Трудно быть вампиром

«Выживут только любовники» — последняя работа Джима Джармуша, повествующая о жизни вампиров в ХХI веке

Трудно быть вампиром

Адам и Ева — библейские имена намекают на такой же библейский возраст героев — продвинутые и гуманные вампиры цивилизованного западного мира. Они не кусают человеков в шею, чтобы насладиться кровью, а берут ее у подкупленных врачей в банке крови, словно гамбургеры в супермаркете. «Мы же живем в XXI веке»,— патетично произносят они. При этом персонажам не чужд здравый шовинизм, они называют людишек презрительно — зомби. В общем, если мы пьем вашу кровь, это совсем не означает, что мы с вами одной крови. Впрочем, если верить режиссеру, высшая раса весьма немногочисленна. «Таких, как мы, я больше не встречал»,— говорит главный герой героине, намекая, что попросил изготовить деревянную пулю, совсем не для обороны от себе подобных. Почившего в тиши великого и неизвестного музыканта Адама (его играет Том Хиддлстон) накрыл, по всей видимости, очередной (ибо подсчеты не имеют смысла) суицидальный синдром. А Ева (Тильда Суинтон) снова пытается помочь любимому его пережить. Для этого она из Танжера отправляется к скрывающейся легенде в Детройт. Адам — вечный музыкант, который был с великими композиторами на короткой ноге, даже, возможно, сам написал некоторые известные произведения. Саундтрек к фильму (Jozef Van Wissem & SQURL) напоминает музыку Нила Янга из легендарного «Мертвеца».

Еще герои презрительно относятся к Лондону и Лос-Анджелесу, называя эти мегаполисы зомби-центрами, как будто насмотревшись российских СМИ. Более того, Адам, ушедший в депрессию, вяло интересуется у подруги: до сих пор ли зомби воюют за нефть или уже начали за воду? Уже начали, ответствует Ева. А ведь кровь состоит на 80% из воды, рассуждает в научном духе Адам. И хотя за воду войны только начались, с кровью у героев уже проблемы. Она заражена. Это становится причиной смерти их друга Кита Марло (если опять-таки верить режиссеру, настоящего автора «Гамлета»), продолжающего жизнь в Танжере в вампирской ипостаси. Его играет Джон Херт. Ресурсный голод заставляет вампиров-любовников нарушить их «вегетарианскую» клятву и плодить себе подобных. Что ж, у Джармуша вновь получилась довольно ироничная метафора современного мира.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Риски разделим на всех

ЕАЭС сталкивается с трудностями при попытках гармонизации даже отдельных секторов финансового рынка

Экономика и финансы

Хороший старт, а что на финише?

Рынок онлайн-займов «до зарплаты» становится драйвером развития финансовых технологий. Однако неопределенность намерений регулятора ставит его развитие под вопрос

Казахстанский бизнес

Летная частота

На стагнирующий рынок авиаперевозок выходят новые компании

Тема недели

Под антикоррупционным флагом

С приближением транзита власти отличить антикоррупционную кампанию от столкновения политических группировок становится труднее