Бизнес в упаковке

Производство полиэтиленовых пакетов в Казахстане тормозится растущим китайским серым импортом такого же товара, а также жестким дефицитом сырья на рынке

Бизнес в упаковке

Неконтролируемый импорт китайской полиэтиленовой упаковки в Казахстане растет стахановскими темпами. За последние три года его доля увеличилась с 14,4 млн долларов до 29,9 млн долларов (см. график 1), и в целом китайским поставщикам у нас принадлежит сегодня 50–70% всего импорта. Такая динамика губительно отражается на местном производстве полиэтиленовой упаковки, учитывая, что растущий импорт наблюдается не только по официальной статистике, растет также и «серый импорт» пакетов из Китая через территорию Кыргызстана. А поскольку с «контрабандных пакетов», проникающих на казахстанский рынок, не взимается таможенная пошлина в размере 17% (ЕТТ ТС) и НДС в размере 12%, это позволяет китайским поставщикам устанавливать цены ниже рыночных, что ставит казахстанских производителей в сравнении с ними в невыгодное положение.

Серый ограничитель

По мнению отечественных производителей, казахстанская полимерная промышленность могла бы полностью удовлетворить потребности внутреннего рынка в пластиковой упаковке, однако в силу большой конкуренции со стороны Китая производственные мощности действующих предприятий загружены менее чем на 40%.

Согласно данным Агентства РК по статистике, объем производства мешков и сумок из полиэтилена в Казахстане в 2013 году составил 11,6 тыс. тонн, в то время как объем импорта аналогичной продукции составил 34 тыс. тонн. Исходя из этого, можно сделать вывод, что казахстанским производителям принадлежит не более 35% внутреннего «белого» рынка.

«Нормальная рентабельность любого бизнеса в наше время составляет от 10 до 20% в год. Если маржа больше — туда устремятся деньги, если же она меньше — деньги уходят. Но сегодня в нашем бизнесе маржи нет»,— отмечает директор ТОО «Фирма «Диалон» Сергей Диптан. И серый импорт, на его взгляд, является одной из основных причин этого. «Занимаясь производством пакетов, я много раз совершал поездки в Китай, и, изучая их механизмы производства, мы преследовали цель — понять, как они умудряются сделать таким образом, чтобы их себестоимость была низкой. И в результате мы пришли к выводу, что никакого секрета нет, это попросту демпинг вследствие серых поставок»,— отмечает г-н Диптан. По его словам, наши производители изготавливают продукцию из полиэтилена не хуже по качеству и даже лучше, но у нас нет такой государственной поддержки, какую оказывает китайским конкурентам их правительство.

Согласно данным полевого исследования, проходившего на рынках Астаны, цена китайских полиэтиленовых пакетов в 2–6 раз выгоднее для покупателя, чем предлагаемая отечественными производителями. По мнению управляющего директора по развитию экспорта Национального агентства по экспорту и инвестициям KAZNEX INVEST Газизы Шахановой, официально зарегистрированная цена китайского импорта пакетов не может быть настолько низкой. Даже если у себя в стране китайские производители продают пакет за 2 тенге (в юанях), то транспортные расходы, импортная пошлина, НДС, другие накладные расходы при импорте в Казахстан гарантированно должны поднять отпускную цену на казахстанском рынке. С ней согласны и представители бизнеса. Так, внутренняя цена на полимеры внутри Китая в реальности всего на 10–15% ниже, чем в Казахстане, и составляет сейчас около 2 долларов за кг, то есть у китайского производителя нет никакой возможности произвести поставку по цене ниже, чем 2,5 доллара, и, следовательно, продать ее даже на 40% дешевле внутренних казахстанских цен. Это легко отследить по стоимости сырья. А когда иностранный производитель, несмотря ни на какие расходы, ставит цену ниже рыночной — это демпинг. «В чем объяснение китайского успеха? Я думаю, этот успех китайцам дарован Казахстаном самим. Неучтенный серый импорт из Китая через казахстанскую таможенную территорию — это недоработанная таможенная политика Казахстана. Иногда руководителю министерства, ответственного за торговлю и таможню, не мешало бы встречаться с бизнесом: пусть попробует научить их, как конкурировать в условиях, когда цена импортного товара в 7 раз ниже, чем внутренняя цена»,— рассуждает г-жа Шаханова. По наблюдениям Сергея Диптана, в России подобных проблем, касающихся массового серого импорта полиэтиленовой продукции, нет. Механизмы контроля предусмотрены Таможенным кодексом и в РФ четко исполняются. И если вдруг массово начала распространяться такая продукция, госорганы выясняют, где она была растаможена. После этого выявляется имя таможенного специалиста, который провел эту партию, и происходит разбирательство, почему не была проведена оплата, затем применяется уголовная статья. В итоге, как отмечает г-н Диптан, недобросовестного сотрудника отправляют за решетку, а фирма-импортер, которая в этом замешана, платит не только налоги, но и штраф. В нашей же стране эти механизмы недостаточно отработаны.

В условиях низкой рентабельности бизнеса, вторичная переработка пластика — важный процесс для любого местного предприятия, иначе ему не выжить 

Газиза Шаханова уверена: когда импорт растет на 40% в год, прямая функция правительства — защитить внутреннего производителя. «Это угроза, и ее нужно предотвращать, чтобы потом не бороться с последствиями»,— подчеркивает г-жа Шаханова. Но по ее мнению, если правительство введет защитную пошлину на китайские пакеты, то она будет действовать и в отношении импортеров из других стран. Вдобавок эти действия необходимо будет согласовывать и с Евразийской комиссией в Москве, ведь торговую политику с третьими странами курирует уже наднациональный орган. Стоит также задуматься и о том, готовы ли будут базары и торговые предприятия платить за отечественные, но более дорогие пакеты…

Предприниматели, которые занимаются производством пластиковой упаковки, утверждают, что потребители в реальности и не почувствуют переориентацию на своего производителя. Единственное, что для этого нужно,— гарантировать бизнесу устранение нечестной конкуренции с серым импортом. И, конечно, осмысленная политика поддержки. В частности, отмена на переходный период таможенных пошлин на сырье.

ЕЭК, в свою очередь, заявляет, что на сегодня официальных обращений со стороны предпринимателей о проведении расследований и применении мер для защиты внутреннего рынка ТС в профильный департамент не поступало…

Яд медленного действия

Не менее острой проблемой является и то, что контрабандные пакеты не проходят процедуру сертификации соответствия требованиям качества и безопасности, которую должны проходить полиэтиленовые пакеты, контактирующие с пищевой продукцией. А ввиду того, что китайские производители используют в производстве запрещенные фенол, толуол, бензол и, возможно, сольвентные краски, это, по мнению г-жи Шакеновой, является весомым аргументом в пользу отечественного производства. «Я не думаю, что кто-то из госорганов или агентств, ратующих за здоровье казахстанцев, изучал влияние ядовитых веществ на человека и экологию, а ведь накапливаемых запасов яда хватит не на одно поколение: полиэтиленовый пакет разлагается 100 лет»,— подчеркивает она.

По словам Сергея Диптана, казахстанские производители делают качественные полиэтиленовые пакеты из первичного сырья. Китайские же производители в большинстве случаев не гнушаются использовать вторичное сырье для этого, хотя пакеты из него для контакта с пищевыми продуктами были запрещены еще в советское время. У себя они также запретили подобную продукцию пять лет назад из-за невозможности обеспечить контроль, нам же официально продавать разрешили. Причем, по словам г-на Диптана, КНР стимулирует отправку такой вторичной пластиковой продукции в нашу страну, возвращая производителям НДС в размере 15%.

Вторичной переработкой полиэтилена занимаются и казахстанские производители. Но, в отличие от китайских конкурентов, наши предприятия из вторичного сырья изготавливают упаковки, не имеющие контакта с пищевой продукцией. Среди них — мусорные мешки, упаковка для минеральной ваты, которая, по мнению директора ТОО «Фирма “Диалон”», не требует высококачественного сырья при ее изготовлении.

Он отмечает, что в условиях низкой рентабельности этого бизнеса вторичная переработка просто необходима для любого местного предприятия по производству полиэтиленовой упаковки. «Поэтому все мы собираем мусор и отходы для вторичной переработки, «выкраивая каждую копейку», иначе в этом бизнесе не выжить»,— заявляет г-н Диптан. Он уверен: через пять лет система переработки полиэтиленовой продукции станет еще более развитой.

По данным директора ТОО «Поливест» Ердена Жусупова, их компания также запустила линию по рециклингу ПНД (полиэтилен низкого давления) и ПВД (полиэтилен высокого давления) отходов. Годовой объем этой переработки составляет порядка 1200 тонн. По его словам, линия, не имеющая аналогов в западном регионе Казахстана, также способна перерабатывать полипропиленовые отходы, и это может стать дополнительным преимуществом перед китайскими производителями.

Полимерная зависимость

Специфика упаковочного производства в Казахстане построена таким образом, что абсолютно все сырье приобретается за рубежом, преимущественно в России. До февраля текущего года это взаимодействие было достаточно стабильным. Однако авария на российском заводе «Ставролен» в Буденновске, являвшемся крупнейшем поставщиком полиэтилена в нашу страну, привела к резкому скачку цен и дефициту полиэтилена в Казахстане.

Спасением в создавшейся ситуации могло бы стать решение Евразийской комиссии о временном изменении ставок ввозной таможенной пошлины (на 1–1,5 года) в отношении полиэтилена — с 10% до 0%. И ввоз казахстанскими предприятиями полиэтилена по нулевой ставке из Южной Кореи, Ирана и стран Европы помог бы решить эту катастрофическую проблему, а также дал бы толчок к развитию полимерной отрасли.

По словам Сергея Диптана, ввиду низкой рентабельности бизнеса пошлина в размере 10% является запретительной. Выплачивая ее, предприятие может браться только за самые выгодные заказы — или завышать цены в сравнении с теми странами, которые не имеют такой пошлины (Китай, Киргизия, Турция, Индия), что сейчас на рынке и происходит. Все предприятия, которые перерабатывают пакеты, изготавливают небольшими партиями срочную продукцию, которую невыгодно возить из Китая.

Сейчас ЕЭК рассматривает предложение об изменении ставок ввозной таможенной пошлины на полиэтилен. По словам начальника отдела пресс-службы Валерия Петрова, проходят необходимые для этого консультации. По мнению Сергея Диптана, комиссия должна также поднять вопрос о стоимости сырья, которая на сегодня в России составляет порядка 2,4 долл. за 1 кг, в то время как на мировом рынке стоимость такого же сырья составляет порядка 1,5–1,6 долл. за 1 кг. «Разница существенная при столь низкой рентабельности, которую имеют переработчики»,— уверен он.

«Двадцать с лишним лет правительство Казахстана самостоятельно в решениях и в экономике, и в промышленности. И вроде есть планы по открытию собственного газохимического комплекса в Атырау, который давал бы из нефти продукты ее переработки, но, как видно, планы остаются планами. У ближайших соседей — России — работают 7 заводов по производству полиэтилена с суммарными производственными мощностями около 550 тыс. тонн. В Туркменистане тоже строят собственный газохимический комплекс по производству полиэтилена с производственной мощностью 386 тыс. тонн. У нас — ничего. Но раз нет у нас собственного сырья, то дайте бизнесу естественное право выбора зарубежных поставщиков, не сужая их возможности,— снизьте ввозную пошлину на полиэтилен»,— говорит Газиза Шаханова.

И, в общем-то, по словам г-на Диптана, российский полиэтилен полностью устраивал производителей, пока не было его дефицита и поставки были бесперебойные. Он отмечает: импортные производители в курсе, что основным поставщиком сырья по-прежнему останется Россия, и поэтому никаких преференций казахстанским потребителям полиэтилена не оказывают. «Если мы сейчас обращаемся в те же крупнейшие фирмы для того, чтобы купить полиэтилен, то наши заявки рассматривают в десятую очередь. Они прекрасно осведомлены, что мы не являемся стабильным покупателем, и понимают, что как только ситуация с российским полиэтиленом выправится, мы опять будем покупать российское сырье. Кроме того, для всех этих производителей мы являемся мелкими покупателями: для них продать один-два вагона сырья — по сути мелочь. Другое дело — если бы мы были постоянными покупателями; но таковыми нам самим быть пока невыгодно. Поэтому в данном случае отмена таможенной пошлины очень принципиальна»,— подытоживает он.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики