Акын-аватар

Являются ли имя и тексты Джамбула знаковыми для современной казахстанской культуры? Судя по тому, что это имя табуировано в русскоязычных и казахских работах, то да

Джамбул Джабаев: Приключения казахского акына в советской стране. Статьи и материалы
Джамбул Джабаев: Приключения казахского акына в советской стране. Статьи и материалы

Оценка творчества Джамбула только как типичного образчика официальной идеологемы была бы неполной. Практически все авторы сборника «Джамбул Джабаев: Приключения казахского акына в советской стране» задаются неизбежными вопросами: где настоящий и где «мнимый» Джамбул? Для исследователей казахского акына он значим как состоявшаяся фикция. Последнее блестяще доказано в статьях сборника (Аватар Джамбула; Джамбул. Идеологические арабески; Восток. Радио. Джамбул и др.).

В них анализируется не столько личность Джамбула и даже не столько тексты, а то знаковое явление, которое было предложено массовому советскому потребителю как «голос народа». Порой западные гуманитарии задаются сакраментальным вопросом: как оценивал Джамбул, певший по-казахски, практически не говоривший по-русски, те переводные тексты, которые печатались под его фамилией и обеспечивали ему всесоюзную славу? О чем действительно пел Джамбул, что он действительно хотел поведать миру? Ответить на это с полной уверенностью пока невозможно, но поразмышлять на базе доступных источников — весьма любопытно.

В результате получилась не столько литературоведческая книга, сколько обстоятельный анализ советской культурной практики. Предыстория создания феномена советского акына в свое время была выявлена казахстанским стиховедом Александром Жовтисом. «Открыл» в 1936 году акына переводчик Павел Кузнецов, подобным же образом «открывший» чуть ранее Маимбета, но тут же «похоронивший» его. По утверждению Жовтиса, под псевдонимом Маимбета творил Кузнецов. Именно эту линию расследования продолжил один из авторов сборника — Константин Богданов. Ее он ведет осторожно, доказательно, с убеждающими ссылками на архивные и историоведческие материалы. Впрочем, для того чтобы согласиться с фейковостью существования Джамбула, достаточно вспомнить хотя бы стахановскую продуктивность поэта. Он сложил свыше 140 песен, несколько поэм, воспроизвел свои дореволюционные поэмы. Попутно присутствовал на всех митингах, праздниках, народных гуляниях, сессиях и прочее.

Действительно, работала целая фабрика (точнее — коллективное перо), при этом в топку шло все, что подворачивалось под руку. Что чувствовали и что думали создатели этого феномена? В сборнике есть одна грустная сентенция: как бы ни прожил свою долгую жизнь Джамбул, дожить ее достойно ему не дали. Или, может быть, заложник собственного образа вовсе не рефлексировал по этому поводу. Конечно, сейчас любопытно уточнить: кто, кроме Алтайского и Кузнецова, был литературным подручным у Джамбула. Хотя можно задаться и обратным вопросом: кто еще зарабатывал на этом громком имени, отдавая ему свои графоманские опусы. Наиболее точен другой из авторов сборника — Евгений Костюхин, включивший в этот ряд и секретарей при Джамбуле, и когорту переводчиков — от Абдильды Тажибаева до Константина Симонова. Только одна цитата из расследовательской статьи известного санкт-петербургского фольклориста: «Когда ему было уже за 90 лет, его приметила и пригрела власть. К нему приставили двух литературных секретарей (Гали Орманова и Павла Кузнецова). Опытный журналист Кузнецов говорил, о чем надо петь, Гали переводил это на казахский, Джамбул импровизировал, Гали переводил это на русский, Кузнецов делал литературную обработку — и страна читала Джамбула по-русски».

Насколько фольклоричен получившийся из этой цепочки продукт? Костюхин предлагает такую оценку: творчество Джамбула — искусство шаблонов и стереотипов — и есть советский новодел. Гиперболическое возвеличивание — то, что больше всего устраивало в нем советскую идеологию. Замечу: отголоски подобного часто встречаются в виршах стихоплетов центральноазиатских республик. Очень точное объяснение по Джамбулу (важное и для современных «восточных» пропагандистов): фольклорные по происхождению образы призваны были обслуживать далекие от фольклора идеи, и это несоответствие формы и содержания вызывало не социалистический пафос, а комический эффект.

В статье известного германского слависта Юрия Мурашова радиофонная поэтика соцреализма рассмотрена на новом материале. Вторичная устность Джамбула выявляет и объясняет многое в советской эстетике. Эта одна из немногих современных работ, в которой представлены доказательства того, что социалистическая коммуникация имела свои отличительные черты.

Попутно сборник рельефно обозначил «большую разницу» между западными и постсоветскими гуманитариями (в особенности казахстанскими). У «них», в том числе в представленном сборнике, это всегда хорошая теоретическая составная, подкрепляемая отточенными деталями научного исследования. У «нас» — перепевы чужих мыслей, дополняемых сумбурно скомпонованными фактиками. Сейчас в гуманитарных областях казахстанской науки явный кризис на новые идеи. Попытка возместить это программой академической мобильности, когда на мастер-классы зазывают известных ученых, большей частью свелась к абсурду. Стали приглашать какие-то замшелые имена из Тамбова, Баку — и несть числа «провинциальным» визитерам от науки. Быть может, какой-нибудь из наших вузов рискнет пригласить кого-нибудь из авторов сборника, ученых с признанными европейскими именами, подготовивших неоднозначную, а потому яркую книгу о казахском акыне и, возможно, наши гуманитарии увидят эту работу?

Сама книга получилась разумной в своей объективности. Честность этой книги возможна только в западном исполнении и только в таком издательстве, как «Новое литературное обозрение».

Джамбул Джабаев: Приключения казахского акына в советской стране. Статьи и материалы. Под ред. К. Богданова, Р. Николози, Ю. Мурашова. М., Новое литературное обозрение, 2013. Тираж 1500.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности