Оперившаяся отрасль

Благодаря государственной помощи птицеводы показывают приличную динамику роста. Но для перехода на новый уровень нужен комплекс системных решений

Оперившаяся отрасль

Промышленное птицеводство сегодня показывает неплохие темпы развития. Так, согласно официальной информации, только за 2013 год производство мяса птицы выросло более чем на 10%, также удалось снизить импорт с 70% до 55%. В ближайших планах — снижение импорта мяса птицы до 25%, а к 2020 году даже до 17% — такова рекомендация ФАО. По яйцам за продовольственную безопасность страны опасаться не приходится: в 95% на столы казахстанцев попадает яйцо местного производителя.

Эксперты, чиновники и сами производители говорят о том, что сравнительно быстрое импортозамещение в птицеводстве — это результат государственного содействия, в частности — субсидий на корма и участие в инвестпроектах. Однако есть голоса, которые утверждают, что создать автономное промышленное птицеводство только финансовыми вливаниями нельзя, поскольку субсидии не устраняют структурных проблем. К ним участники рынка относят отсутствие своего племенного материала, слабое обеспечение комбикормами и их дороговизну. Нет лабораторий по мониторингу здоровья птиц, слаба научная база, не хватает квалифицированных кадров.

Основная часть племенного материала завозится из других стран: России, Голландии, Израиля, причем исключительно в виде «родительских форм и финального гибрида». Это исключает возможность непрерывного обеспечения птицефабрик племенным материалом, не говоря уже о создании на их основе новых линий и кроссов.

Ждали помощи

В Минсельхозе говорят, что решение вопроса с племенным материалом является стратегической задачей: предполагается строительство новых и расширение имеющихся репродукторов. А пока для отечественного товаропроизводителя предусмотрены субсидии на удешевление приобретенной племенной продукции и частичное возмещение затрат на производство животноводческой продукции. Кроме указанных дотаций, с 2014 года внедряется механизм инвестиционного субсидирования, который предусматривает частичное возмещение затрат товаропроизводителей по строительству птицефабрик.

В пресс-службе оператора проектов развития сельского хозяйства НУХ «КазАгро» сообщили, что в его инвестиционном портфеле 21 проект по созданию и модернизации птицефабрик общей стоимостью 28 млрд тенге. Оказалось, что на сегодня введено 18 проектов: 12 — в яичном направлении совокупной мощностью 650,8 млн штук яиц в год; 6 проектов мясного направления мощностью 44 тыс. тонн мясопродукции в год. Строится еще три птицефабрики мясного направления, совокупная мощность которых составит 17,9 тыс. тонн. В текущем году планируется ввести в эксплуатацию две птицефабрики в Жамбылской и Карагандинской областях. На следующий год запланирован запуск еще одного комбината в Центральном Казахстане.

Потребления мяса птицы за девять лет возросло более чем в шесть раз

Согласно информации Союза птицеводов Казахстана, на сегодня отрасль представлена 32 птицефабриками яичного направления и 20 хозяйствами мясного направления, в том числе два комбината занимаются производством мяса птицы и товарного яйца. Также, согласно базе МСХ, в Казахстане действуют 11 племенных хозяйств. Кроме того, два года назад заработал завод по выпуску клеточного оборудования ТОО «Казкусбатареясы». Однако эта организация не может полностью удовлетворить потребности птицефабрик как по количеству, так и по качеству выпускаемого оборудования. Так же обстоят дела с комбикормом. В стране работают всего три завода по изготовлению кормов и премиксов. Однако качество их продукта не отвечает запросам птицефабрик. Качество предлагаемых кормов оставляет желать лучшего при довольно высоких ценах. В ответ многие птицеводческие хозяйства построили у себя кормозаготовительные цеха.

Потребление в рост

По мнению руководителя Союза птицеводов Казахстана Руслана Шарипова, объемы производства мяса птицы в республике ежегодно увеличиваются за счет наращивания выпуска продукции на птицеводческих предприятиях. «Если в 2000 году на птицефабриках было произведено 16,7 тыс. тонн мяса птицы, то в 2013 году — 136 тыс. тонн. Иными словами, за последние 12 лет производство увеличилось в разы»,— рассказывает он.

Также наблюдается рост производства мяса птицы во всех категориях хозяйств — сельскохозяйственных предприятиях, крестьянских и фермерских хозяйствах, домашних подворьях. Вместе с тем потребление мяса птицы ежегодно показывает стабильный рост. Так, если за 2000 год на внутреннем рынке было употреблено 53,2 тыс. тонн птичьего мяса, то в 2013 году этот же показатель уже составил 316 тыс. тонн. «Потребление мяса птицы за девять лет возросло более чем в шесть раз,— делится своими наблюдениями Руслан Шарипов. — В 2000 году на душу населения было потреблено 3,6 килограмма мяса птицы, в прошлом году — 18,3». Однако необходимо добавить, что национальная норма потребления в среднем на душу населения в Казахстане составляет 48 килограммов, из них мяса птицы — 6,1. Хотя по рекомендации ВОЗ потребление всего мяса должно быть на уровне 75–80 килограммов.

Тенденция роста потребления наблюдается и по яичной продукции. Согласно данным Союза птицеводов, в 2000 году было потреблено 1 516,7 млн штук яиц, в 2005 году — 2 414,9 млн, а в 2013 году — 4 076 млн. «Для сравнения, в 2000 году потребление на душу населения составляло 102 яйца, в 2013 году — уже 236. В 1990 году потребление яиц на душу населения составляло 225 штук. Сегодня казахстанцы полностью обеспечены яйцом»,— уверяет г-н Шарипов.

Однако учредитель ТОО «Фирма Алекри» Александр Прядко не согласен с этим. Он предлагает вначале определиться с методикой расчета: «Если считать нормой потребление 200 яиц на душу населения, то тогда можно согласиться с такими выводами. Ну а если брать показатели развитых стран, где норма потребления достигает 500 яиц, то в этом случае мы обеспечиваем себя только на 50 процентов». Собеседник говорит о том, что знаком с этими данными, при этом добавляет, что есть люди, которым выгодно иметь такую статистику. «При этом непонятно, для чего это муссируется?! Нам необходимо дальше развивать свое яичное производство, поскольку оно развито не на должном уровне. А не почивать на лаврах с этими цифрами»,— считает г-н Прядко.

Впрочем, согласно рекомендациям ВОЗ, нормой считается потребление 243 единиц яиц в год.

Без основы нет развития

Несмотря на благоприятные данные по отрасли, в птицеводстве существует комплекс проблем. И если учитывать статистические хитрости, в нашем случае — с выбором методики расчета удовлетворенности населения мясом птицы и яиц, картина видится не столь радужная. Как в мясном, так и в яичном направлении, по мнению опрошенных нами игроков рынка, существует основная проблема: отсутствие племенных хозяйств, которые бы давали качественный материал. Игроки рынка жалуются, что материал казахстанских племхозов никуда не годится. Здесь стоит отметить, что в программе «Агробизнес-2020» заложены субсидии на приобретение инкубационных яиц у местного производителя. Однако большинство птицефабрик, несмотря на дотации, покупает племенной материал за границей. А это показатель. «В Казахстане нет ни одного племенного хозяйства мясного направления. Получается, у нас нет ни одной особи прародительских стад. Прародительские стада дают родителей, от них получают инкубационное яйцо для производства бройлера. Мы говорим о качественных племенных хозяйствах. А те, которые существуют у нас, они, во-первых, работают на себя, во-вторых, их продукция очень низкого качества. Одним словом, это дело поставлено не на научной основе. Важность названной проблемы трудно переоценить, поскольку основа птицеводства — это наличие своих племенных репродукторов. Если по каким-нибудь причинам мы не сможем завозить из стран дальнего зарубежья финальные гибриды цыплят, то вся отрасль просто встанет»,— рассказывает генеральный директор производственного кооператива «Ижевский» Ибрагим Жангуразов.

Г-н Жангуразов поясняет, что основа мясного птицеводства — генетика, селекция, кормозаготовка. И, следуя этой цепочке, следующая проблема — корма. Если зерновую часть можно приобрести здесь, то минеральные добавки, премиксы и ветпрепараты завозят из зарубежья и по высоким ценам. Напомним, что птицеводческая отрасль — один из самых основных потребителей комбикормов, затраты на которые в себестоимости яиц и диетического мяса превышают 65%, поскольку КРС и МРС в летнее время выгоняют на пастбище, а птица содержится в клетке круглый год. Третья структурная проблема, по мнению г-на Жангуразова,— отсутствие научной составляющей в птицеводстве. «Когда-то был специализированный научный институт, но после регресса отрасли он закрылся. Эту проблему тоже необходимо брать в руки. Самый лучший выход, на мой взгляд,— создание на базе какого-нибудь племенного хозяйства научного центра птицеводства. Корень проблемы — генетика, селекция, кормление. А отсутствие собственного производства оборудования — это не самое важное, поскольку его первое время можно просто завозить»,— уверен он.

Кадровый вопрос — проблема номер один, убежден г-н Прядко. В птицеводстве — острый дефицит специалистов низового звена: слесарей и птичников, которых птицефабрики берут с улицы и обучают своими силами. Известно, что в птицеводстве многое зависит от грамотного подхода к вакцинации и предотвращения болезней. Если раньше в одном корпусе содержалось 20–30 тыс. кур, то сегодня благодаря новому оборудованию на той же площади — более 100 тыс. поголовья. А где больше скученности, там опасность заболевания и падежа возрастает в разы.

Не тот бизнес

Кроме структурных, то есть системных и постоянных, в отрасли существует ряд проблем субъективного характера. Например, Александр Прядко сделал акцент на действия антимонопольного агентства, которые, по его словам, чуть не погубили отрасль. «Эта структура отнеслась к нам как к монополистам и внесла в свой реестр как доминантов рынка. При этом свои доводы они строят на показателях по тем месяцам, когда цены растут по объективным причинам. После их штрафов можно смело писать “банкрот”. Это принципиальный момент: к нам нужно относиться как сельхозтоваропроизводителям и судить по финансовому году в целом, а не по отдельно взятому периоду»,— отметил он.

Г-н Жангуразов обращает внимание на следующий аспект, который тесно связан с пониманием природы бизнеса в этой отрасли. Так, согласно закону «О частном предпринимательстве», к субъектам крупного предпринимательства относят предприятия, соответствующие одному или двум следующим критериям: если среднегодовая численность работников составляет более 250 и (или) среднегодовой доход превышает трехмиллионнократный месячный расчетный показатель. «Иными словами, если у тебя работают больше 250 работников и доход превышает 5,5 млрд тенге, то ты автоматически становишься субъектом крупного предпринимательства,— продолжает он. — Однако сельхозтоваропроизводителей нельзя приравнивать к предприятиям, работающим в других сферах, где стабильный доход и устойчивая бизнес-среда. Поскольку промышленное птицеводство сопряжено с множеством рисков: вырастить из 40‑граммового суточного цыпленка курицу, чтобы она дала мясо или яйцо,— дело нелегкое. Лейтмотив моих слов: необходимы поправки в законодательстве, по которым хозяйствующих субъектов в сфере сельского хозяйства, в частности в птицеводстве, будут квалифицировать как крупных в случае, если на предприятии задействованы порядка 1 000, а то и 1 500 работников. Сегодня же многие птицефабрики отнесены к субъектам крупного предпринимательства, а это означает бесчисленные непредсказуемые проверки и отсутствие льгот».

Другой руководитель казахстанской птицефабрики, который согласился дать комментарий на условиях анонимности, отметил большую спекулятивную составляющую в цепочке «производитель—перекупщик—потребитель». Он посетовал, что государственные агентства, которые должны бороться с необоснованными завышениями цен, попросту заняты не тем. По его расчетам, если убрать спекулянтов, то яйца подешевеют на 30–40 процентов, да и цена мяса птицы приятно обрадует покупателей. Кроме того, несколько руководителей говорят о демпинге со стороны Украины, России и Беларуси. Гигантские птицефабрики соседних стран, у которых мощность в десятки раз превышает наши, порой скидывают бракованный месячный продукт перекупщикам, а те по серым схемам завозят их на рынки Казахстана. Однако, по наблюдению руководителей птицефабрик, ввиду непростой политической ситуации на Украине в этом году демпинга со стороны вышеназванных стран не наблюдается. Наоборот, сегодня многие российские перекупщики желают закупать большие партии мяса и яиц у казахстанских птицефабрик.

Закачивать дальше?

«На всем этом мрачном фоне хочется сказать спасибо государству за то, что предоставляет субсидии на произведенное и проданное яйцо и льготный зернофураж. Если бы не эта программа, у нас не было бы обновления производства,— рассказывает Александр Прядко. — Однако муссирование информации об обеспеченности на 95% собственными яйцами может сослужить плохую службу: убери субсидии — и мы автоматом убыточные. У нас только 3–4 месяца, когда мы в плюсе».

Тема субсидий — отдельный разговор, поскольку среди аналитиков бытует мнение, что без субсидий отечественные птицеводы сразу же потеряют те позиции, которые наработали. С таким тезисом согласен наш второй собеседник, который тоже пожелал выступить анонимно. Он отмечает, что из-за ряда факторов — дороговизна корма, высокая инфляция, сильные внешние конкуренты — отрасль без субсидий не выживет.

«В мире все государства субсидируют своего сельхозтоваропроизводителя. В этом отношении у нас ничего нового не придумали. Мы согласны, что государство оказывает нам огромную помощь. Однако если сравнить с другими странами, то не думаю, что мы получаем что-то сверхъестественное. Не надо забывать, в каких суровых климатических условиях мы работаем, плюс высокие цены на все, что мы закупаем. Поэтому субсидии должны быть. С другой стороны, не думаю, что если уменьшатся субсидии, мы начнем чахнуть. Например, если уменьшить число спекулянтов на рынке, то мы выстоим»,— поясняет г-н Жангуразов.

В Союзе птицеводов на эту проблему смотрят прагматично. Руководитель ассоциации считает, что если объемы субсидий сократятся, то отечественное производство тоже сократится. Здесь, по мнению Руслана Шарипова, будет видно, кто работает, а кто сидит на субсидиях. Для того чтобы этого не произошло, он предлагает развивать глубокую переработку. Только с продуктами глубокой переработки можно полноценно говорить о том, что птицеводство у нас работает. «По сути дела мы осуществили лишь первый этап восстановления яичной отрасли; дальше нужно развивать переработку, а без помощи государства это будет не под силу»,— отмечает он.

Понятно, что продукты глубокой переработки повышают маржинальность. Однако сами производители отмечают, что со стороны казахстанского потребителя нет массового спроса на продукты глубокой переработки: полуфабрикаты, консервы, суповые наборы. Это связано с культурой потребления и невысокой платежеспособностью. Кроме того, в Союзе птицеводов считают, что из-за отсутствия государственной поддержки в этом направлении переработка у нас развивается очень слабо. Комплекты оборудования для переработки высокотехнологичны, они очень дорогие и не всегда подъемные для хозяйств. «Более продвинуты в этом отношении хозяйства мясного направления. Рынок требует, чтобы мясо птицы было разделено на части и упаковано, но глубокой переработки у нас нет; не исключено, что отдельные хозяйства пытаются этим заниматься. Птицефабрики в основном занимаются производством яичного порошка, и то о больших масштабах говорить не приходится»,— рассказывает г-н Шарипов.

Получается интересная ситуация: чтобы дальше отрасль не раздувать субсидиями, нужно еще больше субсидий, чтобы завершить процесс модернизации. Помимо прочего, производители рассчитывают на выстраивание прозрачной системы сбыта, создание на промышленной основе племенных хозяйств с качественным материалом, решение проблем с комбикормами и специалистами.

Помимо этого, в Союзе птицеводов считают, что для дальнейшего развития птицеводства необходимо ввести защитные пошлины, сократить квоту на окорочка из США до 50 тыс. тонн, бороться с демпинговыми ценами, усилить контроль за качеством ввозимого замороженного мяса птицы, ограничить завоз импорта через посредников и разрешить ввозить птицеводческую продукцию только через официальных дилеров от производителей. Также ввезенную продукцию нужно допускать на рынок только после исследования ветеринарной лаборатории. Кроме технических мер, в ассоциации предлагают развивать культуру потребления охлажденного мяса и продуктов глубокой переработки, на всех уровнях больше говорить о сомнительном качестве импортной продукции, для чего принять специальную программу.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?