Берегитесь фейков

Берегитесь фейков

На экранах казахстанских кинотеатров прошла отечественная мелодрама «Фейк: береги себя». Режиссер Салтанат Мурзалиева-Яковлева посвятила ее модной ныне теме вторжения виртуальной реальности в социальную жизнь. В картине казахстанское общество насквозь пронизано интернетом. В центре повествования — любовь и отношения двух молодых людей, завязавших знакомство в социальных сетях. Главные роли Альфии и Макса исполнили казахстанские актеры Ася Оспанова и Антон Митнев. Фоном их романа служит история, посвященная отношениям отчима с пасынком. Эти две сюжетные линии связаны механически: отчим (его играет российский актер Алексей Кравченко) — это отец главной героини. Виртуальная и «реальная» реальности тоже склеены исключительно путем монтажа и накладываются друг на друга как аппликации. Картина начинается с солнечного утра в столице нашей родины. На экране прямо поверх городского пейзажа возникают, как на мониторе, менюшки и опции с курсором. Героиня просыпается в постели астанинской квартиры с сенсорным мобильником под мышкой. Кстати, места реальной дислокации героев выглядят не менее виртуальными, чем их прогулки в гоночных скафандрах в компьютерной игре. В глаза бросаются необжитые помещения, а действующие лица засыпают и просыпаются в кроватях без постельного белья. Заметим, что и «Матрица» у казахстанских создателей тоже не получилась. Технические возможности спецэффектов остались на уровне 80-х. Ощущения от того, как молодежь живет жизнью социальных сетей, складываются поверхностные. Вот попереписывались и решили встретиться. Герои насладились друг другом, а зритель — видами и интерьерами. Понятно, что по задумке лидером по привлекательности должна была стать Астана. Особенно запомнилась сцена, как главная героиня сидит с ноутбуком на набережной, на фоне знаковых астанинских построек, и ветер развивает ее волосы. Несмотря на акцент на офисные и городские красоты, в целом картина производит мрачное впечатление. В конце звучат обнадеживающие слова о том, что мы есть то, что мы создали. Авторы фильма под продуктами творчества имеют в виду странички, аккаунты и компьютерные игры. Но очевидно, что это только инструмент, как, в принципе, и сам интернет. Все зависит от того, кому и чему он послужит. Героям фильма он служит средством коммуникации, эта простая идея рефреном проходит через всю картину и передается всеми немногочисленными художественными приемами, имеющимися у авторов в распоряжении. Но форма есть форма; каково же содержание? С этим кино подкачало: язык вроде как есть, а сказать с его помощью нечего.

А между тем идеи, хотя и неартикулированно, но все-таки из фильма вытекают, и их можно было донести до зрителя. Например: человек — смертен, аккаунт — нет; человек способен краснеть, испытывать радость и страдание, а размещенные им фейки — нет. После смерти тело человека везут на кладбище. Кладбища для блогов и страничек пока никто не придумал. В виртуальности легче, чем в реальности. Реальность еще более безжалостно вторгается в виртуальность, чем та — в реальность. Несмотря на философские рассуждения главного героя в конце фильма про то, что в виртуальности можно жить вечно, осуществляя свои желания, мечты и цели в игре, в Сети, им слабо верится. Ведь кино демонстрирует, скорее, обратное.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?