Трудно быть вампиром

«Выживут только любовники» — последняя работа Джима Джармуша, повествующая о жизни вампиров в ХХI веке

Трудно быть вампиром

Адам и Ева — библейские имена намекают на такой же библейский возраст героев — продвинутые и гуманные вампиры цивилизованного западного мира. Они не кусают человеков в шею, чтобы насладиться кровью, а берут ее у подкупленных врачей в банке крови, словно гамбургеры в супермаркете. «Мы же живем в XXI веке»,— патетично произносят они. При этом персонажам не чужд здравый шовинизм, они называют людишек презрительно — зомби. В общем, если мы пьем вашу кровь, это совсем не означает, что мы с вами одной крови. Впрочем, если верить режиссеру, высшая раса весьма немногочисленна. «Таких, как мы, я больше не встречал»,— говорит главный герой героине, намекая, что попросил изготовить деревянную пулю, совсем не для обороны от себе подобных. Почившего в тиши великого и неизвестного музыканта Адама (его играет Том Хиддлстон) накрыл, по всей видимости, очередной (ибо подсчеты не имеют смысла) суицидальный синдром. А Ева (Тильда Суинтон) снова пытается помочь любимому его пережить. Для этого она из Танжера отправляется к скрывающейся легенде в Детройт. Адам — вечный музыкант, который был с великими композиторами на короткой ноге, даже, возможно, сам написал некоторые известные произведения. Саундтрек к фильму (Jozef Van Wissem & SQURL) напоминает музыку Нила Янга из легендарного «Мертвеца».

Еще герои презрительно относятся к Лондону и Лос-Анджелесу, называя эти мегаполисы зомби-центрами, как будто насмотревшись российских СМИ. Более того, Адам, ушедший в депрессию, вяло интересуется у подруги: до сих пор ли зомби воюют за нефть или уже начали за воду? Уже начали, ответствует Ева. А ведь кровь состоит на 80% из воды, рассуждает в научном духе Адам. И хотя за воду войны только начались, с кровью у героев уже проблемы. Она заражена. Это становится причиной смерти их друга Кита Марло (если опять-таки верить режиссеру, настоящего автора «Гамлета»), продолжающего жизнь в Танжере в вампирской ипостаси. Его играет Джон Херт. Ресурсный голод заставляет вампиров-любовников нарушить их «вегетарианскую» клятву и плодить себе подобных. Что ж, у Джармуша вновь получилась довольно ироничная метафора современного мира.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики