Ландшафт меняется

Прошлый год серьезно перекроил банковский рынок

Ландшафт меняется

Если в кризис и в первые год-два после него состояние банковского сектора можно было охарактеризовать словом «застой», затем начался период выхода из этого самого застоя, то сейчас, скорее всего, мы наблюдаем за тем, как нарастают качественные изменения сектора. Это показывает и очередной ренкинг банков второго уровня (БВУ), подготовленный рейтинговым агентством «Эксперт РА Казахстан» по итогам деятельности банков в первом квартале 2014 года. Определяющим в этом плане во многом стал предыдущий год.

И первые остались первыми

Впервые за несколько лет в десятку лидеров по росту активов не вошли «дочки» российских банков. Правда, неизменна ситуация, когда быстрее других растут банки с иностранным участием (не российские), а также средние и мелкие игроки. На этом фоне выделяется Народный банк Казахстана, второй по величине активов, который вошел в десятку самых динамичных фининститутов, а также БТА Банк, занявший строчку в группе лидеров по приросту ссудного портфеля, в то время как начиная с кризиса 2008 года системообразующие банки росли довольно медленно. Скорее всего, такой резкий рост ссудного портфеля БТА, а также резкое ухудшение качества кредитов (почти до 90%) связаны не с реальной ситуацией, а с регуляторными требованиями: с 1 декабря 2013 года банки должны включать в свою отчетность списанные за баланс займы.

Продолжается тенденция снижения концентрации банковского сектора. Если по итогам первого квартала 2010 года на долю трех первых банков приходилось 54,7% всех банковских активов, то в такой же период 2013 года они занимали уже 45%, а к концу марта 2014-го их общая доля снизилась до 41,7% за счет наращивания активов средними и мелкими игроками.

Как и раньше, динамику крупных банков замедляет большой портфель проблемных кредитов. На сегодня помимо банков, прошедших реструктуризацию, высокая доля просроченных займов остается у АТФ Банка — более 41%, Казкоммерцбанка — 35%, Нурбанка — более 28% и Казинвестбанка — 21%. Напомним, что регулятор поставил задачу перед банковским сектором в этом году снизить пороговое значение NPL до 15%, к концу 2015-го — до 10%. Если говорить о тех институтах, которые в начале года не вписывались в норматив, только Народному банку Казахстана удалось снизить просрочку свыше 90 дней до требуемого значения (14,77 на 1 июня 2014).

Самый низкий портфель NPL у фининститутов с иностранным участием, нацеленных на кредитование своих глобальных партнеров, работающих на территории Казахстана, или совместных предприятий. Просрочка равна нулю у Банка Китая в Казахстане, Ситибанка, RBS Казахстан, ТПБ Китая в Алматы. Из крупных банков на 1 апреля 2014 года имели небольшую долю просроченной задолженности дочерний Сбербанк (1,8%), Цеснабанк (3,5%), Евразийский банк (8,9%). Но их портфели также ухудшаются. Особенно у Сбербанка: доля просроченных свыше 90 дней займов на 1 июня 2014 года составила 5,21%, увеличившись за два месяца втрое. Слишком быстрый рост активов, а Сбер за три года — с 2011 по 2014-й — поднялся с десятого на пятое место по этому показателю, а также кредитного портфеля увеличивает риски и влечет соответствующее ухудшение качества займов.

Средние и мелкие банки, имеющие здоровый кредитный портфель, могут сосредоточиться на новом кредитовании. Среди БВУ, лидирующих по приросту ссудного портфеля,— игроки с нулевым или низким значением просрочки. Ну и, конечно, имеет значение низкая начальная база: например, Банк Китая в Казахстане в прошлом году выдал 8,8 млрд тенге займов и за три месяца нынешнего — около 16,8 млрд и стал лидером по темпам прироста портфеля с показателем 90%.

С начала года по сектору в целом ухудшились цифры доходности: у многих банков в первом квартале расходы превысили доходы. Причем нельзя сказать, что в списке игроков, получивших отрицательный финрезультат, только крупные или мелкие банки, отечественные игроки или с иностранным участием. Закономерным выглядит падение доходов и рост расходов у Альянс Банка, который находится в процессе переговоров с комитетом кредиторов о второй реструктуризации обязательств, а также у сливающихся Казкоммерцбанка и БТА. Как и прогнозировали аналитики рейтингового агентства Moody’s, консолидация окажет в ближайшие 12–18 месяцев давление на прибыльность ККБ вследствие более слабой способности БТА генерировать доход и повышения операционных затрат в связи с объединением.

Что касается привлекательности депозитов, то наиболее популярным в этом смысле у физических лиц остается Жилстройсбербанк, занимающий первое место по доле вкладов населения в обязательствах; это можно объяснить политикой кредитования этого госбанка: от срока и суммы накоплений зависит ставка вознаграждения по кредиту на покупку жилья. Немного уступают ЖССБ банки с иностранным участием: НБ Пакистана в Казахстане и PNB-Казахстан. В десятку вошли также kaspi bank, позиционирующий себя как розничный банк, а также институты из первой пятерки банков — Народный и ЦентрКредит, традиционно занимающие места в списке лидеров по объему вкладов населения.

Год перемен

В прошлом году определяющими для банковского сектора стали реформа пенсионной системы и создание государственного единого накопительного пенсионного фонда вместо десятка частных, а также запланированный выход государства из национализированных в кризис БВУ. В начале 2014-го к этим изменениям прибавилась девальвация, усугубившая проблемы банков с тенговой ликвидностью.

На бизнес банков, которые были владельцами большинства НПФ, пенсионная реформа произвела существенный негативный эффект. Фонды для БВУ значили очень много: поддерживали перекрестные продажи, генерировали значительную часть прибыли, особенно крупные, были источником ликвидности. Так, НПФ Народного банка формировал до четверти доходов материнского банка. Кроме того, пенсионные фонды как крупнейшие институциональные инвесторы скупали большую часть долговых бумаг БВУ и были источником долгосрочной тенговой ликвидности.

По проекту Концепции дальнейшей модернизации пенсионной системы РК до 2030 года инвестирование пенсионных активов в корпоративные бумаги вообще не предусмотрено. Банки могут получить их только в виде депозитов, причем под ставку «инфляция+». Как определил глава Нацбанка Кайрат Келимбетов, в будущем инвестпортфель ЕНПФ должен быть полностью сбалансирован и распределен следующим образом: по 33% ГЦБ, банковских депозитов и бумаг зарубежных эмитентов.

Таким образом, после отлучения отечественных банков от мировых рынков капитала они рискуют потерять еще один внушительный внутренний источник фондирования — пенсионные активы. Сами банкиры не считают депозиты ЕНПФ под столь высокие проценты оптимальным источником долгосрочного кредитования экономики. С другой стороны, сегодня они платят за срочные (от года) вклады населения 9–10% годовых, что даже выше ставки «инфляция+». Депозиты компаний и физических лиц пока остаются в распоряжении БВУ, но это главным образом короткие деньги, в итоге они могут направить их также на краткосрочные займы, чтобы не увеличивать разрывы между пассивами и активами.

Девальвация тенге привела к тому, что вкладчики, как физические лица, так и компании, стали перекладывать депозиты из тенге в иностранную валюту, и у банков обострилась проблема их размещения: резкое удешевление тенге с периодичностью в пять лет заставляет заемщиков для снижения рисков выбирать тенговые кредиты. Если бы даже существовал спрос на валюту, у банков связаны руки регуляторными требованиями не выдавать займы в иностранной валюте клиентам, не имеющим валютной выручки.

Но благодаря ужесточению нормативов вторая девальвация вряд ли приведет к таким же последствиям, как первая, когда на руках у заемщиков были в основном привлеченные банками из-за рубежа доллары. Тогда, напомним, правительству пришлось выделить на рефинансирование ипотечных займов 120 млрд тенге, чтобы приостановить вал неплатежей по кредитам.

Тем не менее волатильность ставок репо в марте, когда максимальный уровень по однодневным сделкам (TONIA) доходил до рекордных 70% годовых, говорит о высоком спросе на национальную валюту. Нацбанк обещает увеличить предложение тенге и планирует начать с банками операции «валютный своп».

Можно прогнозировать снижение кредитной активности БВУ. В последние годы росло розничное кредитование, которое сегодня позволяет банкам наращивать кредитный портфель и получать высокую прибыль за счет высокомаржинальных потребительских займов. Это, пожалуй, единственный сегмент, который развивается практически вне государственной поддержки; это-то и привлекает кредитные учреждения, поскольку они свободны в выборе клиентов, в предлагаемых продуктах и в их условиях. Здесь чисто рыночный спрос и рыночное же предложение.

Еще в прошлом году Нацбанк принял меры для ограничения потребительского кредитования: введены повышенные требования к капиталу, если рост необеспеченных займов превышает 30% в год. Кроме того, установлена предельная величина долговой нагрузки на заемщика: ежемесячный платеж по займам не должен превышать 50% его дохода.

Не случайно в ренкинг банков с наиболее быстро растущим кредитным портфелем не попали kaspi bank, Kassa Nova, Хоум Кредит, специализирующиеся на обслуживании розничных клиентов.

Скорее всего, кредитование будет продолжаться по госпрограммам, в частности Дорожной карте бизнеса, по линиям «Даму», а также по программе поддержки МСБ деньгами из Нацфонда. Как известно, первые 100 млрд тенге банки уже осваивают.

Кройка и шитье

Еще одно значимое событие прошлого года, которое окажет влияние на развитие банковского сектора и в нынешнем году, и в ближайшем будущем,— выход государства из трех банков: БТА, Альянс Банка и Темирбанка. Президент Нурсултан Назарбаев распорядился сделать это до конца 2013 года. Весной правительство предложило Народному банку приобрести акции БТА у ФНБ «Самрук-Казына» (СК) в обмен на принадлежащий НБК крупнейший пенсионный фонд, но эта сделка не состоялась. После предпродажной проверки Народный банк от нее отказался.

После этого правительство недолго искало покупателя на проблемный актив: в декабре 2013 года консорциум в лице бизнесмена Кенеса Ракишева и Казкоммерцбанка с одной стороны и ФНБ — с другой объявили о достижении договоренности. Таким образом, срок, установленный президентом для продажи активов, удалось выдержать. В начале июля сделка была завершена (подробнее о слиянии БТА и ККБ читайте «Объединенными усилиями»).

Прошлой осенью «Самрук-Казыне» удалось найти покупателя и на два других национализированных в кризис банка — Альянс и Темiрбанк. Им стал бывший управделами президента, бизнесмен Булат Утемуратов, на тот момент уже владевший двумя небольшими банками — ForteBank и Kassa Nova. В мае эта сделка также была завершена: г-ну Утемуратову отошли 79,88% акций Темира и 16% — Альянса. Пока контрольный пакет АЛБ остается у «Самрук-Казыны», однако, как сказал председатель правления Альянс Банка Тимур Исатаев, со временем новым акционером будет выкуплен весь пакет, принадлежащий ФНБ. Скорее всего, это произойдет только после второй реструктуризации долгов АЛБ: новый менеджмент ведет переговоры с комитетом кредиторов. Тем временем показатели Альянс Банка — худшие в секторе (см. таблицы). Снижение нагрузки имеет решающее значение для дальнейшей работы банка. Как планирует новый акционер, после реструктуризации активы Темiрбанка и Альянса будут консолидированы. Он пообещал также, что выведет объединенный институт в лидеры банковского сектора. Как мы ожидаем и как можно судить по словам Тимура Исатаева, сказавшего, что Альянс — это городской банк, руководство намерено сворачивать региональную сеть и сосредоточиться на обслуживании обеих столиц и областных центров. Скорее всего, объединенный банк будет кредитовать население и МСБ.

И еще об одной сделке. Отказавшись от покупки БТА, Народный банк неожиданно для всех приобрел казахстанскую «дочку» HSBC. Но, в отличие от других M&A в банковском секторе, Народный не планирует присоединять HSBC, а будет управлять им как отдельным юридическим лицом. Интерес одного из крупнейших фининститутов к HSBC вызван его «уникальной клиентской базой, а также возможностью получить доступ к банковским продуктам и технологиям мирового класса, расширять линейку по торговому финансированию и по обслуживанию национальных и иностранных компаний, а также развивать нишевый сегмент ипотечного кредитования для высококачественных розничных клиентов».

Таким образом, банки страны уже на пути к заявленной Нацбанком в проекте концепции развития финансового сектора до 2030 года консолидации: меньше институтов, но более крупных. Эти планы уже начали исполняться: благодаря объединению БТА и ККБ появится супергигант с долей рынка почти в 25%. Несмотря на быстрый рост банков из второй, а то и третьей десятки по активам, они вряд ли составят конкуренцию передовикам, хотя могут оттянуть часть клиентов на себя. Скорее всего, усилится конкуренция между крупнейшими БВУ, стимулом для них может стать меньшая активность ККБ, занятого процессом интеграции с БТА. Средние и мелкие банки продолжат свое развитие как нишевые игроки.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности