Агрессивный портфель — не обязательство, а возможность

Пенсионные стратегии могут остаться консервативными

Тимур Салимов
Тимур Салимов

Взвешивание инвестиций по рискам остается для пенсионных фондов важной частью инвестирования. На фоне дефицита ликвидных инструментов корпоративного сектора госбумаги остаются для НПФ «якорным» инструментом. Сократить дефицит могли бы облигационные программы квазигосударственных компаний, в том числе тех, что планируют провести народное IPO, считает независимый эксперт Тимур Салимов.

— Решит ли проблему низкой инвестиционной доходности расширение перечня финансовых инструментов, ведь оно, скорее всего, произойдет за счет консервативных инструментов?

— Для пенсионных фондов позитивно предложение любых новых финансовых инструментов. Чем больше инструментов, тем выше ликвидность рынка и жестче конкурентная среда по привлечению инвестиций. Единственным преимуществом для эмитента становится соотношение доходности бумаги к ее цене и риску.

Если участники программы народного IPO представят для пенсионных фондов еще и облигационные программы, то фонды смогут диверсифицировать свои портфели по большему количеству секторов экономики. Сейчас же 90 процентов ликвидных корпоративных облигаций представляет банковский сектор. А нам нужен производственный, перерабатывающий — реальный — сектор экономики.

Высокое кредитное качество таких эмитентов положительно скажется на доходности и качестве портфелей. Даже если это будут бумаги квазигосударственных компаний, их доходность будет выше, чем тех же ГЦБ, хотя по уровню риска бумаги квазигосударственных эмитентов взвешиваются на одном уровне с обязательствами Минфина или Национального банка. Это очень комфортные бумаги для пенсионных фондов.

— Не кажется ли вам, что идея мультипортфелей себя изжила, так и не получив реализации? Консервативный и умеренный сценарии инвестирования фонды уже используют, а агрессивный не получается из-за отсутствия инструментов. Та же стратегия народного IPO до конца не ясна. Биржа выступает за ежеквартальное размещение, а представители «Самрук-Казыны» говорят о ежегодном размещении. Если IPO будет проходить раз в год, какой агрессивный портфель можно будет сформировать?

— Давайте по порядку. Изначально наша пенсионная реформа была скопирована с чилийской модели. В Чили развитый фондовый рынок с большим числом эмитентов из разных секторов экономики. Соответственно, есть выбор и есть из чего формировать агрессивные портфели. У нас эмитентов, которые смогли бы составить такой портфель, практически нет. Конечно, можно использовать международный рынок, но он очень тяжелый для наших инвесторов по степени взвешивания рисков: пенсионным фондам придется удерживать адекватный рискам собственный капитал и смириться с неконтролируемой валютной переоценкой и постоянным колебанием стоимости условной пенсионной единицы, величина которой в свою очередь определяет доходность фонда.

Хочу заметить, что агрессивный портфель — все же не обязательство, а возможность. Его можно сформировать и консервативно. Если в консервативный портфель нельзя включать акции, то в агрессивный можно приобрести до 100 процентов ГЦБ, и он все равно будет называться агрессивным.

Если сложится ряд эмитентов, бумаги которых будут законодательно разрешены к покупке фондами и будут пересмотрены коэффициенты взвешивания по рискам, агрессивный портфель будет работать. Уточню, что агрессивные портфели планируют вводиться с 2015 года.

— То есть от чилийской модели пока мы не отойдем?

— На самом деле та чилийская модель, которую мы изначально брали для использования, в самой Чили сильно изменилась к сегодняшнему дню. Там сильно смешались солидарная и накопительная системы. У нас же они продолжают двигаться параллельно.

— Во многих странах пенсия делится на три части: ту, которую платит государство, ту, которую работник отправлял в фонд через работодателя в обязательном порядке, и ту, которую накапливает за счет личных сбережений. Надо ли пересмотреть нашу модель, с тем чтобы переложить больше ответственности и рисков на самого вкладчика и фонды?

— У нашего населения пока нет привычки делать добровольные пенсионные взносы помимо обязательных, и вообще культура накопления слабо развита. Происходит даже обратный процесс, когда работодатель старается скрыть реальную сумму заработной платы, чтобы минимизировать обязательные отчисления.

— Есть стойкое ощущение, что будущие пенсионеры — заложники системы, когда государство дает гарантии по сохранности пенсионных накоплений, взамен ужесточая требования по рискам. Накопления не растут, спрашивается, зачем тогда копить?

— Государство дает также гарантии по уровню доходности не ниже уровня инфляции. За последние пять лет совокупный уровень доходности составил 30 процентов, а накопленный уровень инфляции за этот период — почти 60 процентов. К сожалению, пока все НПФ работают ниже уровня инфляции и возмещение государством будет обязательным, но оно происходит в момент выплаты пенсии. Иными словами, это отсроченные обязательства государства. Скорее всего, гарантии — вопрос финансового планирования государственных расходов на макроуровне, и Министерству финансов проще покрывать эту разницу, нежели выпускать дефицитные на сегодняшний день государственные бумаги с уровнем доходности выше уровня инфляции.

— Вал выплат по накопительной системе еще впереди и у государства будут большие расходы, если ситуация с доходностью не улучшится…

— Думаю, что государство свои деньги все же считает. В среднем по системе с 2015 года подходит возраст тех, кто выходит на пенсию по накопительной системе. Но пиковое значение выплат у таких вкладчиков будет разное и государству будет легче. В отличие от тех же НПФ, для которых январь — это всегда начало основных возмещений.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики