Закупаться по-новому

Вступили в силу новые правила закупок для недропользователей. Какова их основная цель: увеличение прозрачности тендера или защита отечественного поставщика?

Закупаться по-новому

Цасширение перечня случаев закупа из одного источника для недропользователей, в  том числе горнорудного сектора, стало основным нововведением в новой редакции Правил приобретения товаров, работ и услуг. Напомним, что недропользователи могут приобрести товары и услуги четырьмя способами: открытый конкурс, из одного источника, запрос ценовых предложений и через систему электронных закупок. Теперь способом из одного источника можно приобретать товары, в которых доля местного содержания составляет не менее 50% (за исключением закупа товаров в сфере углеводородного сырья); кроме того, сюда отнесли товары, работы и услуги казахстанских производителей, зарегистрированных в моногородах, где единственным градообразующим предприятием является предприятие заказчика; также товары, работы и услуги, годовой объем которых в стоимостном выражении не превышает 100 МРП. Стоит отметить, что в новой редакции сохранили возможность для недропользователей углеводородного сырья (УВС) приобретать товары способом из одного источника — при условии, что доля местного содержания составит не менее 65%.

Известно, что нововведения были инициированы АО «Национальное агентство по развитию местного содержания NADLoC», Министерством инвестиций и развития РК и несколькими крупными компаниями-недропользователями. Кроме вышеперечисленных нововведений, в новой редакции усилили требования к тексту на казахском языке, отсканированным копиям конкурсной документации. Также сократили срок размещения протокола вскрытия конкурсных заявок с двух до одного дня, уменьшили срок рассмотрения заявления и принятия решения о допуске к тендеру с десяти календарных до трех рабочих дней, добавили возможность изменять в проекте договора о закупках несущественные условия по согласию сторон.

Единственный способ избежать честного конкурса - закуп из одного источника 

«Практика применения правил* показала, что старая редакция имеет ряд противоречащих друг другу норм, а также имеются моменты, которые не урегулированы и требуют доработки,— рассказывает о причинах изменения документа председатель правления NADLoC Кайрат Бектургенев. Собеседник добавляет, что согласно старой редакции подача документации на конкурс для закупа недропользователями твердых полезных ископаемых (ТПИ) осуществлялась на бумажных носителях. «В связи с этим компании «Казахмыс» и ENRC, являясь недропользователями по контрактам на твердые полезные ископаемые, при поддержке Агентства по развитию местного содержания NADLoC по итогам ряда проведенных совместных совещаний выразили мнение о необходимости перехода на электронные закупки по всем способам закупа. Таким образом, основным нововведением в новой редакции является переход недропользователей по контрактам на твердые полезные ископаемые на электронный формат»,— говорит г-н Бектургенев.

Кроме того, продолжает руководитель NADLoC, действующим законодательством не урегулирован процесс закупок для недропользователей по контрактам на подземные воды, лечебные грязи, разведку недр для сброса сточных вод, строительства и эксплуатации подземных сооружений, не связанных с разведкой и добычей. В настоящее время в правилах для таких недропользователей определен порядок закупа товаров, работ и услуг, используемых при осуществлении их деятельности лишь в области непосредственно недропользования.

Каков эффект?

Теперь все без исключения недропользователи (УВС и ТПИ) переходят на электронные тендеры. «Это очень удобно, поскольку для проверки тендерной документации необходимо всего лишь перейти на специальный ресурс www.reestr.nadloc.kz, где выкладывается необходимая и полная документация по тендеру»,— рассказывает о преимуществах новой редакции Ерболат Еркебуланов, советник юридической фирмы Grata.

По его мнению, возможность закупки способом из одного источника малых партий товаров, работ и услуг, стоимость которых не превышает 100 МРП за один финансовый год, облегчает операционную работу предприятиям. Проведение запроса ценовых предложений, рассказывает собеседник, для таких категорий товаров, как канцелярские принадлежности, нецелесообразно. «Но здесь есть одна загвоздка: так, например, по новым правилам необходимо публиковать итоги закупа в республиканских СМИ в течение двух рабочих дней после подписания протокола. Для полноты картины нужно исключить данное требование для закупа товаров, работ и услуг, стоимость которых менее 100 МРП. Более практично просто информировать о таких закупах в электронном реестре, поскольку бывают случаи, когда цена закупа товаров, работ и услуг ненамного превышает расходы на публикацию в газетах»,— убежден г-н Еркебуланов.

Он уверен, что возможность закупа из одного источника товаров, работ и услуг у казахстанских производителей, зарегистрированных в моногородах, где единственным градообразующим предприятием является предприятие заказчика, является положительным шагом. Такая возможность вполне послужит рычагом для развития предпринимательской среды в этих населенных пунктах и повлечет дополнительные поступления в бюджет моногородов. «Немаловажным нововведением является закуп товаров из одного источника, если доля местного содержания в этих товарах составит не менее пятидесяти процентов, а также закуп у производителей моногородов. Данные пункты позволяют приобретать напрямую у производителей товары, работы и услуги, что позволит увеличить долю казахстанского содержания в закупаемых товарах, а также поддержать предприятия Жезказгана, Сатпаева, Балхаша прямыми заказами, где «Казахмыс» является градообразующим предприятием»,— вторит директор Торгового дома корпорации «Казахмыс» Кайрат Жоламанов.

Ранее при признании конкурса недействительным вследствие наличия одного поставщика, чье ценовое предложение не было отклонено, заказчик мог заключить с ним договор закупа из одного источника (мог и не заключить). Теперь, согласно новым правилам, такой участник автоматически становится победителем закупа. «В принципе, это было просьбой самих недропользователей, поскольку при старой системе в этом случае требовались две процедуры: признание недействительности конкурса, затем открытие новой процедуры закупа из одного источника. Данная мера исключила лишнее администрирование»,— говорит советник Grata г-н Еркебуланов.

Представитель компании, которая постоянно участвует в тендерах уранодобывающих предприятий в качестве поставщика товаров, на условиях анонимности говорит следующее: «Особенно поддерживаю тот момент, когда признается состоявшимся закуп, если участвовал только один поставщик. Из своего опыта знаю, что проведение повторного закупа в этом случае — это лишние хлопоты как для поставщика, так и для заказчика при заранее известном результате».

В новой редакции появилось понятие «комплексная работа», что также является положительным моментом. Так, по словам Кайрата Бектургенева, в мировой практике широко распространено строительство технически сложных объектов путем заключения EPC/EPCM (engineering-procurement-construction) контрактов. Заключение подобных контрактов позволяет недропользователю нанимать единого подрядчика, способного отвечать за весь проект в целом перед заказчиком. Иначе, согласно действующему законодательству РК в области проектирования и строительства, подрядчик по строительству не отвечает перед заказчиком и не несет риски за ошибки, допущенные проектировщиком. Естественно, любому заказчику выгоднее нанимать одного подрядчика. «В целях возможности заключения EPC/EPCM (engineering-procurement-construction) контрактов в правилах введены понятия строительство «под ключ» и «комплексная работа». Понятие «комплексная работа» позволяет недропользователю закупать единым лотом неоднородные работы: совокупность работ и услуг, включающую выполнение проектных и изыскательских работ; строительство «под ключ»; управление проектными и изыскательскими работами; сопутствующая поставка товаров, оказание услуг»,— отмечает Бектургенев.

Обратная сторона закупа

Если до этого только недропользователи УВС могли приобретать товары через один источник при условии, что доля местного содержания в нем равна не менее 65%, то теперь и недропользователи ТПИ обладают таким правом, но в случае, если в товаре доля местного содержания не менее 50%.

По мнению г-на Еркебуланова, получается следующая ситуация: недропользователи ТПИ могут напрямую приобретать товар, имеющий сертификат СТ-KZ. Он отмечает, что практически все товары казахстанских предприятий, предназначенные для горнорудного сектора и в отношении которых имеется сертификат CT-KZ, соответствуют этому требованию. Ведь практически 95% товаров поставщиков, работающих в названном направлении, подходят по этому критерию. «Потенциально здесь имеется лазейка для недобросовестных субъектов предпринимательства, поскольку недропользователь имеет некоторые возможности «договориться» с поставщиками и посредниками. Ведь теперь практически для всех товаров, в отношении которых имеется сертификат СТ-KZ, перестали применяться конкурсные процедуры. Здесь уже все зависит от налаженности прозрачной схемы закупа у недропользователя. Обычно серьезные недропользователи запрашивают ценовые предложения у нескольких аналогичных поставщиков»,— добавляет спикер.

Г-н Еркебуланов продолжает, что новая редакция дает возможность заказчику потребовать доказательства опыта деятельности на рынке закупаемых услуг и работ. В старой редакции заказчик в лице недропользователей УВС мог предъявлять такие требования лишь к тем закупкам работ и услуг, чей годовой объем в стоимостном выражении превышал 50 000 МРП. Теперь этот барьер снижен до 14 000 МРП и применим для всех недропользователей. Такие же требования могут быть предъявлены при закупке опасных и особо опасных работ, требующих наличия соответствующих лицензий. «Годовой объем в 14 000 МРП, по сути,— это барьер, ниже которого закуп осуществляется способом запроса ценовых предложений, а выше — открытый конкурс. Выходит, что в тендере заказчик может ограничивать круг потенциальных поставщиков: если опыт поставщика меньше пяти лет, то заказчик имеет право отказаться от него. Следовательно, это бьет по новым компаниям и в какой-то мере снижает конкуренцию»,— прогнозирует г-н Еркебуланов.

Однако участник рынка, пожелавший остаться неизвестным, придерживается противоположного мнения: «Это, бесспорно, плюс. Таким образом отсекаются фирмы-однодневки, поэтому качество услуг должно повыситься». Между тем он же считает, что за счет сокращения сроков проведения электронных торгов реальные поставщики будут оставаться «за бортом», а выигрывать их станут аффилированные лица. Такой прецедент был с крупной компанией, работающей в сфере добычи и переработки минеральных ресурсов, вспоминает собеседник «ЭК».

Свой интерес не забыт

Насколько новая редакция повлияет на степень прозрачности — открытый вопрос. Если говорить о транспарентности, то в целом представители некоммерческих организаций уверены, что новая редакция ничего нового в этом плане не несет. Поскольку, по их совокупному мнению, нужно менять механизм, который обеспечит реальное участие всех заинтересованных лиц в мониторинге за тендерами. Однако г-н Еркебуланов считает, что сегодня выстраивается система, которая достаточно прозрачна. Перевод всех закупов в электронный формат облегчает работу в этом плане. Он утверждает, что любой недовольный участник тендера может обратиться с жалобой в компетентный орган. А электронная информация, размещенная на сайте www.reestr.nadloc.kz, позволяет надзорному органу, да и другим участникам конкурса, проверить его законность. «Самое важное в новых правилах — это исключение человеческого фактора при определении победителя закупок, так как система не позволяет влиять на итоги закупок»,— уверены в ENRC. Между тем показательна реакция опрошенных представителей поставщиков товаров, работ и услуг для недропользователей ТПИ. Все те, с кем удалось связаться, просто не были в курсе, что принята новая редакция, согласно которой они могут участвовать в закупах вне конкурса, если их товар выполняет условие по местному содержанию.

«В целом нововведения не сильно повысят коррупционную составляющую в закупках. В этом вопросе необходима четкая работа Контрактного агентства (работающего с недропользователями УВС) и NADLoC (работающего с недропользователями ТПИ). Допустим, если бы эти организации на постоянной основе ежемесячно оповещали на своем сайте о нарушениях недропользователей, то это способствовало бы повышению прозрачности и добросовестности заказчиков»,— отмечает г-н Еркебуланов.

Известно, что большинство изменений в законодательстве — это результат лоббистского давления. Правила закупок — не исключение. В этом плане актуален вопрос: каким образом новые основания для закупа из одного источника поменяют картину в казахстанском бизнесе? По этому поводу Кайрат Бектургенев высказывает свою точку зрения: «Прежде всего нововведения направлены на решение важных социальных проблем и продиктованы необходимостью защиты экономических интересов государства. Условие приобретения товаров из одного источника при определенной доле местного содержания обеспечивает казахстанских производителей долгосрочными контрактами. Естественное стремление — стать индустриально развитым государством с высоким уровнем жизни граждан — требует от нас постоянных поисков для динамичного роста. И такие меры дают возможность дальнейшему развитию казахстанских компаний».

Все это дает недропользователям возможность в целях реализации контрактных обязательств по местному содержанию напрямую заключить договор с казахстанскими производителями товаров, имеющих высокий процент казахстанского содержания, а также поддержать представителей МСБ, зарегистрированных в моногородах, где единственным градообразующим предприятием является предприятие недропользователя, отмечают на сайте NADLoC.

«В целом коррупция возможна, когда нет открытого конкурса среди участников закупа, в том числе при закупе запросом ценовых предложений. Единственный способ избежать честного конкурса — закуп из одного источника. Если мы говорим о разрешении для недропользователей ТПИ закупать товары из одного источника, то нужно учитывать, что деньги в любом случае останутся в Казахстане. Поправки разрабатывало бывшее Министерство индустрии и новых технологий РК (в настоящее время вошло в Министерство по инновациям и развитию РК), основная задача состоит в поддержке индустриально-инновационного развития страны. Новые поправки в правилах закупок в некоторой степени увеличили возможности для того, чтобы деньги недропользователей оставались в Казахстане»,— резюмирует г-н Еркебуланов.

* Правила приобретения товаров, работ и услуг при проведении операций по недропользованию посредством государственной информационной системы «Реестр товаров, работ и услуг, используемых при проведении операций по недропользованию, и их производителей». 

«Три кита» в мутной воде

Советник юридической компании Grata Ерболат Еркебуланов считает, что необходимо увеличить прозрачность закупа «трех китов».

У нас есть три крупных недропользователя — «Тенгизшевройл», «Карачаганак Петролеум Оперейтинг Б.В.», «Норт Каспиан Оперейтинг Компани Б.В.», у которых процедуры закупа непрозрачны. Согласно публичным сведениям, по итогам 2013 года названные компании закупали товары, работы и услуги на сумму около 8,6 млрд долларов. Для сравнения: квазигосударственные недропользователи УВС (компании группы АО «ФНБ «Самрук-Казына») закупили в 2013 году на 4,2 млрд долларов США, а все остальные недропользователи УВС — на 5,3 млрд долларов США. Если бы государству удалось продвинуться в этом вопросе, о чем начали говорить с 2010 года, то широкие слои казахстанского бизнеса могли бы напрямую участвовать в закупках «трех китов», что скачкообразно увеличило бы поток денежных средств, остающихся в Казахстане. Однако эти компании ссылаются на положения о стабильности контрактных условий, что дает возможность им осуществлять закупы по довольно закрытым схемам. Можно было бы предложить данным компаниям осуществить прозрачные виды закупа хотя бы в отношении некоторой ограниченной номенклатуры товаров, работ и услуг. Насколько известно, государство планомерно продолжает вести работу с данными компаниями, и, возможно, ситуация в будущем изменится к лучшему.

Статьи по теме:
Казахстан

Сценическое взросление

На сцене алматинского театра «Жас Сахна» состоялась премьера спектакля «Эти свободные бабочки»

Казахстан

Эксперимент за пределами Эго

Театральный сезон в «ARTиШОКе» завершился пьесой Сары Кейн "Психоз 4.48" в постановке художницы Дарьи Спиваковой

Люди и события

Понедельник начинается с обстрела

Алматинский стрелок убил троих полицейских и одного гражданского

Международный бизнес

Экспорт государственной важности

Практика показывает, что для создания крепкого пула национальных экспортеров от правительств требуются три вещи — деньги, деньги и еще раз деньги