Ждите кругов на воде

Редакционная статья

Ждите кругов на воде

Политика государства в отношении социальных расходов больше десятилетия не претерпевала изменений. Эта часть бюджета росла если не в относительных цифрах, то в абсолютных всегда. Однако сегодня, похоже, происходит разворот к прошлому.

В середине 90-х Нурсултан Назарбаев открытым текстом с экранов телевизоров говорил пенсионерам, что если их пенсия не позволяет им платить за коммунальные услуги, то стоит попросить помощи у своих детей. А у кого детей нет, тем следует продавать квартиры, переселяться в однушки на окраинах, а квартплату платить из образовавшейся разницы. Понятно, что такие заявления не прибавляют популярности власти. Поэтому в 2000-х, когда государство с помощью, в частности, нефтяных доходов начало выкарабкиваться из дефолтного состояния, социальные траты — а в первую очередь речь идет о зарплатах бюджетников и пенсиях — начали стремительно расти, опережая инфляцию. И вот теперь доходы бюджетников замораживаются.

Экономисты много говорят о том, что неправильно повышать зарплаты, не привязывая это к производительности труда. И это как бы само по себе верно. Так написано в учебниках. Но они забывают, что речь идет не о некой абстрактной стране, а о Казахстане. И в действительности речь никогда не шла о повышении благосостояния учителей и врачей, а шла о восстановлении их уровня платежеспособности до позднесоветского. Нужно было добиться, чтобы эта категория граждан стала получать примерно то же количество благ, что и тогда, и перестала постоянно сравнивать те и эти времена не в пользу независимого Казахстана.

Но с самых высоких трибун всегда радостно сообщалось, что зарплаты врачей и учителей выросли в очередном году на столько-то процентов.  И в этом состояла ошибка. Восстановление подавалось как рост. Если бы речь шла о восстановлении, сегодня можно было бы сказать, как-нибудь обосновав это статистикой (которая, как известно, больше, чем большая ложь), что оно завершилось. Но вот заморозку привычного роста объяснить людям почти невозможно.

Существуют исследования, которые показывают, что в случае постоянных изменений у человека формируется ожидание подобных изменений в будущем. Когда ожидания обманываются, люди впадают в фрустрацию. И становятся еще более недовольны жизнью, чем если бы изменений не происходило вовсе. Можно уверенно говорить, что после заморозки, о которой идет речь, киргизские пенсионеры, размером пенсий которых можно разве что насмешить, будут по своим субъективным ощущениям более счастливы, чем казахстанские. Потому что казахстанские уже запланировали что-то там накопить для внуков, а теперь у них ничего не выйдет.

Отдельная тема — инфляция, на которую будут индексироваться доходы. Все мы знаем, что официальная инфляция и рост стоимости потребительской корзины (причем не по версии Статагентства, а имеющий место быть в действительности) — это две разные вещи. По сути, сейчас речь идет о снижении реальных доходов данной категории граждан. Во-первых, это будет раздражать их, отчего вырастет напряженность в обществе, что на фоне Жанаозена совсем нехорошо. Во-вторых, среди тех же учителей будет еще меньше молодых людей, чем прежде. В-третьих, не стоит забывать, что в острой фазе кризиса доходы бюджетников не дали окончательно загнуться торговле. И хотя эта отрасль не относится к приоритетным и продается в магазинах в основном импорт, там все-таки занята значительная часть населения.

Для чего вообще Казахстану потребовалась заморозка доходов учителей, врачей, пенсионеров? Как мы выясняем в нашем основном материале, заморозка нужна нам не для оздоровления бюджета. Власти только предположили, что гипотетически тут когда-нибудь могут возникнуть проблемы. Они пугают нас европейскими проблемами. Однако давайте взглянем не на страны с не очень хорошим уровнем госуправления и раздутым госаппаратом вроде Греции, а на государства с самым социально защищенным населением, то есть на скандинавов. Кто-нибудь слышал о каких-нибудь трудностях в Швеции? Или в Норвегии? Кажется, они не входят в группу PIIGS? Главная проблема Греции и прочих увязших в экономическом болоте стран состоит в том, что они не могут девальвировать свою валюту, будучи завязаны на евро. Но у нас-то здесь не связаны руки. И к тому же у нас есть нефтяной фонд.

Высказывается версия, что предложенная мера нужна для обуздания инфляции. Но поможет ли заморозка доходов учителей, врачей и стариков справиться с ростом цен? Хороший вопрос. Природу инфляции в Казахстане досконально никто не изучал. Существуют только некоторые представления из области верований, что рост доходов населения автоматически приводит и к росту стоимости товаров на полках. В действительности, как нам кажется, в последнее время основной вклад в рост цен обеспечивает рост тарифов и мультипликаторы. Например, на инфляцию влияет цена ГСМ, электроэнергии, тепла. Причем государство упорно самоустраняется от вопроса с ценой того же топлива, кивая на невидимую руку рынка. На что тратили бюджетники свои повышающиеся доходы — тема для добросовестного исследования, которое очень помогло бы правительству при принятии решений. Однако ни один экономист, ни провластный, ни независимый, пока за нее не взялся.

Конечно, падение доходов можно теоретически компенсировать улучшением качества жизни. Если учителям и врачам вдруг массово начнут выдавать квартиры, они забудут о том, что теперь не могут себе позволить купить меньше палок колбасы, чем прежде. Но справится ли наше государство с такой сложной задачей — не деньгами задабривать народ, а улучшением общего благосостояния? Пока у него это не очень-то получалось.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности