Невозможное окно возможностей

Казахстан не сможет закрыть ниши, освободившиеся в России после принятия антизападных санкций, даже частично

Невозможное окно возможностей

Российский вице-премьер Аркадий Дворкович на прошлой неделе заявил, что Белоруссия и Казахстан могут заработать на переработке сырья, запрещенного к ввозу на территории РФ в рамках антизападных санкций. «Конечно, наши коллеги по Таможенному союзу могут выиграть в этой ситуации, поскольку у них будет перерабатываться часть той продукции, которая раньше шла напрямую к нам. Будут поставлять нам уже переработанную продукцию»,— заявил Дворкович. Премьер Дмитрий Медведев уточнил, что российские власти тем не менее будут оценивать степень переработки. Если она будет высокой, препятствий таким поставкам чинить никто не будет.

Несколько дней спустя зампредседателя Национальной палаты предпринимателей Рахим Ошакбаев распространил одновременно в нескольких СМИ письмо, призывающее отечественный бизнес к активности. «В рамках Таможенного союза у нас снимаются все существенные барьеры к доступу на громадный рынок России. А в свете последних санкций казахстанская продукция могла бы заместить запрещенные к импорту продукты питания из Европы и США на российском рынке, который оценивается в 350 млрд долларов. В этой ситуации мы, казахстанские предприниматели, к сожалению, до сих пор не смогли предложить ничего существенного на экспорт. Более того, по ряду элементарных продуктов питания мы сами являемся импортозависимыми».

Так сможет ли Казахстан воспользоваться шансом и закрыть хотя бы часть потребностей России, которые удовлетворяли прежде страны ЕС и США? Вероятнее всего, ничего хорошего образовавшееся «окно возможностей» республике не даст. Кроме инфляции: ее подхлестнет отток товаров в Россию, которая столкнется в краткосрочном периоде с дефицитом некоторых видов продовольствия.

Свинина в сыре

Россия, как известно, ввела запрет на экспорт ряда европейских и американских пищевых продуктов. Под ее санкции попали страны, поддержавшие европейские санкции против России.

Из многочисленного списка в денежном выражении больше всего в Россию поставляется свинины, сыров и красной рыбы. Свинина в основном идет на переработку и превращается затем в российскую колбасу. Сыры и рыба же продаются в супермаркетах. Соответственно высказывание Аркадия Дворковича относилось большей частью к свинине. Рыбная и сырная нарезка из европейского «сырья», скорее всего, будут признаны Россией недостаточно переработанной продукцией. Определить же, какое мясо использовалось при изготовлении колбасы — европейской или бразильской свиньи — вряд ли представляется возможным. Поэтому Россия и охотно признает, что такой возможностью страны ТС могут воспользоваться. Однако для этого должны быть серьезно недозагруженные мощности. То есть должна сложиться ситуация, как в России в 1998 году, когда девальвация рубля привела к резкому удорожанию импорта; при этом многие российские заводы работали вполсилы и быстро смогли нарастить производство, в результате взрывной рост в пищевке, произошедший за считаные месяцы. В Казахстане нет столько колбасных цехов, чтобы закрыть брешь, образовавшуюся от недопоставок российским колбасникам канадской свинины. Так что рассуждения о возможности переработки г-н Дворковича скорее относятся к Белоруссии, чем к Казахстану.

Однако нужно понимать, что сейчас в России будет наблюдаться определенный дефицит по колбасам. Дело в том, что российские оптовики на момент введения санкций уже оплатили поставку 40 тысяч тонн мяса 140 миллионами долларов. Часть этого мяса уже была загружена в рефрижераторы и направлялась в Россию. Сейчас эти компании пытаются сбыть запрещенный товар с существенными потерями для себя на другие рынки. Оборотный капитал у них оказался замороженным. Мясо теоретически они могут взять в Латинской Америке, но тамошние поставщики уже начали завышать цены, предчувствуя слабые переговорные позиции российских покупателей. Пока вся эта ситуация не разрешится, российские колбасники будут испытывать дефицит сырья. А учитывая, что средние цены в РФ и вообще-то выше казахстанских, наша республика может столкнуться с тем, что молочные и колбасные изделия будут отправляться в Россию, создавая дефицит у нас. Это уж не говоря о всяких мелких эффектах, вроде того, что киргизские яблоки будут все вывезены в Россию на замену польским, а мы в супермаркетах как раз будем иметь возможность покупать только польские фрукты.

Съестные припасы

Предугадывая риски, а также зная о своих негласных обещаниях не допускать роста инфляции, местные власти на севере республики уже начали предпринимать меры. «По поручению акима области объем продовольствия стабилизационного фонда региона увеличен на одну тысячу тонн. Кроме того, в связи с санкциями против России руководством области на днях было дано поручение увеличить продовольственный запас еще на 1200 тонн. Таким образом, объем стабилизационного фонда будет увеличен до 6300 тонн»,— сообщил заместитель председателя правления социальной предпринимательской корпорации «Павлодар» Ерлан Дузельбаев, очевидно, имея в виду не антироссийские санкции, а, как ответные, антиевропейские.

Определить, какое мясо использовалось при изготовлении колбасы — европейской или бразильской свиньи — вряд ли представляется возможным 

Сейчас корпорация работает над заключением контрактов с товаропроизводителями. «Уже закупили картофель по 40 тенге с хранением, морковь, капусту, свеклу приобрели по 35 тенге. Будем реализовывать, руководствуясь ценами на рынке. Как правило, она ниже на 15–20 процентов рыночной»,— пояснил г-н Дузельбаев. Кроме овощной продукции, в стабфонд будут заложены крупы, сахар, растительное и сливочное масло. Список, откровенно говоря, больше похож на предвоенный НЗ.

«Слухи, которые идут в городе и области, что из-за санкций против России якобы цены поднимутся и сразу же сметут с полок наших торговых точек основные продукты питания, беспочвенны. Какое-то, может быть, повышение небольшое и ожидается, но в целом все товаропроизводители спокойно к этому относятся и уверяют, что у них контракты заключены не на один год. Могу сказать, что резкого скачка цен на основные продукты: крупы, подсолнечное масло, молоко, мясо не будет»,— успокоил сограждан руководитель управления сельского хозяйства Павлодарской области Жанат Шугаев.

Вот как «Эксперту Казахстан» тему прокомментировал председатель регионального совета палаты предпринимателей Алматы Иван Кравченко, не один год, к слову, руководивший фирмой «Беккер», выпускающей колбасы: «Европейских и американских производителей быстро заменят другие. Это рынок: если открывается ниша, то она быстро заполняется. Те же южноамериканские поставщики запросто закроют весь спрос. В Южной Америке избыток сельхозпродукции, и они с радостью помогут России. Отечественный бизнес, если в России цены будут выше, конечно, сам захочет поставлять им свою продукцию. Только вот он не успеет быстро нарастить производство. Соответственно экспортировать он будет в ущерб внутреннему спросу. Нам это нужно?»

Генеральные директора ТОО «Агрофирма «Родина» Иван Сауэр и «Зенченко и компания» Геннадий Зенченко на пресс-конференции в Службе центральных коммуникаций в один голос говорили, что их давно просят начать поставки в приграничные области России, однако они не соглашаются на это. «Просят и Курган, и Челябинск уже приезжали: мол, пожалуйста, поставляй нам молочную продукцию. Никогда. Вы имейте в виду: если сейчас упорядочится все у аграриев, есть такие резервы, которые вас обеспечат продукцией, никакого удорожания ни у кого не будут, можете не беспокоиться»,— уверял журналистов Зенченко.

Руководители выдающихся хозяйств объясняют свое нежелание экспортировать так: у них уже налажены каналы поставок и, гоняясь за маржой, которую сулят поставки в РФ в период санкций, можно потерять те связи на домашних рынках, которые нарабатывались годами.

Некоторые возможности открываются в связи с решением России запретить импорт украинской картошки, но речь идет всего о 4,5 тысячи тонн. Другое перспективное направление — молочная продукция, производимая на севере Казахстана. Эксперты Halyk Finance, например, считают, что Казахстан по этому направлению может нарастить экспорт в РФ на 50%.

Без шансов

Впрочем, вопрос санкций можно рассматривать в более широком контексте, на который обратил наше внимание Иван Кравченко: «То, что сельское хозяйство нужно поднимать и развивать агропромышленный комплекс, известно давно. Эту же задачу на совете национальных инвесторов ставил перед отечественным бизнесом глава государства. Все так всполошились по поводу этих санкций, как будто мы все сейчас бросимся спасать Россию и только поэтому будем быстро налаживать производство продуктов питания. Это во-первых. Во-вторых, нужно понимать, что прежде чем что-то экспортировать, нужно обеспечить себя самих продуктами питания — хотя бы закрыть две трети спроса. Нужно, чтобы основное продовольствие производилось в республике, а бананы, финики, которые у нас в силу климатических условий просто не растут, и элитные продукты, как, например, швейцарский сыр или французское вино, импортировались. Обеспечить себя продуктами питания — это стратегическая задача каждого государства, так как речь идет о продовольственной безопасности страны, по сути ее независимости. Возьмем ту же Германию, где очень хорошо развита промышленность, и, казалось бы, зачем им еще агропромом заниматься — все могли бы купить. Но и они активно развивают свое сельское хозяйство, на две трети обеспечивая себя продуктами. Они понимают, что это стратегический вопрос, и относятся к нему серьезно. В-третьих, за один год или даже два не наладишь производство продуктов питания. Корову нужно вырастить. Даже свинья дает приплод только через шесть месяцев. И потом, нужно ведь экспортировать продукты высокой переработки — не мясо, а мясные изделия, колбасы. Не пшеницу, а макароны — и так далее. Нам нужно оставлять в Казахстане добавленную стоимость».

Примечательно, что в первые дни, когда антизападные санкции были утверждены, многие российские эксперты указывали Казахстан в списке стран, которые могут заменить Европу и США. Однако когда официальное сообщение по этому поводу сделал глава российского Минсельхоза Николай Федоров, РК в списке не было. Зато там были Узбекистан, Киргизия, Азербайджан из ближайших соседей. Таким образом, наш партнер по ТС констатировал, что Казахстан, при его огромной территории и приличной доле сельского населения, мало на что способен в этом смысле. И вот это как раз должно серьезно расстраивать. Говядины Казахстан в 2013 году в Россию поставил 340 тонн. Для сравнения, общий экспорт в РФ говядины составил 619 тысяч тонн — и это прекрасно иллюстрирует ситуацию с отечественным сельским хозяйством.

Сосед очнулся

Стоит, правда, заметить, что российское сельское хозяйство, хотя по такому показателю, как производительность труда, серьезно опережает Казахстан, все-таки очень далеко от того, чтобы говорить о гарантированной продовольственной безопасности. Россия импортирует продуктов питания примерно на 40 млрд долларов. Больше тратят на импорт еды только Япония, Китай, США и ЕС. Доля импорта в расходах на питание домохозяйств составляет 43%. Это очень много. Если брать импорт продовольствия на душу населения, то только пять стран опережают Россию.

Как считают российские эксперты, импортозамещения требуют молочные продукты, фрукты, овощи, рыбопереработка, мясо и бакалейная группа. Производство свинины должно увеличиться на 1 млн т, что обойдется примерно в 40 млрд руб. за все шесть лет.

Пользуясь моментом, российский Минсельхоз запросил сейчас на поддержку российских аграриев, а точнее, госпрограмму развития агропромышленного комплекса на 2015–2020 годы дополнительные деньги. Дорогой вариант обойдется бюджету РФ в 1 трлн 20 млн руб., дешевый — в 636 млрд руб. до 2020 года. Понятно, что в таких случаях всегда выбирается более «нейтральный» вариант. Правда, Министерство финансов России уже заявило, что денег на это нет, но Дмитрий Медведев сказал, что они все-таки найдутся. Итого российские крестьяне получат около 60 млрд долларов поддержки. В десять раз меньший Казахстан обещал своим аграриям 20 млрд долларов. Но в России и состояние сельского хозяйства не настолько тяжелое.

Средства Россия планирует направить на следующие направления: для развития растениеводства на 6 лет — 178 млрд рублей, в том числе на 2015 год — 35 млрд рублей. Приоритет — производство овощей и плодов. На животноводство предполагается направить 252 млрд рублей, в том числе на 2015 год — 25,3 млрд рублей. В животноводстве основной акцент будет на развитии молочного и мясного скотоводства. Развитие оптово-логистических центров потребует на 6 лет 54,3 млрд рублей (на 2015 год — 2,5 млрд рублей), техническая и технологическая модернизация, инновационное развитие — 44 млрд рублей (8,7 млрд рублей), развитие финансово-кредитной системы АПК — 89,5 млрд рублей (10 млрд рублей).

Российский Минсельхоз при рассмотрении новых проектов в птицеводстве и свиноводстве будет отдавать предпочтение регионам с низким обеспечением собственного производства мяса и избыточным производством зерна. То есть средства пойдут в Поволжье и на Дальний Восток, а также в приграничные с Казахстаном Урал и Сибирь. Скорее всего, субсидии будут выдаваться и на строительство или модернизацию селекционно-генетических центров, в том числе племенных птицеводческих репродукторов.

На совещании в Курске премьер-министр Дмитрий Медведев назвал три основных направления поддержки российского АПК. По его мнению, повышенного внимания требуют семеноводство, садоводство и строительство логистических центров для сельхозпродукции. Список может быть дополнен программами развития молочного и мясного скотоводства. «Магазинные полки должны быть заполнены качественными продуктами. По целому ряду продуктов это именно так и есть,— высказался российский премьер. — У нас есть уникальный шанс совершить качественный скачок развития. Планируем запускать новые механизмы поддержки отрасли. 11 августа подписал поручение, чтобы обеспечить импортозамещение. Все эти идеи надо тщательно просчитать, дополнительные средства даже в условиях трудного бюджета мы найдем».

Окончательная ясность по этому вопросу будет в сентябре.

Таким образом, теперь вопрос по АПК стоит так: у нас с Россией общий рынок, но выиграет от этого та страна, которая проведет свои реформы в отрасли эффективнее. Очень может случиться так, что в 2020 году Казахстан будет закупать у России отдельные виды продукции, а не наоборот.

Читайте редакционную статью: Вялые и безжизненные

Нужно время, чтобы расшевелить наш бизнес

Казахстанские производители не смогут быстро занять освободившиеся в РФ ниши по поставке пищевых товаров, по которым введены санкции. Мы и сами плохо обеспечены этими товарами.

Об этом в интервью «Эксперту Казахстан» рассказывает заместитель председателя правления АО «Национальное агентство по экспорту и инвестициям KAZNEX INVEST» Мейржан Майкенов.

— Мейржан Тлеуханович, с вашей точки зрения, способен ли Казахстан воспользоваться открывающимся «окном возможностей»? Есть ли в частности незагруженные мощности, чтобы быстро нарастить экспорт?

— У Казахстана эти возможности были всегда и до введения санкций. Россия является нашим основным торговым партнером, но раз уж сложилось так, как сложилось, то необходимо воспользоваться этой ситуацией, нашему бизнесу следует воспринять это как сигнал для активных действий. Тем более что на сегодняшний день мало отечественных предприятий могут похвастать стопроцентной загрузкой мощностей. По данным KAZNEX INVEST, объем импорта пищевых товаров, по которым Россия ввела запретные санкции, включая импорт из Украины, составляет более 21 миллиарда долларов. Из этих товаров наиболее чувствительными для российского потребителя является свинина, доля импорта которой составляет 73%, в денежном выражении это порядка 2 миллиардов долларов. Далее следуют сыры и творог, процент импорта которых составляет 60%, колбасные изделия — 57%, рыба — 54%, мясо домашней птицы — 51,5%, овощи — 33%, фрукты и орехи — 24%, молочная продукция — 17% и мясо КРС — 10%.

Мы провели перекрестный анализ на степень возможности наших производителей занять эту нишу и выявили, что, в принципе, быстро занять эту нишу мы не можем, потому что у нас слабая обеспеченность этими товарами на внутреннем рынке. По нашим данным, Казахстан закрывает внутреннюю потребность по мясу КРС на 60%, по свинине на 63%, по мясу домашней птицы на 23%, по молоку на 81%, сыры, творог и колбасные изделия — на 49%, напитки — 29% и масложировая продукция — 59%. То есть можно сказать, что мы больше импортируем, нежели экспортируем эти виды продукции. Соответственно, мы не готовы сейчас предложить какие-то объемы для занятия этих ниш. Текущие объемы производства по этим товарам в основном направлены на насыщение внутреннего рынка, о чем уже не раз говорили наши крупные переработчики молока. Развитие сельского хозяйства — вопрос времени.

Но у нас все же есть успешный опыт экспорта отечественной продукции. 185 казахстанских предприятий перерабатывают сельхозпродукцию и экспортируют ее на внешние рынки, в десяти случаях из десяти это представители малого и среднего бизнеса.

— Учитывая, что санкции вводятся на год, есть ли смысл сейчас инвестировать в развитие производств, рассчитывая на спрос в РФ?

— В любом случае, введены санкции или нет, для нас Россия остается потенциальным торговым партнером, это участник Таможенного союза в первую очередь, и мы в любом случае ориентируемся на этот рынок. Мы, как операторы программы поддержки экспорта, оказываем сервисную и финансовую поддержку экспортерам, в том числе и сельхозпереработчикам, безвозмездно. За четыре года мы охватили поддержкой более 200 отечественных производителей пищевой промышленности. Из них 85 предприятий получили возмещение затрат на общую сумму около 500 миллионов тенге.

Сельское хозяйство остается одной из приоритетных отраслей развития экономики, и я считаю, что надо более активно привлекать инвесторов именно в этот сектор, поскольку мы имеем большой потенциал по выпуску готовой продукции с учетом потребностей внешних рынков.

— Есть стереотип, согласно которому казахстанский бизнес, что называется, тяжел на подъем. Разделяете ли вы эту точку зрения?

— Я бы сказал, у него медленная реакция на те или иные изменения, то есть всегда нужен определенный временной лаг, чтобы расшевелить наш бизнес. Взять, к примеру, Таможенный союз: сколько времени уже прошло с момента его создания, а наши бизнесмены только сейчас начали привыкать к правилам игры, установленным в рамках ТС. На мой взгляд, это можно было сделать гораздо раньше и быстрее, и тогда мы бы достигли гораздо больших результатов, нежели сейчас.

Каждый день мы работаем в поле с бизнесом. Есть скепсис, иждивенческие настроения. Предприниматели требуют больше помощи, при этом мало что взамен предлагая. Порой я сталкиваюсь с тем, что предприятия, не разобравшись, начинают жаловаться на отсутствие помощи со стороны государства, и когда мы ему открываем глаза, разъясняя, что есть поддержка в рамках ФИИР, есть Дорожная карта, есть программа поддержки экспорта, только после этого у производителя появляется понимание, что он не один в этом мире и что государство ему помогает.

— Очевидно, что РФ сейчас будет создавать проблемы любым иностранным компаниям, а не только импортирующим пищевые продукты. Есть ли у Казахстана шанс закрыть какие-то освободившиеся ниши?

— Если Россия будет заинтересована в импорте определенного товара, то будет логичным, что наши соседи не станут создавать сложности при ввозе этих товаров на свою территорию. Тем более подобные препоны не должны быть направлены на казахстанского производителя, поскольку есть Таможенный союз и есть единые правила.

Мы уже ежегодно экспортируем продовольствия на сумму порядка 150 миллионов долларов, 50 миллионов из которых составляет рынок России. Казахстанская экспортная корзина продовольствия содержит в себе кондитерские изделия, напитки, муку, макароны, масложировую продукцию, рис, овощи, мясо птицы, рыбные и мясные консервы. Категория этих товаров ежегодно растет.

По продвижению вышеперечисленной продукции мы ведем целенаправленную работу. Разработали специально для этого бренд «Eat Ecological». За минувший период мы провели под этим брендом презентацию товаров на 82 зарубежных выставках. Ежегодно работают торговые миссии, мы проводим тренинги по повышению квалификации сотрудников компаний и ведем работу по включению наших производителей в систему гуманитарных закупок.

Как итог — при нашем содействии под брендом Eat Ecological заключены экспортные контракты на сумму порядка 200 миллионов долларов.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?