Книга ищет читателя

Сейчас в Казахстане издается мало книг для детей младшего и среднего школьного возраста

Книга ищет читателя

Надо сказать, недостаток детской литературы ощущался у нас всегда, и в советские времена тоже — правда, тогда хорошо издавались сказки. Если говорить о проверенной временем классике, какие детские книжки наших авторов нам вспоминаются? Наверное, только замечательная детская повесть Бердыбека Сокпакбаева «Меня зовут Кожа». К сожалению, литературной традиции, литературной школы детских писателей в стране не сложилось, хотя в Казахстане и были, и сейчас есть талантливые авторы, которые писали и пишут для детей. В связи с определенными историческими и экономическими условиями на довольно большой срок детская литература, как и многое другое, отошла на задний план. Мало кто ею занимался, мало кто вспоминал о ней, а книжные полки наших магазинов тем временем прочно заняли российские и зарубежные детские книжки. Сейчас пробиваются отдельные ростки.

Недавно увидела свет книга «В поисках золотой чаши. Приключения Бату и его друзей», рассчитанная на читателей младшего и среднего школьного возраста. Ее авторы Зира Наурзбаева и Лиля Калаус не считают себя детскими писателями. Зира Наурзбаева — ученый, эссеист, культуролог, а Лиля Калаус — писатель и издатель журнала «Книголюб». «У нас с Зирой как-то возник замысел книжки, которая бы понравилась нашим собственным детям, чтобы в ней рассказывалось о казахской культуре, мифологии, сказках, а герои этой книжки — современные дети — становились бы участниками удивительных и опасных приключений. Мы вместе придумали сюжет, образы героев и вскоре осуществили этот свой замысел. Книга была написана восемь лет назад, и все это время мы пытались ее издать. Мы, конечно, не могли издать книжку на свои средства, книгоиздание и вообще-то дорогое удовольствие, а детская книжка всегда выходит намного дороже взрослой. Ведь ей необходимы цветные иллюстрации, особая бумага. Мы пытались искать спонсоров на уровне государства и различных фондов. Только в конце прошлого года появился спонсор, который помог напечатать нашу книгу — с условием, чтобы она вышла в издательстве «Алматыкiтап». Конечно же, мы согласились, ведь «Алматыкiтап» — одно из ведущих республиканских издательств, которое специализируется именно на книгах для детей. И книжка о приключениях Бату действительно получилась очень красивая и яркая, ее приятно держать в руках, а художники издательства замечательно ее проиллюстрировали»,— рассказывает Лиля Калаус. Деньги от продажи книги пойдут на ее перевод и издание на казахском языке. Сейчас авторы уже пишут продолжение приключений Бату и его друзей.

Просвещенная сказка

— Лиля, обычно художественные книги выходят либо на русском, либо на казахском языке. Решение издать книгу на русском, а потом на казахском — это культурная или коммерческая тенденция?

— Думаю, что, помимо культурной тенденции, тут есть и некий коммерческий расчет. Книга на казахском языке, на мой взгляд, может вызвать даже больший интерес у читателей, чем на русском. Ведь издание книги на двух языках — это, прежде всего, правильный подход к постижению языка: через литературу, традиции, культурное наследие. Возможность читать книжки и по-русски, и по-казахски может не просто улучшить ситуацию с освоением языка, но и стимулировать интерес к его изучению, на что мы очень надеемся. Наша книжка рассказывает о мифах и культурологических теориях, в ней упоминаются герои древних сказок, описываются старинные, многими уже забытые обряды. Более того, в книге частенько встречаются казахские слова и выражения. Для удобства читателя в конце мы приводим небольшой понятийный словарик. Но сразу хочу подчеркнуть: на первом месте у нас, конечно, сюжет. Научно-популярная и просветительская миссии книги вплетены в сказочно-приключенческую ее канву.

— Как будет распространяться тираж?

— Тираж — три тысячи экземпляров — был отдан нам. Издательство «Алматыкiтап», у которого есть своя книжная сеть, к сожалению, оказалось не заинтересовано в реализации книги, которую оно же само и выпустило в свет. Это звучит парадоксально, но в качестве причины было названо отсутствие интереса отечественного покупателя к казахстанским книгам. Замкнутый круг. Издательства и книжные магазины не верят в наших покупателей, а те и знать не знают, какие книжки у нас выходят и где они продаются… Надо сказать, что издательство «Алматыкiтап», одно из немногих, представляет книжную продукцию Казахстана на международных книжных ярмарках. В середине 2000-х мне удалось побывать на двух московских международных ярмарках, и там Казахстан представляло только это издательство. Но на их стеллажах были выставлены преимущественно учебники и подарочные альбомы с фотографиями. Демонстрировалось полиграфическое качество, технические возможности, а не литературный процесс в Казахстане. Возвращаясь к нашей книжке, замечу, что ее сегодня можно купить в магазинах «Гранд-Меломан», «Книжный город» — это в Алматы. Также книжка продается в книжных магазинах Астаны и Караганды.

Местное восприятие

— Как обстоят дела с рекламой отечественной литературы?

— Ее фактически нет. Только «Меломан» проводит встречи с писателями. Это лучше, чем ничего. Но если мы говорим о настоящей книжной рекламе, она должна быть тотальна: растяжки, плакаты, мероприятия, встречи, публикации в СМИ. Должно быть не разовое мероприятие типа презентации: вышла книга, авторы встретились с журналистами, поговорили, вручили пресс-релиз, разошлись. Книга ведь потом годами продается. А о ней забывают, ее переставляют на нижние полки, а то и возвращают автору. Таково местное восприятие наших писателей. Их мало покупают и мало рекламируют. Опять тот самый замкнутый круг: если твои книги не будут продавать в магазине, тебя никто не будет знать, а если тебя не будут знать — кто же будет продавать твои книги в магазине? Конечно, книгопродавцев можно понять: им надо «делать план», зарабатывать. А зарабатывают они, увы, не на наших книжках — я имею в виду художественную литературу.

— Может, стоит поддерживать издательский процесс?

— Такого рода деятельность должна идти во многих направлениях. Нужно поддерживать книги, которые уже вышли, и изменить ситуацию на уровне издания и распространения книг. В большинстве своем наши авторы поставлены перед выбором: издавать книги за свой счет либо на спонсорские средства. Много проблем с распространением наших книг. Ведь в основном книга к нам идет из России — и не только книги российских писателей, но и зарубежных, чье творчество транслируется с помощью русского языка. Эта продукция российских издательств и делает обороты наших книжных магазинов. Разумеется, наши издательства тоже выпускают литературу, процентов на девяносто это учебники, словари, энциклопедии и справочники. Но в области художественной литературы российские книги всегда впереди. Я не говорю, что их нужно перестать завозить, продавать, это глупость, разумеется. Но предоставить книжкам наших авторов какие-то преимущества на книжных полках магазинов (и на страницах СМИ) — по-моему, это сделать не так сложно.

Если ребенок с книжкой - это гарантия того, что он научится быстро читать, сможет лучше обрабатывать информацию, разовьет свою память, воображение, усидчивость, станет в конечном итоге культурным и образованным человеком 

За рубежом издательский процесс взаимосвязан: автор — издательство — книжный магазин. А у нас эти звенья разрублены. То, что государство уже делает в течение многих лет для поддержки отечественного книгоиздания — я имею в виду систему тендеров и выпуск отдельных книг, выигравших тендер, на государственные средства,— этого явно недостаточно.

— Мы мало знаем о книгах, которые издаются на гранты…

— Да. Эти книги издаются для распространения по школьным библиотекам, и это почти не освещается в СМИ, в книжные магазины эти книги не попадают. Разорванность цепи отражается и на этой государственной инициативе, которая могла бы принести много пользы. Сегодня кто угодно может издать книгу, никому не нужно показывать свои дипломы или отзывы на книгу ученых и критиков. Мерилом является количество публикаций и сами тексты. Ужас в том, что издательства этим вопросом, как правило, не интересуются. Когда издательство заключает договор с автором, оно просто приобретает в Книжной палате ISBN — и все. У нас практически не встречается такая вещь, как издательский проект, когда издательство издает какую-то книгу, вкладывая свои средства.

— Но это в том случае, если книга будет пользоваться спросом…

— Да, это в первую очередь бизнес. Если издательство выпускает книгу, оно платит гонорар автору, берет на себя все расходы по распространению и рекламе. По такой схеме издательство и должно работать. У нас такого практически не встретишь. Издательства трудно в этом упрекнуть, им тоже надо зарабатывать, а сейчас легче всего это сделать, работая в «режиме типографии», то есть просто выполняя заказы на печать книг.

На откуп автору

— Казалось бы, нет конкуренции — заходи, работай, издавай местных авторов. Может быть, просто нет нужных людей в издательском деле?

— Поднять издательский процесс одному человеку, пожалуй, не под силу. Хотя кто знает? Может быть, появятся энтузиасты, которые болеют за нашу литературу, за нашу книжную культуру? Для того чтобы как-то изменить ситуацию с казахстанским книгоизданием, нужно много усилий и много средств. Но сделать это нужно. Говорят, свято место пусто не бывает. Если в стране не будет своей литературы высокого уровня, в том числе и детской, наши дети и взрослые будут читать книжки авторов из других стран, и хотя в этом нет ничего ужасного, но наша культура, безусловно, от этого проиграет. Вот смотрите: наша детская книга вышла тиражом три тысячи экземпляров; считается, что для Казахстана это очень большой тираж. Парадокс! Ведь три тысячи — это очень мало, учитывая количество потенциальных читателей. Но если знать, как будет распространяться этот тираж, поневоле согласишься: да, слишком большой.

Как все происходит? Авторы своими силами или при помощи неспециализированных рекламных агентств пытаются «пристроить» свои книги. Проводят презентации с участием журналистов, в результате выйдут две-три заметки, основанные на пресс-релизе, в лучшем случае — репортаж на ТВ. Как я уже выше говорила, презентация — разовое мероприятие. И даже если она прошла вполне успешно, отдать потом книги на продажу не так просто. Чтобы попасть на полку, например в «Меломане», нужно оформить ИП. Магазины берут на реализацию (не выкупают!) ограниченное количество экземпляров — где-то 10 книг, где-то 30, но не более 100. Автор должен оформить все бумаги (даже если он совсем не спец по накладным), привезти книги в магазин, потом регулярно заезжать и проверять, на каких полках они стоят, ругаться с менеджерами, подвозить дополнительные партии. Разве это его работа? И много ли есть на свете таких авторов — без комплексов, с кучей свободного времени, с коммерческой жилкой? А ведь наши книги распродаются, как правило, долго, годами — даже если речь идет о хорошо написанной книжке. В итоге автор имеет постоянную головную боль, путается в отчетах, налогах и накладных, прибыль от книги «растворяется» в повседневной жизни… Отзывов на книгу тоже практически нет, ведь литературных критиков у нас почти не осталось, а какие и были — ушли в интернет, в соцсети. С горя он забирает остатки тиража и просто раздает знакомым и малознакомым людям. Как вы понимаете, славы, как и денег, он так и не получает…

Слава добывается совсем другими способами. Это публикации в литературных журналах, это работа в публицистике и журналистике, это участие в конкурсах и премиях, это участие в международных и национальных культурных и литературных мероприятиях. Литжурналов у нас практически нет, а те, что остались, выходят мизерными тиражами и мало кому известны. То же можно сказать о литпремиях и конкурсах. У нас нет даже книжных клубов. Издательский цикл не отлажен. В этой ситуации находятся все авторы: и казахскоязычные, и русскоязычные, и молодые, и пожилые, и талантливые, и не очень — все на одинаковых стартовых позициях. Нужно делать шаги в плане культурной политики «сверху», то есть помогать не только деньгами, обеспечивать эксклюзивные возможности для продажи, стимулировать издательства, работу СМИ.

— Есть ли премии за детскую литературу? Вы пробовали подавать на них?

— В Казахстане премий, которые бы давали специально за детские книги, нет. В России существует с десяток литературных премий, связанных именно с детской литературой, и рассчитаны они не только на российских писателей — книгу на конкурс может отправить любой, но заинтересует ли она жюри и в конечном счете издателей — большой вопрос. Я уверена, что казахстанская детская книга в первую очередь интересна именно нашим читателям.

— Но читаем же мы про английских Винни Пуха и Мери Поппинс. Может быть, это заблуждение, что наша литература должна быть только для наших читателей?

— Конечно, вы правы, путь самоизоляции ни к чему хорошему не приведет. Книги, которые пишутся нашими авторами, должны быть обращены к отечественному читателю, но не только! В идеале они должны иметь возможность выйти на международный уровень. Но тут все зависит от того, как книга написана. Можно выйти на зарубежные издательства, но возникает языковой барьер. В российские же издательства сложно проникнуть, потому что основной цикл у них, как у нас,— издательство просто выполняет заказ. Хотя они могут предоставить услуги по распространению, но это тоже входит в общую смету. Все же в России больше шансов пробиться в издательские проекты, ведь они там существуют; кроме того, есть литературные критики, литературные обозреватели, даже литературные агенты. Я пыталась с ними связываться, но к ним трудно пробиться. Тем не менее надежда остается.

Литература онлайн

— Что касается интернета: как литература обретает себя в сети, в электронном виде?

— В целом литература уже довольно давно «переехала» в электронный формат, сегодня этим уже никого не удивишь. Не секрет, что большинство наших авторов, и я в том числе, не имея возможности реализовать себя в реале, осваивают виртуал, то есть публикуются в интернет-изданиях, на литературных сайтах, в соцсетях. Нас трудно упрекнуть: авторам нужны читатели, а бумажная книга, после всей бесконечной и разорительной с ней возни, реальных отзывов все же не дает. Во всяком случае, сразу. Другое дело интернет: поставил текст — и тут же пошли комментарии читателей, их оценки и отзывы. И все же виртуальная литературная жизнь имеет свои минусы. Она легкотечна, тексты уходят «в низ ленты», забываются… Все равно каждый пишущий человек втайне мечтает издать книгу. Книга ведь и сама по себе — произведение искусства, она рассчитана на десятилетия, если не на века. Я всю жизнь нахожусь в «теме книги» — и как читатель, и как писатель, и как издатель литературного журнала.

— Вы уже 13 лет издаете литературный журнал; последнее время он живет в основном сетевой жизнью?

— Наш журнал «Книголюб» публикуется и распространяется только по подписке, тираж примерно 500 экземпляров. Я отбираю авторов на свой вкус. Авторы, казахстанские и из других стран, публикуются бесплатно. Гонорары мы не платим — нет средств. Сейчас даже не отсылаем авторские экземпляры по почте, дорого. В виртуальном дубле я ставлю все материалы, которые выходят в номере, добавляю книжные новости. Раньше я приглашала авторов, которые вели свои блоги, и читателей было больше, были обсуждения материалов, мы даже проводили свои литературные конкурсы. Сейчас на сайте тишина… Как задумывали — полностью перейти в виртуальную форму — не получилось; может, я не вложила в виртуальный журнал «Книголюб» достаточно энергии?

— Вы не пробовали зарабатывать на рекламе?

— Мы даже до этого не дошли. Можно зарабатывать на рекламе, начиная с определенного количества просмотров. Мы нужного количества так и не смогли набрать. Трудно сказать, почему. Может быть, книжная и литературная тематика не слишком близка большинству пользователей. Может быть, конкуренция высокая (не будем забывать, что в рунете огромное количество самых разнообразных литературных и книжных ресурсов). А может, основная масса пользователей отхлынула в социальные сети. Ведь отток читателей виден не только на примере моего собственного сайта, но и на примере, скажем, многих популярных блог-платформ. Twitter, Facebook, «ВКонтакте», «Одноклассники» — значительно мобильнее, гибче, удобнее обычных сайтов. Соцсети объединяют и отдых, и работу, и общение, и информационные запросы, и творчество; кроме того, всегда есть возможность найти единомышленников и читателей.

— Как в интернете себя чувствует детская литература?

— Начну издалека. Взрослые сегодня в массовом порядке переходят от бумажной книги к книге электронной. С детьми немного другая ситуация. Сужу по своим детям: ридер для них — не выбор. Только в случае крайней необходимости, когда надо срочно прочесть что-то по программе, а дома нет, а в библиотеку бежать уже поздно. Тогда скачают текст из электронной библиотеки и прочтут с экрана ридера, или айпада, или мобильника как миленькие. Но между ридером и бумажной книжкой — выберут последнюю. Для детей важно ощущать книжку в руках, изучать иллюстрации, вдыхать неповторимый книжный запах, разглядывать закладки. То же самое можно сказать и о сайтах: дети скорее выберут компьютерную игру или мультик, или будут обмениваться смешными картинками «ВКонтакте», чем станут читать книгу с литературного сайта. Надо учитывать, что сегмент чтения в общем потоке занятий современного ребенка очень мал. И лучше обеспечить его настоящей бумажной красиво изданной книжкой, которая станет основой его будущей библиотеки, а может, перейдет по наследству и его будущим деткам… Вот говорят: интерес к чтению у детей падает. Столько отвлекающих факторов! Игры, ТВ, соцсети. Многие предрекали, что с появлением интернета бумажная книга вообще исчезнет. Но посмотрите, что происходит. Книжные издательства не унывают, книги для детей выпускаются большими тиражами. В тех странах, где издательский цикл не нарушен, издательства постоянно ищут и находят авторов, издают и рекламируют новые детские книжки. Это говорит о том, что интерес к книге продолжает существовать. И во многом он поддерживается родителями и даже государством. Родители не откажутся от такого источника информации для своих детей, они понимают, что если ребенок с книжкой — это гарантия того, что он научится быстро читать, сможет лучше обрабатывать информацию, разовьет свою память, воображение, усидчивость, станет в конечном итоге культурным и образованным человеком. Когда он сидит за компьютером и в интернете, его контролировать сложнее. Во многих странах существуют специальные программы на национальном уровне, предназначенные для того, чтобы поднять престиж литературы, вызвать у детей интерес к чтению. Например, в Казахстане в рамках акции «Одна страна — одна книга» каждый год объявляют годом того или иного нашего казахстанского автора, одной его конкретной книги. В 2014 году для всеобщего прочтения были выбраны повести казахского писателя Саина Муратбекова «Запах полыни» и «На вершине Учкары». Но, конечно, таких акций и проектов должно быть много — и на государственном уровне, и на уровне общественных организаций, и на личном уровне тоже. Общество состоит из пап и мам, которым не грех позаботиться о том, чтобы их детки читали…

— Казахстанские детские писатели — кто они?

— Мы с Зирой стали детскими писателями в тот момент, когда вышла эта книга. До этого ни она, ни я так себя не позиционировали. Думаю, наши авторы — в основном «многостаночники», то есть они пишут в разных жанрах — и для взрослых, и, возможно, для детей. Это отнюдь не проявление провинциальности или непрофессионализма, как думают некоторые, скорее желание авторов увидеть свои тексты изданными; если есть возможность издаться для детей — напишут и для них. Они пробуют себя везде, во всех жанрах. Ничего плохого в этом не вижу. Лишь бы книг наших авторов выходило побольше, лишь бы они находили своего читателя и приносили своим создателям все беды и все радости, которые им положено приносить.

Только бы не было равнодушия, безразличия, только бы не окружала наши книжки серая безрадостная пустота…

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики