Зелена еще

Национальной палате предпринимателей ближайшие годы следует потратить на внутреннее созревание

Зелена еще

В начале лета в Астане прошел первый съезд Национальной палаты предпринимателей, ей в сентябре исполнится год. Структура, которой поручено представлять интересы бизнеса в правительстве, акиматах, парламенте, отчиталась о первых успехах. А за день до того предприниматели собрались, чтобы «спустить пар» и высказать свои претензии к суперассоциации. Первые выводы, которые можно сделать: раздражение, которое вызывала сама идея НПП у многих бизнесменов год назад, сошло на нет. Но есть масса противоречий, которые вполне могут похоронить организацию спустя небольшое время.

Полтора-два года назад, когда стало известно о создании единой бизнес-ассоциации, было немало скепсиса в предпринимательских кругах по поводу этой идеи. Больше всего бизнес боялся того, что супер-ассоциация создается вовсе не для защиты его интересов и поддержки, как декларировалось, а для контроля над ним. Сегодня сомнений стало гораздо меньше. Прежде всего, отношение поменялось из-за того, что НПП действительно даны большие полномочия, и полномочия эти применяются по делу. Довольно красноречиво об этом говорит такой факт: с февраля палата подготовила больше 500 поправок в законы и подзаконные нормативно-правовые акты (НПА), из которых, с учетом важности и актуальности, на рассмотрение МВК по оптимизации разрешительной системы при правительстве РК экспертами отобрано 410 поправок; из них на 1 июня одобрено 239 поправок, на стадии обсуждения находится 171 поправка в НПА.

Вот некоторые вещи, которые можно считать заслугой НПП:

  • До 1 января 2016 года отложена норма обязательности установки POS-терминалов для малого бизнеса, работающего по спецналоговому режиму.
  • Отменено разрешение и введено уведомление на начало строительства.
  • Оптимизирован порядок выдачи права землепользования (введение принципа «одного окна», оптимизация сроков выдачи до 30 дней).
  • Существенное изменение порядка госконтроля — переход от проверок к камеральному контролю и мониторингу.
  • А вот основные вопросы на будущее для решения их с участием НПП:
  • Определение механизма функционирования апелляционных комиссий по налоговым и таможенным спорам.
  • Усиление института третейских судов.
  • Разработка Дорожной карты дуальной системы образования.
  • Ревизия диалоговых площадок в регионах и разработка Регламента взаимодействия госорганов с НПП.
  • Введение института бизнес-омбудсмена.
  • Разработка Единой программы развития и поддержки предпринимательства.
  • Разработка единых подходов к оценке эффективности госпрограмм поддержки бизнеса.
  • Обеспечение прозрачности и равного доступа предпринимателей в реализации второй волны приватизации.
  • Разработка механизма участия НПП в управляющих органах институтов развития.

Как видно, работа действительно ведется. И толк от суперассоциации есть.

«НПП нужна, и эффективность ее высока,— говорит Евгений Ган, президент Союза зернопереработчиков и мукомолов Казахстана. — Она вхожа в высокие комитеты, она достаточно влиятельна. Мы, работая с Минсельхозом, хорошо ощущаем ее присутствие и влияние». Ему вторит Теодор Каплан, генеральный секретарь Союза международных автомобильных перевозчиков РК: «НПП активно продвигает наши вопросы в правительстве. Они крутились вокруг Союзного договора ЕАЭС и конвенции НДП. Работа НПП очень оперативна». Вот впечатления Виктора Ямбаева, президента Алматинской ассоциации предпринимателей: «Пока НПП достаточно вменяема. Мы ожидали худшего, если честно. И руководство палаты достаточно открытое».

Пубертатный период

Тем не менее у суперассоциации есть и масса проблем. Связаны они, как ни странно, прежде всего не с внешними факторами, нежеланием сотрудничать министерств или парламента, а исключительно с внутренними противоречиями. Конечно, есть проблемы и при контактах с властью. Некоторые акимы отказываются сотрудничать; госорганы, защищающие конкуренцию, могут упорно, несмотря на долгие разъяснения, штрафовать компании, субсидируемые другими госорганами. Представителям нацпалаты приходится посещать суды, чтобы выносились справедливые приговоры… Но все это рабочие моменты. В конце концов, ради этого палата и создавалась.

Другое дело что внутри нацпалаты накопилась напряженность между бизнес-ассоциациями, входящими в НПП, и головной структурой; между представителями крупного, среднего и малого бизнеса; между разными комитетами НПП.

Вот мнение Евгения Гана: «К сожалению, при организации НПП была положена идеология, значительно отличная от той, которой руководствовалась НЭПК «Атамекен». В той схеме была трехзвенная схема системы взаимодействия бизнеса и власти: предприятия — ассоциации и союзы — «Атамекен». Последний консолидировал мнение ассоциаций и союзов в лице предприятий. На сегодняшний день прописана двухзвенная система: все предприятия должны быть членами палаты, а ассоциации и союзы могут быть аккредитованы в палате и выполнять отдельные поручения. Таким образом, ассоциации и союзы стали карманными, они выпали из системы. Я считаю, что это самый главный недостаток работы НПП. Поскольку нацпалата без ассоциаций и союзов, понятное дело, мало что может сделать, какой бы ни был у нее штат. Даже с хорошо развитыми комитетами будет сложно консолидировать мнение бизнеса. Поэтому я уверен, что необходимо внести изменения в закон о нацпалате, упрочивающие статус союзов и ассоциаций. Мы остались за кормой не только идеологически, но и материально. Обязательные взносы бизнес должен платить в НПП, а не в ассоциации. Предприниматели будут стараться не платить два раза — значит, не станут платить ассоциациям. Но если существующее положение дел сохранится, многие действующие союзы и ассоциации прекратят свое существование. И не потому, что они неэффективны — просто они лишатся финансирования. Мы ожидали, что на первом съезде НПП эти проблемы будут решены, теперь решение перенесли на осень».

Больше всего бизнес боялся того, что суперассоциация создается вовсе не для защиты его интересов и поддержки, как декларировалось, а для контроля над ним

Виктор Ямбаев согласен с коллегой: «Существует проблема взаимоотношений НПП с предпринимательскими организациями — региональными и отраслевыми союзами, ассоциациями. Они в НПП на сегодня отсутствуют. Кроме установления поверхностного сотрудничества, ничего не сделано. Предприниматели вполне логично решат, что нельзя одновременно платить и туда, и сюда… Но в конечном итоге результативность работы нацпалаты будет оцениваться по тому, насколько эффективно налажено взаимодействие НПП с общественными организациями. Есть попытка создать региональные представительства в каждом регионе, но позволить этого себе палата сейчас не может, в первую очередь по скудности средств. В общественных организациях люди работали иногда практически бесплатно, потому что имели четкие взгляды на жизнь и обостренное чувство справедливости. Именно поэтому они эффективно выявляли коррупционные барьеры, схемы, открыто озвучивали проблемы. Другое дело что к ним не прислушивались».

Взносы преткновения

Вот что «Эксперту Казахстан» говорила в начале года глава ТОО «Барух-Аба» Ольга Тимофеева: «Для малого предприятия, каким и является «Барух»,— это будет 400 тысяч тенге взносов в год. Я 150 тысяч платила в свою отраслевую ассоциацию — и это было не так просто осилить. Но в Астане подсчитали, что это возможно. При этом в НПП довольно высокие оклады. И при этом там, за редким исключением, в нацпалате не встретишь квалифицированных специалистов, которые вышли бы из отрасли. Кроме административного аппарата, который и без того раздут — больше нет ничего. На каком основании мы должны их содержать? И где, если это общественная палата, где отчет перед общественностью о расходовании средств? Нужна прозрачность: сколько реально составляет штатное расписание, каковы затраты на содержание управляющего аппарата. Нужно собрать данные по отраслевым ассоциациям: сколько они тратили в год денег, поступивших от членов ассоциации?»

Первый отчет о расходовании средств был представлен на суд предпринимателей на первом съезде в Астане. Ревизионная комиссия даже нашла некоторые нарушения, виновные были наказаны. Но очень многие бизнесмены не готовы пока платить НПП.

Вокруг взносов комплекс проблем. Первая: ассоциации, которые являются необходимым для работы НПП звеном, выпадают из структуры, поскольку обязательные взносы будут уходить в НПП. Ассоциации останутся на голодном пайке или, что вероятнее, вообще будут вынуждены закрыться. Картина при этом исходе сложится следующая: бизнес в случае возникновения трудностей будет жаловаться в НПП, которой придется самостоятельно анализировать ситуацию в каждой конкретной отрасли, учитывать все проблемные моменты, обходить острые углы и т. д. Скорее всего, нацпалата просто надорвется от такого объемы работы. Уже сегодня нередки случаи, когда НПП отправляет какой-нибудь законопроект на анализ в отраслевую ассоциацию, а та под разными предлогами саботирует работу: сил же своих специалистов, а порой и квалификации, бывает недостаточно, чтобы провести качественный анализ. Так что непонятно, зачем уничтожать те же состоявшиеся отраслевые ассоциации. Вопрос нужно как-то решать.

Взносы пока платит только крупный бизнес, но вскоре должны начать платить все. Правило таково, что после перехода определенной границы по оборотам размер взносов резко вырастает. Но у многих компаний оборот большой, а прибыль маленькая, поэтому установленные суммы очень тяжело выплачивать. В результате у одних субъектов взносы в НПП стали ниже, чем то, что они платили в ассоциацию, у других, напротив, выросли. Пострадавшие от такого решения предлагают собирать взносы исходя из чистой прибыли компаний.

Вот мнение Виктора Ямбаева: «Изначально не была разработана гибкая система сбора членских взносов. Градация такова, что от необременительных сумм очень быстрый переход к огромным. Предполагается, что членские взносы обязательные, но механизма их администрирования нет, не каждое предприятие считает необходимым выплачивать их. Более того, у бизнеса растет раздражение деятельностью НПП».

Очевидно, что раздражение исчезнет, когда бизнес явственно почувствует эффективность нацпалаты. Для этого НПП важно инвестировать в широкое освещение своей деятельности, показывать пользу, которую она приносит предпринимательскому классу.

Кадры решили все

Но быть полезной у нее не получится без квалифицированных кадров. НПП испытывает в них острейший дефицит: не хватает как экспертов, так и специалистов для осуществления документооборота. Документы необходимо переводить на казахский, давать им юридическую экспертизу; таких специалистов в НПП поначалу не было, да и сейчас не много. Сотрудникам палаты приходилось иногда переводить документы за свой счет. Рядовые сотрудники НПП работают по выходным и будням до глубокого вечера. Важно, что в палате сложился некий костяк из руководителей департаментов. Именно они и их подчиненные дают эффект. Экспертов набирали, вызывая 60% заявителей на очную беседу — действительно отбирали их.

Что же касается топ-менеджмента, то по какому принципу его набирали, не вполне ясно. Тут встречаются бывшие депутаты, близкие выскопоставленных чиновников. Судя по всему, они являются эдакими делегатами — представляют интересы каких-то политических сил. Но от отношений с частью президиума сотрудников комитетов — рабочих лошадей НПП — порой бросает в дрожь. Начальники дают порой странные поручения, затратные по времени и совершенно бессмысленные. Одно из последних заданий сотрудникам одного из комитетов было следующим: подготовить подробную презентацию о том, как выглядят простейшие бизнес-цепочки.

Бизнес, которому приходится содержать и «рабочих лошадей», и светских особ НПП, понятно, нервирует такое положение дел. «Есть вопросы и по зарплатам, которые привязаны к окладам в нацкомпаниях, и с тем, насколько подготовлены сотрудники: немногие из тех, кто сейчас вошел в руководящий состав нацпалаты, имеют опыт работы в отраслевых ассоциациях и на предприятиях,— соглашается г-н Ямбаев. Если в итоге палата не станет местом трудоустройства знакомых, друзей и родственников с высокими зарплатами, то можно надеяться, что этот орган окажется очень эффективным. Главное чтобы в этой организации ведущими принципами были прозрачность и ответственность. Ведь именно из-за отсутствия этих принципов так низка эффективность некоторых министерств. И еще важно, чтобы у палаты не было разрешительных функций и платных услуг. Хотя опасность, что НПП превратится в квазиминистерство, но без четких полномочий и с гарантированной зарплатой, велика».

Люди, пришедшие в НПП с госслужбы, принесли с собой массу бюрократических практик в худшем значении этого слова. Системе не хватает доверия к конечному исполнителю, слишком много стадий контроля и учета, хотя украсть в нацпалате, собственно, нечего. Присущая же хорошему бизнесу прозрачность процедур, целесообразность постановки заданий и целей, доверия подчиненным, пока не появилась. Но если бизнес будет активнее участвовать в жизни бизнес-ассоциации, есть надежда, что появится.

Несоразмерно объему работы были укомплектованы комитеты. Одни недогружены, другие — перегружены работой.

Существуют и межотраслевые конфликты внутри НПП. Вот пример экспертизы законопроекта. Закон «ведет» один комитет, проблемы выявляются в зоне ответственности другого. Но первый второму показывает проект документа только за несколько дней до конца рассмотрения.

Вот случай: комитет по транспорту призывает ограничить перевозки продукции местных производителей иностранными перевозчиками — пусть, мол, возят свои. Производители возмущаются: у своих цены выше, качество услуг хуже, автопарк древний, менеджмент не на уровне. При этом обязательства улучшать бизнес никто брать на себя не хочет. Очень мало обращений за тем, чтобы НПП помогла выстроить бизнес; большинство предпринимателей просит сделать что-нибудь срочно, чтобы им что-то дали, как-то изменили обстановку, чтобы им стало легче. Однако сами меняться не торопятся.

В товарищах согласия нет

Какие риски есть для нацпалаты? Первое — финансирование. Если бизнес не согласится инвестировать в своего представителя, то тем, кто вкладывает в нее сейчас средства, это может надоесть. Второй риск — что придет большое разочарование от работы НПП у самих предпринимателей. Многие вопросы не решаются системно. Вопросы одних не решаются, других — откладываются на потом. Сама среда, в которой работает бизнес, не меняется, и палата не в силах ее изменить. Например, банки не желают менять стратегию работы с бизнесом: они не хотят придумывать какие-то новые, взаимовыгодные схемы работы. Для них проще обанкротить предприятие, чем перекредитовать проблемного заемщика. Третий риск: организация развалится изнутри.

Вот что говорит г-н Ямбаев: «НПП должна быть аналитической структурой, фиксирующей и изучающей промахи правительства, исследующей законодательство, если хотите — теневым, параллельным правительством. Перед палатой стоит масса задач. Президент поручил кардинально улучшить условия ведения бизнеса. Это невозможно сделать, не избавившись от более чем полусотни проверяющих органов, которые мотивированы не помогать бизнесу, а искать нарушения и взимать штрафы. Кроме того, пришла пора разобраться с предприятиями при министерствах, монополистами, представляющими эксклюзивные услуги. К примеру, занимаются аккредитацией компаний для какого-то вида деятельности.

НПП — это логичное развитие системы бизнес-ассоциаций Казахстана, которые по политической инерции стремились к объединению, полагая, что именно так они смогут влиять на государственные центры принятия решений. Завершающим аккордом стало создание под крылом правительства общественной организации, которая и должна критиковать это самое правительство.

Создание НПП должно было смягчить эту очевидную проблему нашей страны, канализовав проблемы самой активной части общества, бизнеса. Коротко говоря, если бизнесмен может нажаловаться в НПП и министра накажут, то его проблемы попытаются решить.

НПП в нынешней форме разрывает противоречия, природа которых лежит в разных плоскостях. На палату свалились все грехи всех ветвей власти: она разбирается с недоработками законодательной ветви власти, исполнительной, судебной. То есть фактически перед НПП стоит цель исправлять ошибки всех, но для этого у палаты нет в достаточном количестве ни материальных, ни человеческих ресурсов. Для этого палата воспроизводит — в той степени, какой может по закону — контрольные функции всех недорабатывающих ведомств, а поскольку недорабатывают все, то тянет работу за всех.

Палату нужно модернизировать так, чтобы не терялась и не распылялась ее суть как экспертного органа с мощным рычагом давления на исполнительную власть, но и минимизировалась бюрократическая составляющая. Обеспечивать качественную ротацию и рост по схеме «отраслевая ассоциация — НПП — правительство». Внедрять прозрачные процедуры и вымести процедуры бюрократические, делающие ее дряхлой.

Вместе с тем нужно понимать, что можно создать хоть три палаты с функцией «оппонента правительству», но палата должна обладать такой властью, чтобы систематически не выполняющие свои функции чиновники отправлялись по ее инициативе в отставку.

Для того чтобы нацпалата стала по-настоящему авторитетной, ей нужно демонстративно оставить зарплаты только для рядовых работников, причем серьезно нарастить число экспертов, а «политические фигуры» должны осуществлять свои функции бесплатно — у них у всех есть другие источники доходов. Такое положение вещей устроит бизнес и убедит его в том, что нужно платить взносы; если такой шаг будет сделан, это станет намного проще.

И самое главное: НПП всегда нужно выходить с консолидированой точкой зрения. А для этого создать внутри механизмы нахождения компромиссов между представителями разных отраслей, бизнеса разных размеров. Причем без чьего-либо доминирования.

Читайте редакционную статью: Разгрести конюшни

Незаменимые

Владимир Лик, президент Республиканской отраслевой ассоциации вторичной металлургии (РОАВМ):

— НПП пытается заменить региональные и отраслевые ассоциации, при этом пользуясь их услугами на бесплатной основе. Наше предложение таково: предприниматель вступает, исходя из своих интересов в региональную или отраслевую ассоциацию, а ассоциация участвует в НПП и представляет там интересы предпринимателя. Организация должна выстраиваться снизу вверх, а не сверху вниз.

Исторически в РК появились отраслевые ассоциации, которые завоевали доверие и уважение предпринимателей, работая в их интересах. Поэтому предприниматели платили членские взносы за ту или иную работу. Вопрос в следующем: что будет иметь предприниматель сейчас, платя в НПП напрямую? Если при старой схеме он мог прийти и спросить результаты работы, а при ненадлежащем исполнении ее выйти, то при нынешней схеме он и проверить не может, и выйти права не имеет. Идеальной была бы схема, когда часть взносов оставалась бы на уровне ассоциаций, часть передавалась в НПП.

Такую схему мы предложили руководству НПП еще перед первым съездом, но как-то тяжело такая инициатива там воспринимается. Теперь будем ждать конца августа, когда состоится очередная встреча с руководством НПП.

Сегодня НПП пытается заострить внимание на общих вопросах (экспертиза кодексов), а не на частных. Поскольку без отраслевых ассоциаций частных проблем не решить — без специалистов, которые работают в этой отрасли, живут ею. В НПП практически нет кадров, которые бы разбирались в проблемах отрасли. Некоторые комитеты даже не могут на наши письма дать корректный ответ в юридическом плане.

Мы недовольны комитетом горнорудной и металлургической промышленности. Он решает проблемы крупного бизнеса и не обращает внимания на проблемы малого бизнеса, из которого состоит наша отрасль. Мы в своем официальном письме даже выразили недоверие этому комитету. Речь идет об истории, когда крупные предприятия металлургического комплекса продавили запрет на экспорт лома черных металлов. В комитете горнорудной и металлургической промышленности, где костяк составляют представители ассоциаций как раз тех крупных компаний, не стали разбираться в ситуации, почему отечественные ломозаготовщики стремятся отгрузить свою продукцию на импорт. Сталелитейщики не хотят с нами вовремя рассчитываться, ущемляют наши права при приемке металла, и так далее.

При этом комитет развития МСБ нас понимает и поддерживает. То есть у них происходит внутренний конфликт.

Я доказываю комитету металлургии: крупные компании не могут позволить себе работать так с малыми — высасывая у них оборотку, доводя их чуть ли не до судебных разбирательств. А мне представитель комитета говорит: «Ну идите в суды». А я поражаюсь: они что, не понимают, что малому бизнесу судиться с крупным, априори более сильным. И где еще искать компромисса, как не в нацпалате? Наш предприниматель не будет судиться, он просто уйдет. Выйдет из бизнеса, уедет, уйдет в тень. Это видно и в разрезе миграционной политики: сколько уезжают, в том числе предприниматели. А наш рынок уже сегодня готовы занять и занимают россияне.

Есть опасения, что при нынешней структуре НПП превратится в промежуточное министерство или агентство, которое будет собирать проблемы и передавать их в ведомственные министерства для решения, но при этом мало что решать.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики