Вслед за подсадными утками

Игорь Переверзев
Игорь Переверзев

В последней версии Закона РК «О пенсионном обеспечении» с изменениями, внесенными 20 ноября аж 2008 года и начавшими действовать только 1 января этого года, сказано: «Государство гарантирует получателям сохранность обязательных пенсионных взносов в накопительных пенсионных фондах в размере фактически внесенных обязательных пенсионных взносов с учетом уровня инфляции на момент приобретения получателем права на пенсионные выплаты». Смысл слова «гарантирует» все юристы прекрасно знают. Это не бытовое «Я мамой клянусь!» Это слово обязывает государство, если возникает разница между накопленной инфляцией и суммой на счете, сложившейся в фонде, покрывать ее из бюджета. Между тем механизм такого покрытия нигде не прописан. При этом есть уже прецедент, когда власти, если вдруг что не прописано четко в законах, уклонялись от выплат. Речь идет об облигациях «Досжан темир жолы», которые были государством гарантированы, но когда АО допустило дефолт, никаких возмещений за этим не последовало. Поскольку нигде не было описано, откуда на это брать деньги.

Зато в законе есть много мантр про то, что сохранность средств с учетом инфляции обеспечивают лицензирование пенсионных фондов и инвесткомпаний, занимающихся размещением средств будущих пенсионеров; введенные пруденциальные нормативы; регулирование деятельности накопительных пенсионных фондов путем установления соответствующих норм и лимитов, обеспечивающих их финансовую устойчивость… И так далее в том же духе. Мол, мы их так зарегулировали-зарегулировали, что они ни копейки не потеряют.

Они-то, пенсионные фонды, конечно, копейки, может, и не потеряют, но и заработать достаточно не смогут. При этом собственное неплохое вознаграждение менеджеры получат, а потом споют привычную свою песню про ужасный фондовый рынок, на котором совершенно не во что вложиться.

Если государство все-таки намеревается возмещать разницу, то перед нами мина замедленного действия огромной мощности. Уже сейчас разница, как говорят цифры на сайте Агентства по финансовому надзору, между накопленной инфляцией и доходностью около 30%. И чем дальше, тем будет хуже. Потому что даже если этот показатель и не будет расти, что вряд ли, в относительных цифрах, все равно сумма будет увеличиваться в абсолютных. А если вдруг, не дай бог, все отечественные работодатели вздумают выйти из тени и начнут платить белые зарплаты, все станет совсем печально.

Все это говорит о том, что созданная в Казахстане пенсионная система нежизнеспособна. Можно время от времени ее реанимировать с помощью выпуска облигаций — государственных и квазигосударственных — но это не устраняет сути проблемы. Можно разрешить фондам вести себя как рискованным паевым инвестиционным фондам — и они благополучно деньги профукают, рискнув. Можно отдать фонды иностранцам, снять все ограничения, те радостно вложат средства в новые и столь заманчивые пузыри, типа американского ипотечного рынка в его версии до 2008 года. И сильно повезет тем, кто выйдет на пенсию в стадии надувания пузыря, а не в момент его схлопывания.

Нашу пенсионную систему мы, как известно, скопировали у Чили. Чили же построила ее, основываясь на советах экономистов Чикагской школы. Это гнездо либеральной экономической мысли, из которого вылупилось несколько нобелевских лауреатов по названной дисциплине. Концепции представителей данной школы успешно насаждались в странах третьего мира, однако когда проблемы пришли в сами США и в Европу, тамошние правители почему-то не захотели пользоваться растиражированными рецептами, а вытащили запылившиеся тома Кейнса и стали применять именно его методы. Чем совершенно подорвали доверие к чикагцам, которые стали выглядеть в глазах руководителей развивающихся стран подсадными утками. И, думается, есть в этом выводе своя правда. Так вот, именно по советам чикагцев создавалась чилийская система, которую заимствовали мы, а уже у нас попытались ее перенять россияне.

Если вбить в поисковике словосочетание «Чилийская пенсионная система», первым делом вы наткнетесь на высказывание замминистра российского Минсоцздравразвития Юрия Воронина: «По данным Всемирного банка, система принудительных пенсионных накоплений введена только в 29 из 252 стран. Среди них нет ни одной страны-лидера, которая входила бы в “большую восьмерку” или в “большую двадцатку”. Кроме того, многие из стран, где принудительная система пенсионных накоплений была введена, уже разочаровались в ней и демонтируют ее. Россия же под воздействием финансовых структур, заинтересованных в сохранении этой системы, упорно не хочет замечать этого международного тренда». В общем перед нами типичный постэффект от появления на сцене «чикагских мальчиков».

В самой Чили систему, которую Казахстан позаимствовал и упорно сохраняет в неизменном виде, постепенно наш пример для подражания упраздняют, хотя это очень непросто дается. В Чили из года в год растет доля солидарной части, пока мы, все еще следуя старому плану, сохраняя инерцию, пытаемся ее снизить и уменьшить влияние государства на экономику. Страной, конечно, легче руководить, когда власть мало за что отвечает. Но если накопительную систему убирать, что делать с пенсиями? В так называемых развитых странах идут сейчас разговоры о том, что пенсии как появились в XX веке, так и исчезнут в XXI. Потому что ни солидарная система, ни накопительная, ни их микс не могут дать тот коэффициент возмещения, к которому привыкли граждане этих государств. Казахстану в этом смысле проще. Во-первых, население у нас пока растет. А это главная и, по сути, единственная угроза для солидарной схемы распределения с точки зрения математики. Во-вторых, у нас и коэффициент возмещения не столь велик.

И уж точно будет куда лучше, если десятипроцентный оброк — так воспринимает большинство отчисления в фонды — пойдет как-нибудь на развитие страны, строительство инфраструктуры или жилья, а не на поддержание котировок бумаг наших так любимых всеми банков.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики