Парад карточных суверенитетов

Участие в таких проектах, как российская НПС, должно быть добровольным и экономически обоснованным

Парад карточных суверенитетов

В связи с созданием Россией Национальной платежной системы (НПС) активно обговаривается возможность ее использования на территории стран Таможенного союза. «Мы сейчас обсуждаем в рамках ТС такую тему <создание единой платежной системы>, и было бы интересно вместе с коллегами из Казахстана и Белоруссии реализовать такой проект. Я думаю, он будет реализован»,— цитирует ИТАР-ТАСС первого заместителя председателя Банка России Георгия Лунтовского. Как и когда стороны от идеи перейдут к практическим шагам, судя по публикациям в российских СМИ, мало кто представляет, что понятно: НПС РФ только-только пережила самый начальный этап, и от намерений власти страны перешли к реализации проекта. В частности, уже определено, что Национальная система платежных карточек (НСПК) не будет использовать платформы существующих локальных платежных систем — «Золотой короны» и УЭК Сбербанка, а создается с нуля; кроме того, назначен глава НСПК — им стал директор процессинговой компании United Card Services (UCS) Владимир Комлев. По словам главы российского ЦБ Эльвиры Набиуллиной, на создание полноценной НПС уйдет около полутора лет.

Пока неизвестна реакция партнеров по союзу на предложение России. Национальный банк РК с некоторых пор озабочен созданием собственной платежной системы, ну а в Белоруссии она уже существует. В отличие от Казахстана и России, где локальные карты — не более чем дошедшее до наших дней из 1990-х свидетельство усилий стран создать отечественные ПС, которые в конце концов проиграли конкуренцию международным платежным системам (МПС), в Белоруссии доля национальной БЕЛКАРТ на рынке платежных карточек составляет более 43%. Единственное неудобство этих карт — они оперируют только белорусской национальной валютой, что делает невозможным их использование даже в ближнем зарубежье; они предназначены исключительно для внутреннего употребления. Впрочем, именно такую задачу на первом этапе призвана решить и российская НСПК: потеснить МПС на внутреннем рынке.

Тихая месть или необходимость

Российские власти форсировали создание собственной НСПК после того, как в марте этого года международные платежные системы Visa International и MasterCard отказались обслуживать карты этих систем, выпущенные четырьмя российскими банками («Россия», СМП Банк, Собинбанк и Инвесткапиталбанк), которые подпали под санкции США. Ограничения коснулись еще нескольких банков, для которых «Россия» и СМП Банк обеспечивали доступ к услугам платежных систем. Карточки этих фининститутов не принимались в международных банкоматах, в торговых точках и ресторанах. Одним словом, клиенты банков оказались жертвами политического противостояния верхов России и США. Отдельный вопрос — возможности отслеживания всех платежей, осуществляемых через МПС, западными спецслужбами.

Уже 5 мая Владимир Путин подписал закон о создании национальной системы платежных карт и обеспечении бесперебойности работы международных платежных систем. В законе, в частности, указывается, что операторы услуг платежной инфраструктуры, расчетные центры, а также участники платежной системы не вправе в одностороннем порядке отказываться от оказания услуг, необходимых для осуществления переводов. Кроме того, ужесточены условия работы МПС на внутреннем рынке России: тех операторов, которые имеют расчетные центры вне российской территории, обязали вносить обеспечительный залог в размере 25% от оборота. В ответ МПС в запале даже заявляли о том, что им дешевле уйти с рынка России, нежели платить обеспечительный залог. Избежать уплаты этой суммы (как подсчитали в Morgan Stanley, суммарная выплата MasterCard и Visa составит 2,9 млрд долларов) можно, присоединившись к НСПК, о чем международным операторам в письме сообщил ЦБ РФ. Российские власти объясняют свои шаги по ограничению деятельности международных ПС заботой о гражданах, необходимостью их защиты от внешнеполитической «непогоды». Но главное — НПС обеспечит России независимость от американских платежных систем.

В целом признавая правильность действий руководства РФ, аналитики считают, что строительство собственной системы платежных карт даже на национальном уровне не будет простым и займет больше времени, чем ожидается. Тем более выход и утверждение НСПК на глобальном рынке, требующем признания национальных карт международными банками и платежными системами. Здесь в пример обычно приводят китайскую China UnionPay: созданная как национальная НПС, она сейчас используется и за рубежом (о китайской платежной системе подробнее см. «Хорошо то, что выгодно всем»). «Национальная платежная система — идея продуктивная, но очень тяжелая в исполнении. О быстроте внедрения сейчас говорить слишком сложно — ни один российский банк не готов сейчас к такому шагу в отдельно взятом случае. Очень мало свободных мощностей, нет возможностей переработки данных, практически нет опыта обслуживания»,— полагает старший аналитик компании «Альпари» Анна Бодрова. И все же она считает создание НПС актуальной темой: «В идеале нужно иметь собственную платежную автономную систему на современном уровне и пользоваться иностранными аналогами».

Над нами не каплет

Казахстану санкции Запада пока не грозят, и наших сограждан вряд ли коснутся какие-либо ограничения со стороны Visa и MasterCard. Но российские инициативы могут нас задеть, раз уж речь зашла о распространении услуг российской НПС на страны ЕАЭС. Тем более взят курс на сближение финансовых систем стран внутри Евразийского экономического союза и создание единого финансового рынка в будущем. В Концепции развития финсектора до 2030 года Национальный банк указывает дату создания единого финансового регулятора — 2025 год. Так что присоединение Казахстана к НПС России вполне возможно.

По мнению российских экспертов, вначале на национальные карты в обязательном порядке будут перечисляться бюджетные зарплаты, пенсии, пособия. Как подметила Анна Бодрова, создается впечатление, что НПС будет рассчитана только на физических лиц. Сначала нужно обкатать систему на розничных клиентах, чтобы устранить ошибки, которые неминуемо проявятся в расчетах физических лиц, и лишь затем можно постепенно внедрять НПС для компаний и бизнеса. Так что на начальном этапе вряд ли предприятия будут использовать эту систему для взаиморасчетов.

Если Казахстан присоединится к НСПК, то, возможно, выезжающим в Россию и другие страны ТС будет даже выгодно иметь российскую карту, учитывая широкую терминальную сеть, которая, скорее всего, будет создана Россией. Правда, тут есть одно «но»: все комиссионные за транзакции на территории ТС будут оседать в российском операционном центре. И еще одно условие: нужно сохранить добровольность выбора платежной карты, будь это международная, российская или локальная.

В таком случае не следует ожидать каких-то грандиозных изменений в сложившейся платежной системе Казахстана. «Картами российской НПС смогут пользоваться любые банки как на территории ТС, так и за его пределами, по тому же принципу, по которому сейчас мы пользуемся картами Visa и Master, а некоторые казахстанские банки уже несколько лет предлагают своим клиентами китайские UnionPay»,— поясняет начальник аналитического управления ЕАБР Элла Байбикова. Да и с валютой не должно быть проблем. «Пока выпуск карт начнется с рублевых; затем, скорее всего, к одной карте можно будет привязать три-четыре счета в иностранных валютах и управлять ими с помощью виртуального кабинета. Это прогрессивная тенденция, очень удобная» — это мнение Анны Бодровой.

Каких-то конкретных сроков присоединения никто не называет. Специалисты считают, что интегрировать казахстанскую и российскую системы можно будет после того, как обе НПС докажут свою работоспособность. Но если с российской системой уже есть какая-то определенность, то казахстанская существует пока только в планах регулятора.

Дорогое удовольствие

Национальный банк разрабатывает национальную систему платежных карточек. «Речь идет как об этапе клиринга, то есть оказании всех транзакций через платежный центр в Казахстане, так и о создании нового общебанковского процессингового центра»,— сказал глава Нацбанка Кайрат Келимбетов в июле этого года. По его словам, этот проект планируется реализовать в партнерстве с банками второго уровня, так как одному Нацбанку сделать это не под силу.

Но БВУ с сомнением отнеслись к этой идее: они утверждают, что фактически в Казахстане уже действует НПС благодаря хостовым соединениям между процессинговыми центрами казахстанских банков. Напомним, что банки выступили против создания Единого процессингового центра, проект которого активно продвигал в прошлом году Нацбанк и его бывший председатель Григорий Марченко (подробно см. expertonline.kz/a11110/), объясняя свою заинтересованность тем, что операции по карточке для потребителей станут значительно дешевле за счет снижения комиссионных платежей. Конец дискуссии положило правительство, отвергнув проект создания ЕПЦ. Но складывается впечатление, что дело бывшего главы НБ РК продолжает его преемник. В каком виде идея нового общебанковского процессингового центра будет реализована, пока непонятно. Сейчас она увязывается с национальной ПС.

В Казахстане первые локальные карточки появились еще в 1990-х годах: БТА Банк сообщает на своем сайте, что первым запустил процессинговый центр, установил первый банкомат и выпустил первую платежную карту AlemCard. Известны также карточки Altyn, выпущенные Народным банком.

Сегодня локальные карты (по состоянию на июль) занимают всего лишь 4,6% рынка, то есть на МПС приходится более 95%, лидирует же Visa. Что интересно, количество местных карт в обращении не снижается, а растет, хотя, конечно, не такими темпами, как международные карты.

Количество карточек в обращении превышает число держателей, однако цифры несравнимы с российскими, что естественно — с учетом численности населения. Отметим также, что в России и Белоруссии безналичные платежи стали нормой жизни: там количество транзакций в торговых терминалах почти в два раза (Россия) и более чем в два раза (Белоруссия) превышает число операций по снятию наличных. У нас этот показатель почти в три раза ниже.

Создание собственной НПС может в таких условиях стать нерентабельным. Элла Байбикова обращает внимание на проблему возможной окупаемости проекта при ограниченных ресурсах и высокой конкуренции на рынке карточных продуктов. «Количество уже выпущенных китайских карточек превышает один миллиард. Количество карт, эмитированных российскими банками, достигает 220 млн (данные ЦБР на апрель 2014 года). В Казахстане, по данным НБ РК, выпущено 16,4 млн карт. При этом количество держателей карт — 14,4 млн человек. Сколько из них готовы перейти в национальную систему расчетов, достаточно ли этого количества для окупаемости системы и будет ли обеспечено обслуживание казахстанских карт за рубежом — ключевые вопросы, на которые, возможно, у Национального банка уже есть ответы»,— рассуждает она.

Хорошо бы власти при этом руководствовались не амбициями, а реальной потребностью страны в собственной платежной системе. Но учитывая небольшое население, узость рынка, предстоящие высокие расходы на столь масштабный проект, может, было бы действительно лучше присоединиться к российской НПС.

Хорошо то, что выгодно всем

Чем больше платежных систем, тем удобнее клиентам, уверен управляющий директор Казкоммерцбанка Нурлан Жагипаров.

— Может ли создающаяся в России НПС стать единой платежной системой ТС?

— Сейчас трудно об этом говорить, посмотрим пока… Но для того чтобы обслуживаться в платежной системе России, мы должны будем проходить сертификацию. Естественно, казахстанские держатели карт при посещении России будут пользоваться механизмами признанной системы на данный период времени. Если эта российская система будет для нас экономически более целесообразна, технически и функционально развита, будет достаточно надежной, то, возможно, мы к ней подключимся. Мы, как банк, выступаем за возможность выбора по подключению к платежной системе — участие в подобных проектах должно быть добровольным и экономически обоснованным.

— Национальный банк РК сегодня проталкивает идею создания национальной платежной системы Казахстана, против которой выступают банки. Возможна ли интеграция двух НПС? Или Россия и Казахстан могли бы сразу создать единую платежную систему?

— Мы не против создания НПС. Однако участие в подобном проекте должно быть на добровольной основе. Такая платежная система должна конкурировать с действующими игроками на рынке. Чтобы от наличия НПС выиграли и банки, и граждане, у всех должен быть выбор. Можно, конечно, директивно принудить всех использовать платежные карты одной системы, однако в данном случае возникает вопрос: получит ли конечный потребитель качественный сервис? Если участие в НПС будет безальтернативным, как в Узбекистане, то мы вполне можем получить такую же картину, когда развитие электронных платежей было не только заморожено, но и отброшено на десятилетие назад.

Нужно понимать, о каком масштабе идет речь. Допустим, UnionPay International (бывшая China UnionPay) выпустили огромное количество карт внутри страны — больше миллиарда штук. И эти карты начали ездить по миру. Сначала они делали кобренд, внутри Китая работала UnionPay International, а за рубежом — Visa или MasterCard. Через какое-то время они установили взаимоотношения со всеми крупнейшими банками мира, практически в каждой стране у UnionPay International есть представители. Через банки они финансировали выход на рынок эквайринга и добились того, что их карты стали приниматься в банкоматах и торговых сетях мира. Но для этого требуется отдельно с каждым банком работать, и это сотни тысяч договоренностей.

— Как казахстанские банки вообще оценивают идею создания национальных платежных систем? Является ли этот шаг реальной мерой защиты своих граждан?

— Мы, как банк, параллельно работаем с разными платежными системами Visa и MasterCard, недавно стали членами международной системы UnionPay International (которая работает и в России). Это как раз наша возможность подстраховать клиентов. Можно продумать вариант, когда у человека один счет, но две карточки: одна MasterCard, другая UnionPay International. В таком случае клиент может спокойно защищаться от этих вещей. В случае если по каким-то причинам какая-то международная платежная система отключит карты, будет возможность продолжать совершать платежи через другую. UPI сейчас принимается по всему миру, в той же Америке эти карты обслуживаются во всех крупнейших отелях, ресторанах, бутиках, ювелирных магазинах и банкоматах. Китайская UPI на сегодняшний день самая крупная платежная система по эмитированию карт, а по обороту приближается к Visa. И ее активный рост продолжается. Во всяком случае эта альтернатива позволит нам не зависеть только от платежных систем Visa и MasterCard, у нас, по крайней мере, будет возможность обслуживаться через UPI.

Мы, как банк, должны учитывать все риски, я не говорю сейчас именно о политических, но могут же быть технические сложности у той же Visa, поэтому мы всегда поддерживаем отношения с другими системами. В Казкоме нет полного доминирования одной платежной системы — только Visa или только MasterCard. Мы стараемся сохранять между ними баланс. Сейчас у нас четыре крупных партнера, есть у нас и AmericanExpress, и UPI. И мы рассчитываем, что это даст нам возможность балансировать. Если, допустим, появится мощная индийская система с множеством точек приема, есть вероятность, что мы станем участниками и индийской платежной системы. Как раз сейчас мы ведем переговоры по подключению платежных систем Японии и Индии.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики