Поиски единой нации продолжаются

Актуальность строительства единой нации расколотого казахстанского общества сегодня как никогда высока и требует для этого усилий всех граждан

Поиски единой нации продолжаются

С момента обретения своей независимости Казахстан находится в процессе создания единой нации, но до сих пор все попытки добиться здесь результата не увенчались успехом. Всплеск национализма начался за несколько лет до кризиса, когда в стране наблюдался экономический подъем. Однако во всех своих посланиях президент страны Нурсултан Назарбаев призывал к толерантности и взаимоуважению между национальностями.

Если еще в 1997 году лидера государства беспокоил рост шовинистских настроений, оставшихся со времен декабрьских событий 1986 года, то в конце 90-х он заверил, что Казахстан пришел к межнациональной и межрелигиозной стабильности. В начале 21-го века президент сделал акцент на возрождении казахской идентичности, при этом неоднократно напоминал о важности изучения русского и английского языков. Потом время от времени глава государства возвращался к проблемам казахского языка, однако неустанно повторял, что если кого-то пытаются ущемить по этническому признаку, особенно в трудовой сфере и политике, то это — ущемление всех казахстанцев. Особенно он критиковал искусственное разделение нации на «нагыз казахов» и «шала казахов».

Далее в 2010 году была принята Доктрина национального единства, разработанная Ассамблеей народа Казахстана по поручению Нурсултана Назарбаева, где отмечается, что фундаментом согласия и стабильности в обществе становится «изначальный выбор в пользу формирования гражданской, а не этнической общности». Во время своих встреч с общественностью президент делал акцент на том, что Доктрина национального единства должна дать четкие и понятные ответы на три главных вопроса: что мы понимаем под словами «национальное единство», что является основой национального единства и как мы его в будущем укрепим. Для него самого единство казахстанского народа держится на трех столпах: общей истории, общих ценностях и общем будущем. Это в принципе противоречит утверждению социального антрополога Эрнеста Геллнера, который говорил, что создать единую нацию можно на основе единой культуры и языка. Тем более что единой истории у казахстанцев нет, во всяком случае той истории, которая уходит в прошлое дальше шестидесятых годов прошлого века. Исключение составляет лишь победа в Великой Отечественной войне, но и она в последнее время не может способствовать консолидации общества.

По большому счету, национал-патриотизм в Казахстане никогда не представлял собой единого течения. Национал-патриотов объединяет неприятие официальной точки зрения на национальное строительство. Если последняя предпочитает делать акцент на общности гражданства, а не на этнических различиях, то национал-патриоты придерживаются той точки зрения, что есть казахская политическая нация и есть диаспоры остальных этносов. Эту ситуацию могла бы исправить национальная идея, но таковой в Казахстане пока нет, а вместо этого есть идеологические установки, провозглашаемые президентом и его партией «Нур Отан». В качестве объединяющей идеи правительство Казахстана выдвинуло задачу повышения производительности труда, качества продукции и конкурентоспособности. Однако такие идеи вряд ли смогут стать общенациональными.

Мыслями о том, как построить свою единую нацию, поделился с «Экспертом Казахстан» доктор исторических наук и профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Сергей Абашин.

— Расскажите, пожалуйста, как в разных странах Средней Азии происходит процесс нациестроительства после распада СССР? Какие отличительные черты имеет Казахстан?

— Постсоветский опыт нациестроительства показывает, что практически все страны СНГ пошли по пути «национализирующихся государств», приняв за базу идею о том, что в основе государства должна быть некая «нация». Не стал исключением и Казахстан, но ситуация здесь намного сложнее, чем в других странах Центральной Азии, что обусловлено определенными историческими моментами. К примеру, территория Казахстана первой вошла в состав Российской империи, и поэтому с давних пор доля представителей неказахского происхождения в составе населения была значительной, а русский язык имел широкое распространение, в том числе и среди казахов. В итоге в молодой республике не прекращаются дискуссии о том, как строить единую нацию. Одни делают акцент на важности казахского происхождения и казахского языка как национального фундамента. Вторые обращают внимание на то, что все граждане Казахстана, независимо от этнического происхождения, составляют гражданскую нацию.

За время после распада СССР многое изменилось. Стала усиливаться роль казахского языка как государственного, были приняты меры по привлечению в страну этнических казахов из-за границы, одновременно значительная часть неказахского населения покинула Казахстан. Однако, несмотря на эти перемены, споры по поводу того, что такое казахстанская нация и как превратить разобщенных жителей Казахстана в единый народ, ведутся по сей день. При этом замечу, что эти споры характерны не только для Казахстана, они ведутся и в других государствах, которые образовались на пространстве бывшего СССР, и у каждой точки зрения есть свои сторонники.

— Существует несколько основных политических идеологий в современном мире: либеральный капитализм, социализм, национализм. Исходя из таких признаков, как акцент на развитии свободного и конкурентоспособного рынка, поощрение предпринимательства и в целом культивирование идей, связанных с развитием и укреплением экономического потенциала, Казахстан можно причислить к государствам, ориентирующимся на либеральные ценности. Может ли идея развития конкурентоспособной экономики по-настоящему сплотить нацию вокруг себя?

— Хочу отметить, что ни одно государство не функционирует по одной жесткой модели, и представленные в обществе идеологические системы переплетаются между собой. Казахстан соединяет в себе признаки и либерализма, и социального государства. С одной стороны, здесь есть парламент и демократические институты, с другой — наблюдается довольно сильный авторитаризм. Является ли такое смешение разных элементов плюсом или минусом? Ответить на этот вопрос трудно, так как мы видим, что в мире в целом обостряется идеологическая конкуренция и практически любые экономические и политические типы вызывают сомнения и критику. Что касается идеи о конкурентоспособной экономике, то, конечно, она важна и полезна для построения государства, но вряд ли достаточна, нужны еще какие-то ценностные ориентиры, которые разделяло бы большинство граждан страны, составляли бы «общественный договор».

— Что такое единая нация и какими она должна обладать свойствами?

— Я думаю, что понимание нации в различных контекстах может быть разным. В некоторых странах чувство солидарности строится на общем языке, общей культуре и истории, в других — ценится не столько культура, сколько политическая система, которая призвана обеспечивать граждан равными возможностями для реализации своего потенциала, как, например, в США. Мне кажется, что вряд ли в ближайшие несколько десятилетий жители Казахстана начнут говорить на одном языке, поэтому сейчас общество могут скреплять, скорее, гордость за страну и ее успехи, сопереживание неудач, независимо от того, на каком языке эти чувства выражаются. Мне кажется, что многие казахстанцы гордятся, например, Астаной, пусть даже и не все в ней принимают. Чем больше будет таких предметов гордости, тем крепче будет солидарность в обществе. Это не отменяет роли того же казахского языка, который нужно, безусловно, развивать. На мой взгляд, делать это нужно осторожно, без всякого радикализма, и искать оптимальный компромисс.

— Не так давно Нурсултан Назарбаев представил концепцию «Двадцать шагов к обществу всеобщего труда», в которой ключевыми моментами являются переход от общества потребления к реальному производительному труду и борьба с социальным инфантилизмом. Сама программа базируется на пяти основных принципах: эволюционности, общей ответственности, партнерского участия, стимулирования и профессионализма. Как вы считаете, может ли эта концепция стать той самой национальной идеей, которую так долго ищут в Казахстане?

— Вообще я против термина «национальная идея», поскольку он указывает на главенство какой-то идеологии. По моему мнению, жесткая идеология, под которую все должны подстраиваться, не сделает общество сильным. В сплоченном государстве каждый должен иметь возможность быть услышанным, поэтому разнообразие мнений и их конкуренция между собой являются очень важными факторами. Если говорить о концепции «Двадцать шагов к обществу всеобщего труда», то думаю, что она имеет правильный, но больше риторический характер. В ней верно описано то, что нужна и общая ответственность, и стимулирование профессионализма, даже есть небольшая критика потребительского общества. Однако кроме риторики должны быть и поддержанные обществом политические реформы; есть они или нет — судить казахстанцам.

— Какие существуют этносоциологические особенности казахской нации? Некоторые эксперты отмечают, что идентификация казахов все меньше происходит по общеэтническому признаку, а все больше по региональному и родо-племенному. Как это влияет на строительство единой нации?

— Да, безусловно, следует учитывать, что в казахской культуре есть сильные региональные и родо-племенные особенности, но я бы не придавал этому большое значение. В любом народе и культуре всегда имеется множество внутренних разделений. Многие эксперты отмечают, что сначала человек должен полюбить свой родной край, а потом распространить это чувство на всю страну. Страна всегда выстраивается снизу, с местных интересов, а потом надстраивается и общая идентичность.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики