Портфель проблем

Если БТА и вернется к нормальной работе, то не скоро, уверен генеральный директор рейтингового агентства «Эксперт РА Казахстан» Адиль Мамажанов

Адиль Мамажанов
Адиль Мамажанов

— Адиль, на ваш взгляд, почему первая реструктуризация, на которую возлагали столько надежд, так и не помогла банку встать на ноги и стать доходным?

— Абстрагируясь от того, что ситуация с БТА Банком развивалась в условиях мирового экономического кризиса, первая причина, на мой взгляд, — это недостаточно консервативная оценка качества активов в процессе первой реструктуризации. Это нашло прямое подтверждение в словах г-на Сайденова о том, что банк не смог получить ожидаемую доходность по ссудному портфелю, на которую рассчитывал при реструктуризации. Этому, вероятно, способствовала вторая причина — переоценка собственных возможностей как по работе с проблемными заемщиками БТА Банка, так и по возврату активов. В итоге — расходы на обслуживание реструктуризированных займов существенно превысили доходы банка.

— Если судить по статистике КФН, у БТА только треть портфеля работает. По данным банка, объем кредитного портфеля брутто 15 млрд долларов, из них работающая часть составляет 5 млрд.

— Если говорить о реальной картине качества ссудного портфеля банков, то в некоторых случаях на официальные данные необходимо делать поправку. Банки имеют достаточный арсенал инструментов для того, чтобы показывать более оптимистичную картину по ссудному портфелю. Это и пролонгирование проблемных ссуд, и рефинансирование, и прочие манипуляции с документацией и платежами по ссудам. И во многом такие действия продиктованы как конъюнктурными, макроэкономическими условиями, так и финансовой устойчивостью самого банка, качеством и запасом прочности его капитала. Или политикой крупных акционеров, включая их способность и желание делать дополнительные вливания для соответствия банка регуляторным требованиям.

Что касается качества портфеля БТА, то по данным отчетности банка, среднее соотношение полученных и начисленных процентов с 2005 года составляло 83 процента. Другими словами, в течение последних пяти лет работы БТА Банк недополучал около пятой части процентных доходов, которые должен был получать. Это, безусловно, низкий показатель, свидетельствующий о качестве ссудного портфеля.

— Сможет ли работающий портфель покрыть хотя бы расходы банка?

— Работающий портфель не покрывает расходы банка начиная с 2009 года. По данным финансовой отчетности по МСФО, с 2009 года банк выплачивает процентов больше, чем получает: в 2009 году — на 30 млрд тенге, в 2010 году — на 36 млрд тенге. В 2011-м с учетом реструктуризации — 11 млрд тенге, то есть даже после снижения объема долга процентные доходы банка все еще не покрывают его расходов.

Учитывая качество ссудного портфеля, восстановление операционной прибыльности банка возможно либо после снижения долговой нагрузки, либо после резкого восстановления качества активов.

— Какие меры, на ваш взгляд, должен принять банк после второй реструктуризации, чтобы начать элементарно зарабатывать? Можно ли разделить его на «плохой/хороший» банк?

— Скорее всего, после повторной реструктуризации, если она пройдет успешно, банк, как минимум, должен стать самоокупаемым. Иначе смысла в повторной реструктуризации нет. Сам БТА Банк можно разделить, можно слить с другим банком, но вопрос в другом: как заставить неработающие активы работать? Они никуда не денутся в любом варианте развития, и кто-то должен будет с ними работать. Причем делать это так, чтобы, учитывая масштабы БТА Банка, оказывать как можно меньше влияния на экономику Казахстана. Здесь нужно понимать, что из себя представляют неработающие активы, насколько они перспективны, кто за ними стоит, кто контролирует. Процесс их реабилитации может быть много сложнее, чем просто передача из портфеля одного банка в другой или на баланс фонда стрессовых активов.

— В чем заключается сложность этого процесса?

— Самая главная проблема — в перспективности стрессовых активов. То есть представляют ли они на сегодняшний день интерес, если это, например, земля или недвижимость, и какова их рыночная стоимость. Следующая проблема — кто стоит за тем или иным проектом, на который выдавалась ссуда, и какие цели у собственника. Если цель собственника — развитие бизнеса, то здесь есть шансы на реабилитацию активов, в противном случае шансы мизерны.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?