Перепутье

Проблемы села, как это ни странно, начинаются именно в городах

Перепутье

В программе «Агробизнес-2020» приводятся некоторые характеристики нашего сельского хозяйства сравнительно с сельским хозяйством развитых стран. Например, урожайность пшеницы в Канаде составляет в среднем 30 ц/га, в США — 29 ц/га; в Казахстане же в период с 2008 по 2012 г. урожайность колебалась в диапазоне между 7,3 ц/га — 16,6 ц/га. Средний живой вес крупного рогатого скота в США — 570 кг, в Канаде — 520 кг, в Казахстане — 301 кг. Средний надой на одну корову в США — 8,6 тн/год, в Канаде — 7,8 тн/год, в Казахстане — 2,2 тн/год.

Отставание в продуктивности отечественного сельского хозяйства очевидно. Возникает вопрос: преодолимо ли такое отставание? И если да, то за счет чего?

Общая картина

Прежде всего попробуем понять, что из себя представляет наше сельское хозяйство? Во-первых, вклад сельского хозяйства в ВВП страны незначителен и постоянно снижается. Если в 2009 г. доля сельского хозяйства составляла 6,2%, то в 2013 году уже 4,5%.

При этом площадь сельхозугодий, без учета лесного фонда и земель запаса, пусть и с замедлением, но растет, увеличившись с 78 383 тыс. га в 2005 г. до 90 342 тыс. га в 2012 г. Рост сельхозугодий при снижении вклада в ВВП страны показывает, что наш аграрный комплекс развивается в большей степени экстенсивно, чем интенсивно.

Во-вторых, долговая нагрузка на сельское хозяйство растет еще быстрее, по экспоненте (см. график 1), что в сочетании с волатильностью валового производства сельхозпродукции (см. график 2) и волатильностью доходности сельхозпроизводителей (см. график 3) дает основания полагать, что финансовая устойчивость казахстанских аграриев чрезвычайно низка. И весьма вероятна ситуация, причем в обозримом будущем, когда сельхозпроизводители в массе своей окажутся не в состоянии платить по долгам. Уже известно о банкротстве ряда крупных сельхозпредприятий, и может случиться так, что от единичных случаев дело дойдет до массовых банкротств.

Интересно, что статистически значимой связи между объемами производства и размерами прибыли/убытков нет — коэффициент корреляции равен 0,013. Это говорит о серьезном влиянии на наше сельское хозяйство внешних рыночных факторов, в первую очередь цен на зерно, которые подвержены значительным колебаниям. Об этом чуть подробнее будет сказано ниже.

В-третьих, доля селян составляет почти половину всего населения страны, в 2012 г. она занимала 45%, а доля занятых от числа всех трудоустроенных в стране в том же году равнялась только 25,5%.

Соответственно уровень безработицы на селе выше, чем в городе: если в городе безработица составляет 4,1%, то в сельской местности — 8,6%. Те же, кто обеспечен работой, получают заработную плату в два раза ниже, чем в среднем по стране — 51 тыс. тенге против 101 тыс. тенге.

Можно говорить о скрытой безработице на селе: 70% работающих являются самозанятыми, и на них приходится всего 17,4% доходов сельского населения.

Приведенные факты позволяют говорить об аграрной перенаселенности, то есть ситуации, когда трудовые ресурсы превышают реальную потребность в них. Аграрная перенаселенность, в свою очередь, является серьезным препятствием для роста производительности труда и интенсификации производства. Действительно, к чему инвестировать во внедрение новых технологий, повышающих производительность труда, если под рукой есть дешевая рабочая сила.

И, наконец, в-четвертых, земельный фонд распределен неравномерно: 5,7% хозяйств имеют 63,5% всей пашни в стране (см. график 4). Но что-то с нашими латифундиями не так: приусадебные участки и садовые товарищества, имея 0,3% сельхозугодий, дают примерно половину всей сельскохозяйственной продукции.

Подводя итоги, можно сказать, что наше сельское хозяйство малопроизводительно и вносит незначительный вклад в экономику страны; оно перегружено долгами и финансово неустойчиво; оно неспособно обеспечить работой сельское трудоспособное население, что генерирует бедность и потенциальные социальные проблемы; земельные ресурсы явно используются неэффективно. Все это вкупе с очевидно несправедливым и неоптимальным распределением сельхозугодий порождает гигантские риски для экономической, социальной и политической устойчивости страны.

В программе «Агробизнес-2020» указаны только экономические риски: «Низкий уровень производительности труда в отрасли, несовершенство используемых технологий, мелкотоварность производства не позволяют вести сельхозпроизводство на интенсивной основе, обеспечивать наиболее полное использование материальных, трудовых и других ресурсов, соблюдать экологические требования. Эти факторы снижают конкурентоспособность отечественного аграрного сектора, что в условиях ВТО и ТС может привести к доминированию импорта зарубежной продукции, вытеснению местных производителей с рынков сбыта».

Мы полагаем, принимая во внимание всю совокупность рисков и угроз, что модернизация сельского хозяйства является самой главной задачей, стоящей перед Казахстаном, что любая программа развития, будь то индустриальная или развития городских агломераций, должна ставить во главу угла решение проблем казахстанского села.

Наши малые сельхозпроизводители не являются препятствием развития нашего сельского хозяйства, и в них заложен потенциал роста продуктивности 

К сожалению, проблемы развития нашего сельского хозяйства находятся на периферии общественного внимания. Опыт нашего личного общения со многими экономистами, предпринимателями, аналитиками, то есть людьми, профессионально занимающимися экономикой Казахстана, показывает: мало того что они не представляют реального положения дел в нашем сельском хозяйстве, но даже и не стремятся разобраться в проблемах села.

Мы постараемся не только дать некую общую картину, но и внести предложения по исправлению ситуации.

Как повысить рентабельность аграрного производства?

Первой проблемой — отнюдь не по значению, а по общественному вниманию — является производительность сельского хозяйства и его вклад в ВВП Казахстана. Казалось бы, больше инвестиций, больше субсидий, больше дотаций — и все будет хорошо. Но действительность показывает, что производство сельхозпродукции никак не может выйти на траекторию устойчивого роста (см. график 2).

Одним из важнейших, на наш взгляд, является вопрос неустойчивой доходности сельского хозяйства, когда прибыльный год сменяется убыточным (см. график 3). Прибыльность сельского хозяйства зависит в первую очередь от волатильности цен на сельхозпродукцию, что доказывается уравнением линейной регрессии, построенным на пяти точках (2009–2013 гг.).

Y = 30 433,1X1 + 273 840,21X2 – 327 645,56

Где Y — прибыль сельского хозяйства, Х1 — индекс цен (год к году) зерновых культур; Х2 — индекс цен (год к году) на скот и птицу в живом весе. Коэффициент детерминации R2 равен 0,71, что показывает наличие статистически значимых связей.

Следовательно, устойчивой прибыльности сельского хозяйства можно добиться за счет снижения (устранения) колебаний цен на сельхозпродукцию.

В первую очередь должна быть увеличена переработка сельхозпродукции. Во-первых, рост переработки сельхозпродукции приведет к росту внутреннего потребления сельскохозяйственного сырья — конечно, если сама переработка будет стабильной. Об этой проблеме будет сказано чуть ниже. Но, как бы там ни было, при росте переработки должны возникнуть устойчивые связи между поставщиками и переработчиками, что приведет к стабилизации цен на сельскохозяйственное сырье.

Во-вторых, рост внутренней переработки будет способствовать импортозамещению. Как следует из данных, приведенных в программе «Агробизнес-2020», за счет собственного производства Казахстан обеспечивает потребление сливочного масла на 32,8%, белого сахара на 40,2%, колбасных изделий на 44,8%, печенья на 48,7%, сыров и творога на 58,3%. В свете последних санкций России на поставки сельскохозяйственного сырья и продовольствия вопрос импортозамещения и увеличения экспорта продуктов глубокой переработки приобретает особую актуальность.

Но если мы посмотрим на загрузку предприятий пищевой промышленности, то увидим, что они работают отнюдь не на полную мощность (см. график 5). По нашему мнению, на незагруженность пищевой промышленности влияет ряд факторов. Первый — это дефицит оборотных средств. Второй — качество выпускаемой продукции не всегда удовлетворяет требованиям рынка. Третий — несмотря на низкую загруженность имеющихся мощностей, все новые и новые производства вводятся в эксплуатацию: количество предприятий по производству продуктов питания увеличилось с 977 в 2008 г. до 1029 в 2012 г.

Соответственно, чтобы решить проблему загрузки мощностей предприятий пищевой промышленности, необходимо провести комплекс мероприятий.

Первое — провести техническую и технологическую ревизию предприятий пищевой промышленности. Тем из них, что работают на морально устаревшем оборудовании и выпускают продукцию, не отвечающую требованиям рынка, рекомендовать проведение технического перевооружения. При необходимости оказать консультационные услуги, помочь в привлечении инвестиций. Когда же техническое перевооружение по каким-либо причинам нецелесообразно или невозможно, такое производство следует закрывать — конечно, если это позволяет закон. Но, скорее всего, такие предприятия не отвечают санитарным и экологическим требованиям или являются фактически безнадежными должниками.

Второе — развитие рынка финансовых инструментов, что позволит перерабатывающим предприятиям покрывать кассовый разрыв, возникающий между уплатой за сырье и получением выручки с рынка. Возможно, имеет смысл предоставить налоговые льготы: например, отменить или снизить НДС по всей цепочке производства и сбыта пищевой продукции — от сельхозпроизводства до реализации продукции конечному потребителю. Снижение налоговой нагрузки дополнительно позволит сдержать инфляцию в постдевальвационный период. Но такая мера требует дополнительных специальных расчетов для оценки влияния на доходную часть бюджета.

Третье — развитие системы рыночной информации, чтобы производители имели возможность узнать, какие продукты и какого качества востребованы рынком. Сбор такой информации и ее анализ требуют значительных расходов и, скорее всего, не по карману переработчикам сельскохозяйственного сырья. Волей-неволей, пока наши предприятия пищевой промышленности не встанут на ноги, такую информацию должно бесплатно предоставлять государство. Но в будущем рыночные информационные агентства должны быть приватизированы и переведены на коммерческую основу (мы готовим статью, где более детально изложим эту проблему).

Помимо роста переработки сельхозпродукции, на стабилизацию цен, по нашему мнению, окажет влияние развитие инфраструктуры длительного хранения сельхозпродукции и внедрение финансовых инструментов, позволяющих получать финансирование под складские расписки. Такие инструменты, помимо получения дополнительных оборотных средств, позволят снизить колебание цен на сельхозпродукцию, поскольку сельхозтоваропроизводитель будет иметь возможность выбрать время для продажи своей продукции по оптимальным ценам.

Мы полагаем разумной инициативу Министерства сельского хозяйства по внедрению схемы специализации регионов по оптимальному использованию сельхозугодий для производства конкретных видов сельскохозяйственной продукции, с увязыванием с ней политики государственной поддержки. Мы не знаем всех деталей и не можем предугадать, как она будет реализована, но в ней есть потенциал повышения рентабельности сельскохозяйственного производства.

И, наконец, государство должно поощрять экспорт продукции более глубокой переработки, а не сырья. Для этого существуют апробированные во всем мире инструменты: государственное страхование экспорта и финансирование экспортных поставок.

Главное зло

Перенаселенность села, то есть наличие резервной армии дешевой рабочей силы, является самой главной потенциальной угрозой для нашей страны. Бедность, необразованность, отсутствие внятных перспектив могут вызвать социальный взрыв с непредсказуемыми последствиями.

С точки же зрения экономики, перенаселенность села — это главное препятствие для интенсификации сельского хозяйства и внедрения инновационных технологий. Мы уже говорили об этом выше, но повторим еще раз: нет смысла инвестировать в техническое перевооружение, если под рукой есть резервная трудовая армия, обеспечивающая дешевую рабочую силу. В этом легко убедиться, если посмотреть на связь темпов роста производительности труда с инвестициями в основной капитал — корреляция между этими показателями равна 0,26, а это означает, что рост производительности труда практически не зависит от инвестиций.

Естественным способом решения проблемы перенаселенности села является содействие переселению сельского населения в города. Соответственно, любая программа развития АПК должна корреспондироваться с программами индустриального и городского развития. Чтобы проблемы села, безработица и бедность не переносились в город, необходимо:

  • Строительство доступного жилья во всех городах Казахстана, в первую очередь в пригородах Астаны, Алматы, Шымкента и Караганды; выделение под ИЖС земельных участков с инфраструктурой и разработка механизмов по предоставлению всего этого переселенцам из сельской местности (детально о нашем видении городского развития мы расскажем в другой раз).
  • Создание дополнительных рабочих мест. Это сложная задача, которую можно решить, только поняв функциональное предназначение каждого города. Например, Алматы — финансовый, культурный, научный, образовательный и туристический центр; соответственно сервис, связанный с развитием этих функций, и будет создавать дополнительные рабочие места. К слову, примерно об этом же говорил президент страны Нурсултан Назарбаев на расширенном заседании правительства 6 августа этого года. А промышленность, в первую очередь средняя и малая, должна быть ориентирована на удовлетворение потребностей мегаполиса.
  • Организация на бесплатной основе учебных центров для обучения востребованным в крупных городах специальностям.

При массовом исходе сельского населения в город возникнет естественная угроза глубокого падения уровня производства, поскольку руководство сельхозпредприятий и ряд фермеров в отсутствие дешевой рабочей силы работать не умеют, а какие им необходимы инвестиции и во что необходимо инвестировать, еще не знают. Именно в такой ситуации важна активная помощь со стороны Министерства сельского хозяйства: консультациями, субсидиями и дотациями, организацией привлечения инвестиций. Справедливости ради надо отметить, что уже принято решение о субсидировании инвестиций в сельское хозяйство. Важно, чтобы такие субсидии были эффективными как с точки зрения стратегической меры (правильность выбора приоритетов), так и в оперативном плане распределения таких субсидий (другими словами, чтобы субсидии попали в правильные руки).

Мелкотоварность сельхозпроизводства

Одним из препятствий развитию сельского хозяйства в программе «Агробизнес-2020» называют мелкотоварность сельского производства. Для того чтобы разобраться в этом вопросе, посмотрим, какое место в нашем сельском производстве занимают хозяйства населения, работающие на 300 тыс. га сельхозугодий.

Хозяйства населения играют значительную роль в обеспечении страны продовольствием. Конечно, они не могут конкурировать там, где требуется высокая механизация и применение агрохимии — например, в выращивании зерновых, масличных и других подобных культур, но в выращивании остальных видов культур они очень даже конкурентоспособны.

Хозяйства населения слабо уступают, а иногда и превосходят по урожайности и сельхозпредприятия, и крестьянские, и фермерские хозяйства.

Примерно так же обстоят дела в животноводстве. Но хозяйства населения отстают в продуктивности.

Относительно низкая продуктивность животноводства в хозяйствах населения объясняется, на наш взгляд, в первую очередь недостаточной кормовой базой. При этом к развитию кормопроизводства в стране относятся скептически: это долгосрочный бизнес, не дающий ежеминутную отдачу и не всегда очевидную. Тормозит продуктивность хозяйств населения и их слабая техническая оснащенность.

Надеемся, нам удалось показать, что наши малые сельхозпроизводители не являются препятствием развития нашего сельского хозяйства, и в них заложен потенциал роста продуктивности. Нужно не стремиться к укрупнению хозяйств и вытеснению с рынка мелких сельхозпроизводителей, а, наоборот, всячески их поддерживать.

Одной из мер такой поддержки может стать стимулирование, вплоть до участия государства в капитале, кооперации хозяйств населения в области сбыта и логистики, закупа и эксплуатации сельхозтехники, закупа удобрений. У нас слабо развиты кредитные товарищества и кредитные кооперативы, показавшие свою эффективность еще 100 лет назад, до революции. Об этом же говорил президент на уже упоминавшемся заседании правительства.

Другой мерой могут быть специальные финансовые инструменты, которые позволяли бы хозяйствам населения закрывать кассовые разрывы. В первую очередь нужно усовершенствовать вексельное обращение. Те же кооперативы могут выступить проводниками вексельного обращения в сельских взаиморасчетах. Например, мелкие товаропроизводители могут рассчитываться собственными векселями за ГСМ, удобрения, семена, а платежи по ним производить после реализации своей продукции.

В июне Министерство сельского хозяйства вышло с предложением повысить налог на землю для сельхозпроизводителей в пять раз, при сохранении льгот для малых крестьянских и фермерских хозяйств. На наш взгляд, это разумная мера. Во-первых, она повысит конкурентоспособность хозяйств населения и малых крестьянских и фермерских хозяйств. Во-вторых, должна будет стимулировать сокращение площадей сельхозугодий у наших латифундистов.

Мы не за то, чтобы у всех были маленькие участки земли, а за то, чтобы рынок установил оптимальные размеры сельхозугодий.

Напоследок

Беда отечественных программ развития заключается в том, что они не взаимоувязаны между собой. По нашему скромному мнению, если сейчас озаботиться разработкой программы комплексного развития на среднесрочную перспективу, то на первом месте в ней должны рассматриваться вопросы развития (совершенствования) рыночных механизмов и развития городов — у нас в стране не хватает крупных городов при избытке малых. На второе место мы бы поставили развитие агропромышленного комплекса. И только на третьем месте должны стоять вопросы инновационно-индустриального развития.

Логика простая: рыночные механизмы позволят оптимизировать товарно-денежные отношения, во многом неэффективные из-за дефицита рыночной информации, дороговизны и недоступности финансирования; опять-таки дороговизны и слабой доступности услуг логистики, несовершенства коммерческого права и исполнения судебных решений.

Развитие города — это развитие городских функций, а их ведь еще необходимо определить для каждого города. Это не так сложно и отчасти будет напоминать обучение господина Журдена разговаривать прозой. Но, как только функции определены и под них разработан генеральный план развития города, новые рабочие места появятся сами собой. И тогда город абсорбирует излишнее сельское население.

И тогда станет возможным интенсифицировать сельское производство, внедрить технологии, повышающие производительность труда, оптимизировать распределение сельхозугодий.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности