Сгорят ли яблони в саду?

Яблоневые сады в южных регионах Казахстана находятся под угрозой полного исчезновения в связи с заражением бактериальным ожогом плодовых культур

Сгорят ли яблони в саду?

Бактериальный ожог считается одной из наиболее опасных болезней плодовых культур. Его возбудителем является бактерия Erwinia amylovora, которая может поражать как взрослые плодоносящие деревья, так и совсем молодые саженцы.

Симптомы бактериального ожога распознать нетрудно: цветки приобретают черную или коричневую окраску, при этом происходит внезапное увядание, но без опадения. Затем бурые пятна появляются на листьях, которые также увядают, скручиваются и чаще всего чернеют, но сохраняются на дереве весь период вегетации.

На плодах появляются красноватые пятна, нередко с молочно-белыми или янтарно-желтыми выделениями. Все поврежденные части растений не опадают, а остаются висеть на ветвях, придавая деревьям обожженный вид.

Лекарств, способных вылечить плодовые культуры от этой болезни, пока еще не существует, поэтому на первых стадиях у деревьев отсекаются зараженные ветви и часть кроны, а в особо запущенных случаях они спиливаются под корень и сжигаются, потому что инфекция может быть жизнеспособна на срезанной ветке почти месяц. При этом на зараженных территориях еще многие годы нельзя сажать растения семейства розоцветных, среди которых особенно тяжело такое заболевание переносят яблоня и груша.

Привезен из-за рубежа?

Родиной возбудителя называют Северную Америку, откуда он широко распространился по всему миру. Если раньше казахстанские садоводы никогда не сталкивались с этой напастью, то первые подозрения на бактериальный ожог здесь были отмечены в 2008 году, а спустя два года болезнь получила значительное распространение. В то время садоводы переговаривались между собой и пытались понять, с чем им пришлось столкнуться. Но из-за отсутствия современного оборудования у специалистов не было возможности провести должный анализ на выявление возбудителя заболевания.

Бактериальный ожог для казахстанского садоводства вредоноснее всех известных болезней яблони вместе взятых, так как через два-три года после поражения вызывает гибель всего дерева

В течение последних лет сотрудники Института защиты и карантина растений принялись проводить обследование садоводческих хозяйств в Енбекшиказахском, Талгарском, Карасайском районах Алматинской области, Меркенском районе Жамбылской области и выборочно — в Южно-Казахстанской области, где изучали внешние признаки проявления болезни. Затем для уточнения вида возбудителей бактериоза плодовых культур и наличия карантинного заболевания обратились во Всероссийский центр карантина растений (ВНИИКР). Тогда российские специалисты в предложенных образцах подтвердили наличие на деревьях и плодах бактериального ожога, который представляет опасность для всего казахстанского садоводства.

Некоторые эксперты не исключают возможность проникновения заболевания в Казахстан с посадочным материалом плодовых культур, который поступал в республику с 2003 года из разных стран, где имеются явные очаги бактериального ожога.

По словам заместителя генерального директора по науке TOO «Казахский научно-исследовательский институт защиты и карантина растений» (КазНИИЗКР) Бахытжана Дуйсембекова, есть подозрение, что на территорию нашей страны скрытая инфекция этого опасного заболевания прибыла из Турции: импорнтные саженцы могли попасть в страну, не пройдя через карантинный питомник. Хотя посадочный материал, поступающий из-за рубежа, должен обязательно выдерживать карантин.

В Министерстве сельского хозяйства РК (МСХ) возможность ввоза посадочного материала в обход карантина исключают. Минсельхоз, отвечая на вопросы «Эксперта Казахстан», сообщил следующее: «Для испытания новых сортов и в целях дальнейшей реализации ежегодно на территорию республики завозится посадочный материал плодовых культур из Узбекистана, Бельгии, Чехии, Германии, Нидерландов, Польши и Таиланда. В соответствии со статьей 13 Закона Республики Казахстан «О карантине растений» весь завозимый на территорию республики посадочный материал плодовых культур проходит соответствующую экспертизу, карантинные и фитосанитарные досмотры на границе, а также исследования на скрытую зараженность карантинными объектами в ГУ «Республиканский интродукционно-карантинный питомник плодово-ягодных культур»».

Минсельхоз считает, что болезнь проникла в Казахстан не с саженцами. Кроме того, в министерстве утверждают, что за время прохождения проверки бактериальный ожог плодовых деревьев не был выявлен. «Вместе с тем необходимо отметить, что бактериальный ожог плодовых деревьев распространяется не только посредством посадочного материала, но и насекомыми»,— отмечают в Минсельхозе.

Представитель общественного движения «Посади дерево» Игорь Вараксин подтверждает, что источники распространения бактериального ожога могут быть разными, в том числе и переносчики, и отсутствие должного содержания таких садов. Пока специалисты не пришли к единому мнению о том, как и откуда болезнь проникла в РК. Но с каждым годом появляются новые очаги заражения, которые в ближайшем будущем могут привести к исчезновению некогда знаменитых на весь мир казахстанских яблок.

Под угрозой исчезновения

На сегодня площадь яблоневых садов в РК насчитывает около 30 тыс. гектаров. На возрождение отрасли плодоводства и виноградарства с 2007 года казахстанским садоводам выделяются субсидии из государственного бюджета. При этом в МСХ объясняют, что требования предъявляются к ним серьезные. К примеру, сорта плодово-ягодных культур и винограда, которые садоводы берутся выращивать, должны быть включены в государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию в Казахстане. А сорта яблони «Апорт» должны быть отселектированы безвирусным посадочным материалом и заложены саженцами, полученными с использованием сильнорослых подвоев яблони Сиверса и яблони Недзвецкого.

За последние несколько лет в Алматинской области посажено 1187 гектаров садов и 361 гектар виноградников на сумму 1,6 млрд тенге. Программа «Агробизнес-2020» обещает к 2020 году наполнить внутренний рынок 600 тыс. тонн яблок и экспортировать в Россию еще 400 тыс. тонн. В рамках программы планируется также высадить 21,6 тыс. гектаров садов.

Однако как считает г-н Дуйсембеков, выделять средства не имеет смысла, пока не ликвидировано опасное заболевание. Впрочем, уполномоченным органом уже предпринимается ряд мер для ликвидации этого вируса.

Во-первых, в начале сезона текущего года в Южно-Казахстанской, Жамбылской и Алматинской областях проведено обучение специалистов областных, районных, городских территориальных инспекций на тему борьбы против бактериологического ожога. Для идентификации болезней растений на уровне ДНК (вирусы, бактерии, грибы, гельминты, насекомые), в частности «ожога плодовых», в нынешнем году приобретено оборудование, которое даст точные результаты, снизив сроки проведения экспертизы до двух недель. Также сейчас ведется работа по установке прибора в ГУ «Республиканская карантинная лаборатория».

Во-вторых, согласно перечню нормативно-методических тем на 2014 год, в рамках бюджетной программы 001 «Планирование, регулирование, управление в сфере сельского хозяйства» в 2015 году предусмотрена разработка натуральных норм по локализации и ликвидации очагов распространения ожога плодовых деревьев, а также по возмещению каждой единицы уничтоженного зараженного плодового дерева.

В-третьих, прорабатывается внесение изменений в перечень карантинных объектов и особо опасных вредных организмов заболевания, чтобы выделить средства для борьбы с бактериальным ожогом.

В-четвертых, КазНИИЗКР выполняет грантовый проект на 2013–2015 годы по разработке рекомендаций на тему «Установление этиологии и патогенеза явления «ожога» плодовых культур, изучение морфолого-биологических особенностей возбудителей болезни, экологических факторов, способствующих ее развитию, и разработка системы защитных мероприятий против заболевания в Казахстане».

Г-н Дуйсембеков также пояснил, что болезнь в особенности опасна для алматинского апорта, возрождением которого занимаются ученые республики. «Полевые наблюдения уже показали, что апорт оказался одним из восприимчивых сортов к этой болезни. Бактериальный ожог для казахстанского садоводства вредоноснее всех известных болезней яблони вместе взятых, так как через два-три года после поражения вызывает гибель всего дерева. Это может привести к экологической катастрофе. Нависла угроза над мировым генофондом культурной яблони — местной дикой яблони Сиверса, которая признана прародительницей всех яблочных культур мира»,— подчеркивает он.

Эксперт сетует, что если болезнь пойдет дальше, то, согласно Закону «О карантине растений» от 11 февраля 1999 года, садоводам придется проводить карантинные мероприятия по выкорчевыванию и сжиганию деревьев и всей растительности в саду в радиусе 30 километров, что повлечет многомиллиардные убытки.

Справка

Впервые бактериальный ожог плодовых отмечен в конце XIX века в США, и за полтора столетия заболевание распространилось по всей Северной Америке. Отмечается, что первые очаги появления этой болезни в Европе датируются 1957 годом. Сегодня бактериальный ожог плодовых распространен более чем в 40 странах мира, из стран ближнего зарубежья — в России, Украине, Беларуси, Латвии, Литве, и не так давно стали проскальзывать сообщения о его появлении в Кыргызстане. Все это говорит о приспособленности возбудителя к различным природно-климатическим условиям. Эксперты сообщают, что экономический ущерб от бактериального ожога выражается не только в потерях урожая и гибели плодовых деревьев, но и в затратах на выкорчевку и восстановление садов. В XX веке в южной Калифорнии эпифитотия этой болезни вызвала полное уничтожение грушевых садов. В 1966–1967 годах в Нидерландах выкорчевали около 8 га насаждений груш, а также почти 21 км живой изгороди из кустов боярышника. В 1989 году бактериальный ожог был обнаружен в Армении, где пришлось уничтожить десятки гектаров посадок грушевых и айвовых деревьев. В 1991 году бактериальный ожог нанес большой ущерб яблоневым садам в штате Мичиган (США), исчисляемый 3,8 млн долларов. И таких примеров можно привести массу.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?