На несколько долларов меньше

Дальнейшее падение цен на нефть может отменить объявленное Национальным банком РК расширение валютного коридора

На несколько долларов меньше

Ценового пика последнего времени — 114 долларов — баррель нефти марки Brent достиг в июле, после чего последовал спуск с достигнутых высот. При остающейся высокой волатильности тренд все же явно понижающий. На 9 сентября, по данным компании «Альпари», был уступлен порог в 100 долларов на фоне увеличения добычи в странах ОПЕК. «В частности, добыча в Ливии возросла до 740 тыс. баррелей в день. Предпосылки для возобновления роста отсутствуют. С точки зрения технического анализа, следующий уровень поддержки североморская нефть встретит в районе отметки 98,5 доллара за баррель»,— говорится в обзоре компании.

При этом цены на WTI снижаются более быстрыми темпами: США наращивают добычу не только для обеспечения спроса внутри страны, но и для возможного экспорта в Европу ввиду ухудшения политической ситуации и вероятного углубления разногласий между Западом и Россией. По данным «Альпари», ожидается снижение запасов сырой нефти в США на 1,5 млн баррелей, но все будет зависеть от спроса на бензин: можно прогнозировать дальнейшее падение цены вплоть до 90–91 доллара за баррель, считают аналитики компании.

Снижение цен на нефть заставляет сравнивать нынешний год с 2008-м. Накануне глобального кризиса, а его точкой отсчета принято считать банкротство Lehman Brothers осенью восьмого года, нефтяные котировки росли очень высокими темпами. В начале года был перейден психологический порог в 100 долларов/баррель, в конце июня цены достигли пика — 143 доллара. Тогда мало кто поверил бы, что к концу года они упадут до 40 долларов, но именно так оно и произошло. Сейчас, считают эксперты, июльский пик не превратится в декабрьское пике. По мнению ведущего аналитика «Альпари» Анны Бодровой, цены стабилизируются в диапазоне 101,25–104,55 доллара/баррель к концу года. Примерно такой же прогноз по верхней границе дают аналитики Halyk Finance: баррель нефти марки Brent к концу года будет стоить 98–105 долларов. «На цены на нефть будет оказывать давление рост добычи в Западной Африке, плановые ремонты НПЗ в сентябре-октябре и растущие складские запасы нефти на биржах. Поддержку ценам на нижней границе, скорее всего, будет обеспечивать ОПЕК, который при значительном снижении цены предпочтет сократить добычу для сохранения маржи рентабельности»,— считает начальник управления анализа долевых инструментов HF Мариям Жумадил.

"В августе Нацбанк продал около 2,5 млрд долларов нетто с целью удержать курс в узкой полосе около отметки 182 тенге за доллар, то есть почти 10% от валютных резервов Нацбанка"

Эксперты УК «Финам Менеджмент» говорят, что назвать точное значение прогнозной цены не представляется возможным, поскольку слишком много факторов, зачастую действующих разнонаправленно, влияют на цену. «Колебания цен на нефть происходят регулярно. Цены то снижаются, то вновь растут. Эти своеобразные «качели» давно известны в мире, и рынок к ним относится весьма спокойно. Мировой нефтяной рынок зависит от огромного числа самых разных факторов и откликается практически на любые события в любой части света, поэтому наивно полагать, что кто-то может влиять на него достаточно долгое время. Практически сразу найдутся другие игроки, которые будут действовать таким образом, чтобы вернуть ситуацию к равновесию; в частности, они могут уменьшить объёмы поставки нефти на рынок,— объясняет ведущий эксперт компании Дмитрий Баранов. — Следует помнить, что такие колебания краткосрочны и затем рынок достаточно быстро отыгрывает их».

В «Финам» полагают, что цена до конца года будет постепенно расти, что связано с наступлением осенне-зимнего сезона в Северном полушарии, ключевом потребителе нефти. Кроме того, при определении цены нефти будут учитываться существующие политические риски, которых в последние месяцы появилось слишком много. А еще росту цен может способствовать оживление деловой активности после прошедшего сезона отпусков. «Так что ключевым нефтедобывающим странам вряд ли стоит беспокоиться: пока нефть остаётся одним из основных ресурсов для всего человечества, их благополучию вряд ли что-то угрожает»,— делает оптимистический вывод г-н Баранов.

Аналитик ИХ «Финам» Антон Сороко добавляет, что все ключевые показатели верстаются из расчета средней стоимости на нефть, которая будет снижаться гораздо медленнее, а при скачкообразном падении с последующим выкупом снижения может измениться несильно.

Напомним, что бюджет Казахстана на 2014 год вначале был сверстан исходя из цены на нефть 90 долларов/баррель, а весной этого года прогноз по цене был повышен до 95 долларов.

Замедление наступает

В казахстанской экономике мировая ценовая конъюнктура играет архиважную роль. Падение нефтяных котировок — именно тот случай, когда слово «диверсификация» (в данном случае слабая диверсификация казахстанской экономики) из области отвлеченных понятий переходит в практическую плоскость и влияет на жизнь каждого жителя страны. Буквально на прошлой неделе на III ежегодной конференции Standard & Poor’s директор направления «Суверенные рейтинги» Кристиан Эстерс в своей презентации назвал слабой стороной Казахстана концентрированность экономики, зависимость от рынков сырья, уязвимость с точки зрения мировых цен на углеводороды.

Снижение цен для страны, у которой 85% экспорта (по данным НБРК на I квартал 2014 года) составляют минеральные продукты, а из них более 73% приходится на нефть и газ, означает сокращение поступления валюты в страну, что чревато дальнейшим ослаблением тенге, инфляцией, замедлением экономического роста. Кроме того, наполнение Национально фонда, куда перечисляется рентный налог, зависит от цен на нефть. Напомним, что трансферты из НФ — существенная часть государственного бюджета РК. Пока национальная кубышка исправно пополняется: с начала года активы НФ выросли на 9%, но если сравнивать цифры месяц к месяцу, то темпы прироста активов замедлились. Очевидно, имеет место эффект временного лага: экспортеры платят налоги раз в квартал. «Рентный налог составляет порядка 24% доходов Нацфонда. Из-за уменьшения производства нефти и снижения цены активы НФ не сократятся, но доход в 2014 году может уменьшиться на 3%»,— предполагает Аскар Ахмедов, аналитик по макроэкономике компании Halyk Finance.

Отметим, что за семь месяцев 2014 года по сравнению с тем же периодом прошлого года снизился объем производства нефти: ИФО, по данным Агентства РК по статистике (АРКС), составил 98,4%. При этом удельный вес отрасли в промышленности в целом составляет 60%. По итогам 2013 года, ИФО горнодобывающей отрасли увеличился к 2012-му на 3,3%. Нефтянка — не единственный тормозящий сектор: с начала нынешнего года вся промышленность замедлилась. Но нефтегазовая отрасль оказывает мультипликативный эффект на экономику. «Согласно нашей модели, добыча нефти снизится на 1,9% в 2014 году по сравнению с 2013-м, что замедлит потенциальный рост экономики на 0,2 процентных пункта»,— таков прогноз Аскара Ахмедова из HF.

В начале года прогноз по росту ВВП в 2014 году был определен на уровне 6%. Президент страны Нурсултан Назарбаев в своем ежегодном обращении к народу Казахстана 17 января заявил, что им поручено Нацбанку и правительству страны обеспечить рост ВВП в 2014 году не менее 6%. Как объявил в начале года НБРК, экономика вырастет на 6–7% при уровне инфляции 6–8%.

Международные финансовые институты не только изначально дали меньший прогноз по росту ВВП Казахстана, но позже еще и пересмотрели его в сторону снижения. МВФ снизил его с 5,75% до 4,75%; Всемирный банк — с 5,8% до 5,1%. S&P пошел еще дальше: по прогнозам рейтингового агентства, рост ВВП РК в 2014 году составит 4,5%.

Такую же цифру назвал и глава Национального банка Кайрат Келимбетов в интервью газете «Панорама» от 5 сентября 2014 года: «…экономический рост будет находиться, в соответствии с нашим видением, в промежутке между 4% и 5%, ближе к 4,5%». За первое полугодие рост ВВП, по предварительным данным АРКС, составил 3,9%.

Таким образом, девальвация имела краткосрочный положительный результат; в частности, в марте этого года ИФО промышленной продукции увеличился на 16% по сравнению с февралем. Однако сокращение производства нефти и ее удешевление на мировых рынках оказывают негативное влияние на экономику.

Мировой нефтяной рынок зависит от огромного числа самых разных факторов и откликается практически на любые события в любой части света, поэтому наивно полагать, что кто - то может влиять на него достаточно долгое время 

Нам представляется важным также и снижение инвестиционных возможностей отечественных предприятий из-за удорожания импорта. По итогам I квартала, импорт упал на 35% по сравнению с IV кварталом 2013-го, что было воспринято Национальным банком как положительный эффект девальвации: в результате текущий счет платежного баланса сложился с профицитом, превышающим 6,2 млрд долларов. В прошлом году отрицательное сальдо платежного баланса составило 117,8 млн долларов. «С учетом низкой инфляции экономика в целом благоприятно ответила на корректировку курса. Были созданы дополнительные возможности для импортозамещающих производств и для общего роста конкурентоспособности экономики. Также есть понимание того, что до конца года мы вырабатываем среднесрочную монетарную политику» — это цитата из уже упомянутого интервью г-на Келимбетова.

Во II квартале нынешнего года картина несколько изменилась: импорт продолжал снижаться, но и экспорт также упал. Поскольку статистика платежного баланса за этот период будет опубликована только 30 сентября, вновь обратимся к интервью главы Нацбанка. По его словам, импорт сократился на 16%, экспорт — на 12%. Снижение экспорта г-н Келимбетов объяснил падением спроса на горно-металлургическую продукцию со стороны Китая, а также замедлением экономики России, а это, помимо ЕС, наши крупнейшие торговые партнеры. Главный банкир говорил и о ценах на нефть, прокручивая несколько сценариев, но «драматичное» падение цен ему представляется маловероятным. «Если же цены на нефть будут драматично меняться, то мы все понимаем, что это, конечно, будет совсем другая ситуация. Тем более на фоне бума сланцевого газа и нефти в США. Мы видим, что США хотят решить вопрос своей энергетической безопасности, независимости от импорта и рассматривают возможность поставок в ЕС. Но мы наблюдаем геополитическую напряженность на Ближнем Востоке и в странах Персидского залива, а также гипотетические возможности ограничения экспорта российской нефти. В таких условиях сценарий сильного снижения цен на нефть маловероятен»,— сказал г-н Келимбетов в интервью газете «Панорма».

В противовес этому мнению можно привести такие факты: Ливия нарастила объем добычи, как уже выше говорилось; после ослабления западных санкций против Ирана Россия и Иран подписали меморандум о поставках нефти в обмен на российское оборудование, зерно и потребительские товары. Так что, кажется, только вмешательство ОПЕК и снижение поставок может на время снизить давление на нефтяные цены.

Еще год без девальвации

Снижение цен на нефть и сокращение прихода в страну иностранной валюты от экспорта может привести к ослаблению тенге. Если в начале нулевых еще одним ресурсом валюты были внешние заимствования банков, то сейчас этот источник пересох и не оказывает какого-либо влияния на обменный курс.

Чтобы понять, куда будет двигаться курс, нужно смотреть на платежный баланс и международные резервы Нацбанка — это самый чуткий барометр происходящего на валютном рынке. Снижение резервов в СКВ предшествовало двум девальвациям — в 2009 и 2014 годах. По итогам августа, валовые международные резервы увеличились почти на 3% по сравнению с июлем и на 12,25% — к началу года. Но рост главным образом обеспечило золото, причем за счет увеличения его запасов, так как драгоценный металл на мировых рынках постоянно дешевеет. Резервы же в СКВ снизились с максимального уровня 22 млрд долларов в апреле до августовских 20 млрд. По мнению аналитиков, несмотря на заявления Нацбанка о переходе на инфляционное таргетирование, приоритетом пока остается курс национальной валюты, и НБРК совершает интервенции на валютном рынке, чтобы сгладить курсовые скачки. «В августе, по нашим грубым оценкам, Нацбанк продал около 2,5 млрд долларов нетто с целью удержать курс в узкой полосе около отметки 182 тенге за доллар, то есть почти 10% от валютных резервов Нацбанка»,— говорится в обзоре денежного рынка Halyk Finance. Сам глава НБРК объясняет невозможность перехода к инфляционному таргетированию высокой степенью долларизации экономики.

На этом фоне довольно необоснованными выглядят заявления Кайрата Келимбетова о расширении нижней границы валютного коридора на 15 тенге при той же верхней границе +3 тенге, то есть от 170 до 188 тенге/доллар. Напомним, что заявлению предшествовали упорные слухи о новой девальвации.

По мнению Анны Бодровой из «Альпари», веских поводов для расширения коридора тенге пока нет, если только задачей Нацбанка не является снижение уровня социальной напряженности. «Своими силами регулятор вполне может укрепить тенге, хотя какую именно цель он здесь будет преследовать, не слишком ясно. В долгосрочной перспективе, при условии сохранения интервенций Нацбанком и спокойном внешнем фоне, доллар может стоить 178–180 тенге»,— говорит она. Впрочем, эксперт считает, что нет и предпосылок для новой волны девальвации тенге — при условии спокойного внешнего фона и нейтрального развития ситуации внутри экономики.

«Мы пока не видим предпосылок для устойчивого укрепления тенге при текущей ультрамягкой политике Нацбанка, которая поддерживает условия большого избытка тенговой ликвидности в системе с целью стимулировать долгосрочное кредитование экономики. Мы придерживаемся мнения, что Нацбанк проводит вербальные интервенции в надежде снизить давление на тенге и замедлить расходование валютных резервов на интервенции для сдерживания ослабления тенге»,— комментирует старший аналитик по долговым инструментам Halyk Finance Ерулан Мустафин. По его мнению, при ультрамягкой политике НБРК на тенге будут оказывать влияние неблагоприятные внешние условия: например, падение цен на нефть ниже 90 долларов/баррель увеличит вероятность девальвации.

Кроме цен на нефть, давление на тенге будет оказывать и ситуация в России. «Стремительное ослабление рубля и высокий дефицит долларовой ликвидности в России из-за санкционных ограничений на внешнее фондирование создает дополнительный спрос на доллары в Казахстане со стороны транснациональных игроков. В частности, спрос на долларовое фондирование со стороны некоторых российских банков будет распространяться на казахстанский валютный рынок и рынок межбанковского кредитования через их дочерние банки в РК, а ультрамягкая политика регулятора, которая поддерживает высокий дифференциал ставок между РК и РФ, только стимулирует такую тактику»,— полагает г-н Мустафин.

Что радует — ни один из наших экспертов не предсказал скорую девальвацию тенге. По мнению аналитика «Финам» Антона Сороко, февральского снижения для экономики вполне достаточно. В Halyk Finance c учетом уровня ЗВР Нацбанка ожидают девальвацию не раньше, чем через 12 месяцев.

Читайте редакционную статью: ОПЕК, зима иль русский Бог?

Барометр настроения

Среднесрочные цены на нефть останутся на сегодняшнем уровне либо снизятся. Сценарий 2008 года вряд ли повторится, но рост экономики замедлится, считает независимый аналитик по нефтегазовой промышленности Олжас Байдильдинов.

— Цены на нефть продолжают снижаться после пиковых цифр июня. Каков ваш прогноз по цене на нефть: будет ли она дальше снижаться или стабилизируется на каком-то уровне?

— Не стану повторять уже всем известные истины о волатильности и политизированности уровня цен, огромной разнице между реальными объемами добычи и производными финансовыми инструментами, но динамику цен, полагаю, видят все: цены снижаются. Brent торгуется в районе 100 долларов (это фьючерс на поставку в середине октября), и на протяжении определенного периода мы однозначно будем наблюдать цену ниже этого так называемого психологического уровня. Предлагаю обратить внимание не на периодические колебания, а на фундаментальные факторы. Во-первых, нужно смотреть не только на Brent, но и всегда рассматривать североамериканский аналог — нефть сорта WTI. Сейчас WTI торгуется в районе 92–93 долларов за баррель.

Следует отметить, что подобный разрыв стоимости почти в 10 долларов является необычным рыночным фактором — в предыдущие годы цены отличались на 2–3 доллара, что объяснялось географическими и технологическими особенностями добычи и переработки в Европе и Северной Америке. На основании такой аномальной разницы мы можем предположить, что либо WTI подтянется к уровню 100 долларов, либо Brent скорректируется к уровню 95–97 долларов до конца года. Первый вариант маловероятен: добыча углеводородов в США держится на историческом максимуме за последние 25–30 лет — около 8,5 млн баррелей в сутки (Россия, для сравнения, добывает сейчас 10–10,2 млн баррелей в сутки), а в 2015 году, по прогнозу Минэнерго США, среднегодовая добыча в Штатах составит 9,3 млн баррелей в сутки!

Это достаточно большой дополнительный объем нефти на североамериканском рынке, который, безусловно, будет держать уровень цен на WTI в районе 90 долларов, а то и меньше. В свою очередь объемы нефти, которые прежде ориентировались на Северную Америку, будут перенаправлены в Европу, что окажет негативное влияние на котировки Brent. Причиной роста добычи в США являются новые технологии — кустовое и горизонтальное бурение скважин, сланцевый газ и сланцевая нефть. Эти технологии позволяют не только увеличить объемы добычи, но и снизить себестоимость, сократить время проведения необходимых работ, увеличить коэффициент извлекаемости нефти (о чем сейчас говорят и в РК). Если экстраполировать эти методы на привычные нам товары, то можно привести в качестве примера смартфоны и планшеты: с каждым годом выходят более «продвинутые» и мощные аппараты, при этом стоимость де-факто остается на одном и том же уровне. То же самое и в нефтянке: технологии не стоят на месте, и то, на что раньше тратили, к примеру, 10 млн долларов и один год, сейчас можно сделать за 8 месяцев при стоимости 8 млн, и при этом еще и возрастут объемы добычи.

Конечно, мы знаем, что запасы легкой нефти на планете истощаются, но на текущий момент технологии оказывают существенное влияние на цены.

Во-вторых, мы видим еще один удар по ценам — не только со стороны производства/добычи нефти, но и потребления: современные автомобили расходуют все меньше горючего, а значит, перспективы серьезного роста мирового потребления и цен весьма и весьма сомнительны.

На основании обозначенных тенденций предложения и спроса можно сделать вполне адекватный прогноз: среднегодовые цены в долгосрочной перспективе будут либо на прежних уровнях, либо скорректируются вниз. Что, в принципе, будет в русле текущих «антироссийских» санкций и настроений Запада.

Еще одним немаловажным фактором является продолжающийся отток капитала из России и в целом с развивающихся рынков. В годовом исчислении это весьма серьезные суммы в сотни миллиардов долларов, к которым вполне может добавиться и отток с нестабильных европейских рынков, так как введенные санкции рикошетом отражаются и на самих европейских компаниях и государствах. На мой взгляд, сейчас главный вопрос заключается в том, куда направятся эти «горячие» деньги. Первое время, конечно, они будут спокойно «лежать» в качестве текущей ликвидности, но через некоторое время им понадобится новый «пузырь». Предугадать направление этих денег означало бы серьезную возможность улучшить свое благосостояние. В обычные времена эти капиталы устремлялись на сырьевые рынки — нефть, драгоценные и цветные металлы, однако в настоящее время существенный рост этих позиций представляется маловероятным.

— Как снижение цен отразится на экономике Казахстана? Бюджет РК рассчитывался исходя из стоимости 90 долларов за баррель, весной этого года он был уточнен исходя из 95 долларов. В январе-июне 2014 года к аналогичному периоду 2013-го добыча нефти снизилась на 1,5%.

— Конечно, нефтяные цены оказывают колоссальное влияние и на бюджет, и на платежный баланс, да и просто на настроения казахстанцев. В этом году, полагаю, проблем с исполнением доходной части из-за волатильности цен не будет, но 2015–2016 годы будут достаточно трудными. О планируемых корректировках бюджетных показателей в РК мы пока не слышали, хотя поручение о необходимости подготовки нескольких сценариев развития мировой экономики прозвучало.

Учитывая тесную интеграцию Казахстана и России и начало полноценного функционирования ЕАЭС со следующего года, нужно обратить взор на процессы, происходящие в РФ, а они не очень оптимистичные. В конце августа на совещании под председательством Дмитрия Медведева, посвященном основным параметрам прогноза социально-экономического развития РФ на 2015–2017 годы, прозвучали неутешительные, но адекватные с учетом текущей ситуации прогнозы. Так, план по росту ВВП в 2014 году сохранен на прежнем уровне — 0,5%, на 2015-й снижен с 2% до 1%, а в 2016–2017-х вновь прогнозируется замедление темпов роста.

Интересными в этой связи являются и прогнозы Минэкономразвития по ценам на нефть. Базовый сценарий предполагает среднегодовую цену на нефть сорта Urals в 2014 году на уровне 104 доллара за баррель, а в 2015–2017-х — 100 долларов. Пессимистичный прогноз предполагает цену в 2015-м 91 доллар, в 2016–2017-х — 90 долларов. В опубликованном прогнозе прямо подчеркивается, что при пессимистичном прогнозе снижение мировых цен «станет причиной резкого ослабления обменного курса рубля, приведет к ускорению инфляции и замедлению внутреннего спроса».

Следует отметить, что федеральный бюджет РФ на 2014 год был сверстан из расчета цены на уровне 93 доллара за баррель, что практически полностью совпадает с прогнозной ценой бюджета РК (95 долларов), так как обычно нефть сорта Urals торгуется с некоторым дисконтом к фьючерсам марки Brent.

Таким образом, мы можем сказать, что ситуация с текущими ценами на нефть уже влияет на Казахстан (темпы роста ВВП сейчас снижаются, а промпроизводство в некоторых отраслях стагнирует или падает); естественно, что ухудшение ценовой конъюнктуры вкупе со снижением российского ВВП окажет серьезное влияние на госбюджет и пополнение Национального фонда РК.

Не добавляет оптимизма и последнее интервью нового главы NCOC Стефана Де Майе, где он четко обозначает предстоящий объем работ на Кашагане: консорциуму придется менять два трубопровода, чтобы постараться возобновить добычу в 2016 году. Из интервью мы можем сделать прогноз, что возобновление добычи на Кашагане в 2016 году представляется маловероятным, тем более с учетом низких мировых цен на нефть.

В целом не думаю, что мы увидим кризис образца 2008 года, но будущее замедление темпов роста экономики Казахстана очевидно. У нас в стране часто критикуют действия правительства, но нужно учитывать значительное влияние глобальных процессов на экономику Казахстана. На мой взгляд, макроэкономическое прогнозирование государственных структур всегда было на высоте, и последние меры по улучшению инвестиционного климата и легализации капитала связаны именно с негативными прогнозами развития мировой экономики, включая возможное снижение цен на нефть, снижение темпов роста российской экономики.

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом