Объединенными усилиями

Переход БТА Банка под операционное управление Казкоммерцбанка позволяет надеяться на его оздоровление в обозримом будущем за счет интеграции с более сильным в управленческом и технологическом плане фининститутом

Объединенными усилиями

По графику завершилась крупнейшая сделка по слиянию и поглощению на банковском рынке Казахстана: Казкоммерцбанк и Кенес Ракишев приобрели у ФНБ «Самрук-Казына» 93% акций БТА Банка из принадлежащих ему 97,26%. Оставшиеся 4,26% акций фонд передал в доверительное управление Казкоммерцбанку, что обеспечивает контроль ККБ над БТА. Руководство Казкома изначально планировало завершить покупку к концу второго квартала нынешнего года, о чем было заявлено на пресс-конференции по итогам 2013 года в апреле. В то время еще трудно было сказать, что даст объединение обоим институтам, какие преимущества получит тот и другой банк; наконец, как слияние отразится на клиентах. Но сейчас уже можно ответить на часть этих вопросов: еще до объявления о завершении сделки Казком и БТА интегрировали свои банкоматные сети, отменив дополнительные комиссии. В результате число банкоматов, которыми могут пользоваться клиенты и того, и другого фининститута, увеличилось до 2,2 тыс. По первому шагу понятно, что объединение пойдет именно по этому пути: использование сильных сторон обоих институтов. Как сказала председатель правления Казкоммерцбанка   на той же пресс-конференции: «Мы смотрим на эту сделку как на возможность стать очень эффективным, очень прибыльным и клиентоориентированным банком».

Спасение в кризис

Несмотря на то что БТА потерял значительную часть своей клиентской базы и бизнеса за последние три года, он остается третьим крупнейшим банком Казахстана. Пять лет назад, в 2009 году, когда было принято решение о вхождении в его капитал государства через фонд национального благосостояния «Самрук-Казына», БТА был лидером банковского сектора по объему активов и на втором месте по сумме вкладов населения. Национализация банка явилась неожиданностью для его клиентов и населения в целом, но не для регулятора. Агентство финансового надзора (АФН, сегодня — комитет финансового надзора Нацбанка РК) после наступления кредитного кризиса 2007 года уже держало БТА на заметке. В благополучном с виду фининституте наметились проблемы, которые с углублением кризиса в восьмом году превратились в существенную помеху для дальнейшей нормальной деятельности. В 2009 году Елена Бахмутова, в то время возглавлявшая АФН, объясняя необходимость докапитализации БТА Банка, отметила, что еще в начале 2008 года агентством была проведена проверка состояния дел в БТА, выявившая ряд существенных проблем, которые банк обязался устранить. Банк выдавал займы заемщикам-нерезидентам, зарегистрированным в офшорных зонах, без соблюдения требований по раскрытию конечных бенефициаров. Ссуды, выданные нерезидентам, составили 47% объема кредитного портфеля, значительная часть из них представляла финансирование проектов, связанных с недвижимостью в России и других государствах СНГ. На фоне мировой нестабильности, а в ее основе, как известно, лежал кризис ипотеки и падение рынков недвижимости, риски БТА существенно возросли. Мы это видели по значительному ухудшению кредитного портфеля. Весной 2009-го БТА объявил дефолт по своим иностранным обязательствам. По итогам II квартала того же года неработающие кредиты превысили 64% ссудного портфеля, а отрицательный собственный капитал составил более 890 млрд тенге, убыток превысил 1 трлн тенге. Можно было, конечно, обанкротить банк, но в таком случае пострадали бы вкладчики, физические лица. Решение о национализации банка было принято именно из соображений защиты вкладчиков. Согласие кредиторов на реструктуризацию долгов БТА также можно объяснить опасением альтернативного сценария — его банкротства.

В результате двух реструктуризаций — в 2009 и 2012 годах — удалось значительно сократить внешнюю задолженность БТА (вторая реструктуризация снизила долг БТА с 11 млрд долларов до 3,3 млрд), оздоровить его капитал и существенно нарастить: по итогам 2012 года размер СК составил 269 млрд тенге при объеме активов на уровне 1611 млрд тенге, на начало 2014 года — 237,6 млрд тенге, так что предпродажное состояние банка было относительно чистым и беспроблемным, если не считать угрожающей доли неработающих кредитов.

Очищение портфеля

Стрессовое состояние банка эксперты связывают с большим объемом NPL: в настоящее время работающие кредиты составляют всего 10% портфеля. «Важно отметить, что в последние пять лет оба эти банка демонстрировали очень слабый кредитный рост, в среднем на уровне 1–2% в год, в то время как кредитный портфель банковского сектора увеличивался примерно на 10% в год. Это было связано с тем, что оба банка имеют значительный портфель проблемных кредитов и в последние несколько лет прикладывали много усилий к тому, чтобы реструктурировать этот проблемный портфель, в связи с чем не могли активно развивать новый бизнес. В последнее время мы наблюдали некоторую активизацию со стороны ККБ. Вместе с тем нельзя сказать, что вопросы с проблемным портфелем обоих банков решены»,— отмечает заместитель директора направления «Финансовые институты» Standard & Poor’s Наталья Яловская. Поэтому перед Казкоммерцбанком стоит очень сложная задача по оздоровлению не только своего баланса, но и баланса БТА. Существенно упростили эту работу изменения в налоговом законодательстве. Особо нужно отметить поправки, прямо касающиеся БТА Банка: процедуры по признанию невозвратными займов нерезидентам. «Зачастую эти заемщики не существуют или они были мнимыми, довести их до банкротства практически невозможно, потому что речь идет об офшорных юрисдикциях, это пустая трата денег и времени»,— так охарактеризовала трудности списания таких NPL заместитель председателя ФНБ «Самрук-Казына» Елена Бахмутова.

Объединенный банк решительно настроен снизить долю неработающих кредитов, о чем «Эксперту Казахстан» подробно рассказал председатель правления БТА Банка Магжан Ауэзов. По его словам, в решении этого вопроса будут играть роль четыре переменных. Первое: возможность списания по тем кредитам, по которым вся претензионно-исковая работа проведена. «В этом году были внесены важные изменения в налоговое законодательство, позволяющие банкам активизировать эту работу. Это в большей мере затрагивает БТА в части тех кредитов, которые относятся к лондонскому процессу. Раньше их невозможно было списывать из-за отсутствия нужных для этого документов. Второй блок — то же самое списание, но по казахстанским кредитам, по которым вся работа уже проведена. Третий блок: по тем кредитам, по которым работа не велась или не была завершена. Если мы увидим малейшую возможность вернуть хотя бы часть займа, продолжим претензионно-исковую работу и постараемся сделать ее более системной и результативной. Ну и еще одна переменная: рост здорового портфеля. Снижение проблемного портфеля станет результатом работы по всем четырем направлениям. Но с тем уровнем проблемных займов, который мы имеем, это будет непросто»,— полагает г-н Ауэзов.

Он добавил также, что банк пойдет навстречу тем клиентам, которые давно находятся на просрочке, но готовы идти на переговоры с банком, и предложит им реструктуризацию займов. Если БТА как госбанк был ограничен в этом, то теперь, став частным институтом, он получает больше гибкости в работе с просрочкой.

На это обстоятельство обратил внимание и начальник управления анализа долговых инструментов Halyk Finance Бакай Мадыбаев: «В пользу того, что ККБ имеет наиболее выгодную позицию для очистки балансов БТА, есть три аргумента. Во-первых, по сравнению с государственным фондом ККБ, как частный банк, будет иметь больше мотивации и гибкости в реструктуризации и списании плохих активов. Во-вторых, крупному банку легче реструктурировать крупные проблемные займы, особенно когда списки проблемных заемщиков двух банков пересекались. В-третьих, ККБ накопил достаточно богатый опыт по управлению плохими активами, который можно будет применить к портфелю БТА. Но на чудо рассчитывать не стоит. Если не будет успехов в секторе в целом, то и в объединенном банке их будет сложно добиться».

Отметим, что у обоих банков проблемные займы покрыты провизиями. По данным Нацбанка, у ККБ сумма резервов чуть меньше всего портфеля проблемных кредитов, но более чем на 100% покрывает неработающие кредиты; у БТА все проблемные кредиты зарезервированы.

Плюс география

Если оставить в стороне проблемный портфель, работа над которым будет идти по плану, что получат оба банка, банковский сектор, а главное, клиенты БТА и Казкома в результате слияния?

По словам Натальи Яловской, слияние двух банков такого размера, как ККБ и БТА, изменит ландшафт банковского сектора в Казахстане. Объединенный банк станет самым крупным игроком с активами в размере около четверти активов всего банковского сектора; займет первое место по объему вкладов физических лиц, заняв долю на этом рынке около 23%; он также будет лидировать по объему собственного капитала. Но сама по себе величина не является залогом успешной деятельности. Как заметила как-то Елена Бахмутова, «дальнейшая судьба БТА зависит от того, как будет выстроено управление».

«Можно надеяться на то, что методы управления ККБ помогут БТА оптимизировать расходы, учитывая, что ККБ имеет самое низкое по сектору соотношение расходов к доходам. При объединении появятся возможности для оптимизации дочерних структур, объединенной филиальной сети, так как сети БТА и ККБ пересекаются по регионам»,— говорит Бакай Мадыбаев.

Именно величина объединенного банка может стать его преимуществом, если говорить о доступности его услуг во всех регионах Казахстана. Для Казкоммерцбанка, как клиентоориентированного банка, важны широкая филиальная сеть и операционная инфраструктура БТА, которые могут быть использованы для ведения прибыльного банковского бизнеса.

Для БТА характерно исторически сложившееся сильное присутствие в регионах и хорошая клиентская база. Знакомство с бизнесом региональных отделений БТА показало, что банку удалось сохранить свои филиалы и своих клиентов. Это стало доказательством того, что сделка для Казкома имеет смысл. «Наличие действующей филиальной сети, сильное присутствие в регионах стало для нас первым подтверждением правильности нашего решения о покупке БТА, ведь стратегия развития ККБ как казахстанского банка привязана к местной клиентской базе. Наша задача — предложить клиентам БТА Банка преимущества технологических решений Казкома, а за счет увеличения количества филиалов клиенты обоих банков получат преимущества большей сети обслуживания»,— говорит Магжан Ауэзов.

Теперь все зависит от того, как быстро и безболезненно будут интегрированы все процессы, в частности переход на наиболее передовую сегодня IT-платформу Казкома.

Новое здание на хорошем фундаменте

Объединенный банк станет отличаться и от сегодняшнего Казкома, и от прежнего БТА, но будет построен на фундаменте преимуществ обоих банков, считает председатель правления АО «БТА Банк» Магжан Ауэзов.

— Казкоммерцбанк перед принятием окончательного решения о покупке БТА Банка, очевидно, провел собственную проверку его финансового состояния. Что она показала?

— Сразу хочу сделать оговорку: мы анализировали состояние БТА не так, как это делали бы аудиторы или рейтинговые агентства, а исключительно с точки зрения предстоящего объединения двух банков. Что есть у нас в Казкоме, как выглядит клиентская база Казкома, продуктовое предложение; где мы хорошо дополняем друг друга, где благодаря объединению сможем создать дополнительную стоимость для акционеров, либо где у нас возникнут серые зоны или целые блоки, которые будут отвлекать капитал, но практического результата при этом не дадут. Ответ на вопрос — чего больше в этом, плюсов или минусов — мы дали, завершив сделку по покупке БТА.

— Надо думать, что плюсов все же больше?

— Да, мы однозначно пришли к выводу, что для Казкоммерцбанка эта сделка имеет коммерческий смысл, и я постараюсь объяснить почему. БТА — банк с большой развитой и сильной филиальной сетью, которую удалось сохранить. А во многих регионах БТА занимает лидирующие позиции в обслуживании розничных клиентов, в ведении зарплатных проектов, в обслуживании МСБ. Мы считаем, что привнесем три основные сильные преимущества: оперативность, скорость и коммерческую логику принятия решений, а также высокую дисциплину контроля расходов.

— Какая модель банка вырисовывается в ходе вашего анализа и работы с международными консультантами?

— Мы работаем над двумя бизнес-планами. Первый — промежуточный, в течение которого мы будем вести объединение банков, с сохранением клиентоориентированного фокуса, а второй — создание единой операционной модели объединенного банка — модели, которая учитывает эффект синергии. Мы работаем над этими бизнес-планами одновременно.

— Будете ли вы продолжать работу по возврату денег, выведенных за рубеж, по так называемому лондонскому процессу?

— Предыдущим менеджментом БТА проведена большая и достаточно результативная работа: основные судебные решения уже получены и находятся на стадии исполнения. По каждому кредиту работают профессиональные консультанты — западные юридические компании. Наши юристы будут сотрудничать с консультантами, которые сопровождают эти проекты. В этой части как раз не было никаких сюрпризов, и мы не ожидаем, что этот блок отвлечет слишком много времени, внимания и ресурсов.

— Что будет с зарубежными «дочками» БТА Банка?

— Объективно говоря, роль дочерних банков в бизнесе БТА незначительна. Многие из них — это небольшие институты, часто региональные, да и доля БТА Банка в них часто не контролирующая. Мы не ожидаем от этих структур ни большой добавленной стоимости в общий результат, ни каких-то серьезных потерь. По таким сложным случаям, как банк в Казани, мы постарались сформировать достаточный объем провизий; в Украине ситуация развивается, мы внимательно следим за событиями в этой стране. С точки зрения управленческого времени и внимания главное для нас — это Казахстан. Если мы сможем реализовать задачу построения сильного банка, без потери клиентов, и сделать это максимально эффективно с точки зрения затрат и с точки зрения комфорта клиентов,— это наш KPI. Для нас ключевым фактором будет то, чтобы клиенты банков не ощутили неудобств, а, напротив, почувствовали преимущества объединения.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности