж очень дорого. Если не повезет с погодой, инвестиции не отобьются, мы так рисковать не можем»,— отмечает он.

На бобах

Вообще в Кыргызстане каждая область имеет свой конек. Если в Иссык-Кульской области это картофель, яблоки и скотина, то в Таласской области — фасоль. Посевы этой культуры стабильно увеличиваются каждый год. Дело в том, что закупочная цена на фасоль ежегодно повышается в кратных размерах, что делает рентабельным ее выращивание. В прошлом году в Кыргызстане было собрано около 83 тысяч тонн фасоли, в 2012 году — 70 тысяч тонн.

Вообще фасоль для киргизских фермеров — сравнительно новая культура. В советское время в Кыргызстане выращивали больше корма для животных, пшеницу и ячмень. «Фасоль стали сеять в 1997–98 гг. с появлением турецких бизнесменов,— рассказывает начальник отдела развития крестьянства при Министерстве сельского хозяйства Анарбек Сагынбаев. — Они предоставили местным крестьянам семена, заключили договоры, обучили, как выращивать эту культуру, и стали принимать фасоль для последующего экспорта за рубеж». Турки, по его словам, построили в Таласской области заводы по очистке и расфасовке фасоли, наладили инфраструктуру приема у крестьян. Все это вызвало заинтересованность у местных фермеров. Растущая рентабельность культуры приводит к увеличению площадей под фасолью. Если в 2010 году под нее было отведено 39,6 тыс. га, то в 2013 году под зернобобовые уже пошло 49,2 тыс. га. 95% фасоли выращивается в Таласской области. Киргизскую фасоль ценят за ее экологическую чистоту: крестьяне практически не добавляют химических удобрений.

По данным Министерства сельского хозяйства КР, почти 80% фасоли экспортируется в основном в Турцию, Болгарию, Македонию, Грузию, Иран. Баткенская фасоль — «маш» — уходит в Афганистан через таджикских торговцев. «В Таласской области все просто молятся на фасоль, так как она растет в цене ежегодно. Многие благодаря этой культуре смогли вырваться из нищеты. И если в селах раньше много было бездельников, то теперь все работают. Крестьяне между собой шутят, что не они фасоль выращивают, а она — их»,— рассказывает Талай Канатов. В начале 2000-х годов закупкой фасоли занималось около 20 фирм, сейчас их 56. Рост конкуренции между ними приводит к повышению закупочной цены. По данным МСХ КР, цена за килограмм фасоли в 2013 году достигла 130 сомов, тогда как в 2011 году закупочная цена была 50 сомов.

В Ошской и Джалал-Абадской областях, на юге Кыргызстана, выращивают овощи и фрукты, хлопок и табак. В этих регионах урожаи благодаря теплой погоде собирают по два раза в год. В Чуйской области выращивают сахарную свеклу, картофель, пшеницу, ячмень, кукурузу. Нарынская область — высокогорная, поэтому специализируется на животноводстве. В этом регионе КР в структуре сельхозугодий пастбища занимают 95,3%, или 2,5 тыс. га. Вообще, по словам Омурбека Мамбетова, в сельском хозяйстве выгоднее всего заниматься животноводством. В растениеводстве высоки расходы и риски, большая зависимость от погодных условий и сбыта. Из-за отсутствия собственной сельхозтехники расходы крестьян большие. Нанять трактор для пахоты стоит 1000 сомов за гектар, сеялку — 500 сомов, комбайн — 1200 сомов, пресс сена — 12 сомов один стог. Также нужно отдельно платить за полив, за солярку. «Если отнять все расходы на посев и сбор урожая, тебе в итоге остается совсем мало. Сейчас многие крестьяне больше концентрируются на животноводстве, поэтому выращивают больше клевера и люцерны. Поголовье скота Кыргызстана увеличилось в разы и стало больше, чем при Союзе. Причем государство даже не знает, сколько точно, так как многие крестьяне скрывают реальное количество скотины: боятся налогов и других выплат. Вся скотина продается в живом весе на базарах»,— рассказывает г-н Мамбетов.

Работы на селе много, рук не хватает, жалуется крестьянин Талай Канатов. По его словам, много молодежи уезжает в Россию, в Казахстан на заработки. В итоге многие вынуждены ехать на «биржу труда» — так называют «пятачок» на улице, где стоят безработные — и нанимать людей, платить им за каждый час. В Кыргызстане, без преувеличения, кто работает, тот и ест. Государство сельхозпроизводителям никак не помогает. Льготный кредит в «Айыл банке» (10% годовых. — «ЭК»), как рассказывает Бакыт Абдыкадыров, на покупку сельхозтехники без знакомств получить сложно. «Я, например, построил дом за миллион сомов, а сотрудники банка оценивают его в 200 тыс. сомов; соответственно, могут мне выдать маленький кредит. А зачем он мне, если суммы недостаточно для покупки сельхозтехники. Другого залога у меня нет, а землю они в залог не берут»,— сетует он.

Государство могло бы бесплатно проводить осеменение племенного скота или завозить и подешевле продавать элитные сорта семян. «Основная проблема киргизских сельхозпроизводителей — это отсутствие техники и налаженного сбыта продукции. Также не хватает ветеринаров, никто даже не хочет на них учиться»,— высказывает свое мнение Омурбек Мамбетов.

В ожидании союза

Основным препятствием для экспорта кыргызстанской сельхозпродукции остается сертификация в соответствии с правилами ТС. «Молочный вопрос уже решается, шесть молочных заводов уже имеют разрешение на ввоз в Казахстан, они уже экспортируют. По остальным молочным заводам работа ведется. Они устраняют те замечания и пробелы, которые были зафиксированы в ходе проверки комиссий ТС, то есть в основном это касается вопросов идентификации и эпизоотической ситуации Кыргызстана»,— поясняет министр сельского хозяйства и мелиорации КР.

Вопрос с техрегулированием станет предельно ясным, если Киргизия войдет в ЕАЭС. Судя по всему, это все-таки произойдет в следующем году. Чтобы помочь укреплению границы Киргизии с Китаем, а это основное требование Казахстана, Россия готова вложить около 500 млн долларов.

«Мы все ждем вхождения в Таможенный союз, тогда нам станет легче. Мы тут уже на селе думали, что если границы не будет, нам нужно будет скооперироваться и начать самим возить продукцию в Алматы. Это даст нам свободные средства на развитие. Нам же государство вообще не помогает, живем исключительно за свой счет. У нас в прямом смысле слова что посеешь, то и пожнешь. Пенсии у стариков мизерные, пособий, соцпомощи нет. Наш доход — это наши урожаи»,— говорит Арстанбек Кожобаев.  

До создания ТС граница была прозрачнее, как вспоминает Талай Канатов. Киргизские фермеры возили тот же картофель в Казахстан сами. «Мы так с женой ездили, пока здоровье позволяло. А сейчас многие сельхозпроизводители перестали возить свою продукцию, их место заняли перекупщики, которые и зарабатывают больше всего».

«В конце ноября — начале декабря,— подхватывает Омурбек Мамбетов,— к нам заезжает группа коммерсантов, которая ездит по селам и скупает картофель, яблоки. Фурами везут в Балыкчи, там грузят в вагоны и отправляют в Россию — Новосибирск, Красноярск. Вот эти коммерсанты и зарабатывают больше всего. А как вступим в ТС, границы для нас откроются, тогда поедем сами».

После поездки по Кыргызстану и общения с местными жителями городов и сел складывается впечатление, что там народ живет своей жизнью, а государство — своей. Причем многие киргизы любят говорить казахам: «У вас государство богатое, а люди — бедные, так как не хотят работать. Все богатые у вас относятся к околовластному окружению и живут в основном в крупных городах, тогда как большая часть населения бедствует, особенно в селах. У нас — наоборот: государство бедное, зато народ богатый, потому что трудолюбивый. Нам не на кого рассчитывать, у нас мизерные зарплаты и пенсии, никаких пособий, льгот нам государство не дает. И тем более никто не помогает крестьянам, никаких субсидий или бесплатных семян и племенных быков. Вы сравните казахское село и киргизское. У ваших фермеров многих даже нет скотины, земли пустуют, им есть нечего. Казахский крестьянин только ждет денег от государства. Мы от государства ничего не ждем». Таково мнение киргизского крестьянина о его казахстанском коллеге.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности