Пропасть между теорией и практикой

Сегодня профессиональная компетенция выпускников вузов часто не соответствует требованиям производства

Пропасть между теорией и практикой

По поручению Нурсултана Назарбаева в Казахстане начали модернизировать систему технического и профессионального образования — с учетом потребностей индустриализации. В своем послании народу президент страны особое внимание уделил именно развитию системы образования, отметив, что в ближайшие несколько лет нужно сформировать ядро национальной системы дуального технического и профессионального образования. В мировой практике эту систему признали наиболее эффективной формой подготовки кадров, где комбинируются теоретическое обучение в учебном заведении и производственное — на предприятии. В стране наблюдается явная нехватка профессиональных кадров, в особенности технических специалистов, как в производственной сфере, так и в сфере услуг. Таким образом, дуальная система образования может решить главные проблемы молодых специалистов: отсутствие необходимых навыков для полноценной работы в компаниях и на производстве.

В сентябре в парламент Казахстана будет внесен законопроект по вопросам образования и совершенствования подготовки кадров: «Сейчас очень важно подготовить кадры, которые были бы адекватны запросам индустриализации. Новые специальности нужны, новые рабочие нужны. Эти рабочие на уровне советских инженеров, у них высокая заработная плата, высокая квалификация. Для Министерства образования и всех регионов стоит задача подготовки кадров. Все обучающие пункты, которые мы наметили, должны своевременно в строй вводиться»,— заявил г-н Назарбаев.

Как посеешь, так и пожнешь

Одно ясно, что никакие модернизация экономики и инновационное развитие страны невозможны без крупномасштабных реформ национальной системы образования. В этой связи все чаще крупные компании ищут новые пути и формы взаимодействия с высшими учебными заведениями, чтобы обеспечить себя качественными специалистами.

В мировой практике работодателей, заинтересованных в наборе квалифицированных молодых специалистов, условно можно разделить на несколько категорий. Одни обращаются к юным умам, пока те находятся на студенческой скамье, участвуют в вузовских ярмарках вакансий, проводят презентации, всячески рекламируют себя, обещая карьерный рост и высокую зарплату. Другие сразу заказывают учебному заведению подготовку специалиста, имеющего определенные способности, познания и навыки, с учетом требований своей организации. Тогда в процессе обучения студент слушает не только общевузовские лекции, но и выбранные представителями компании, которые иногда могут сами проводить занятия, занимая место преподавателей.

Предприятия организуют все необходимое для прохождения студентами практики, оформляют их на работу, иногда даже на штатные позиции, но чаще как практикантов по скользящему графику или по договору подряда. Они обеспечивают учащихся наставниками, которые нередко становятся руководителями дипломных проектов. А студент за время такой практики подробно знакомится с компанией, принимает участие или сам ведет определенные проекты, пишет дипломные и курсовые работы на базе материалов и знаний, полученных во время своей трудовой деятельности. В результате выпускник вуза еще во время учебы приобретает необходимые практические навыки и определенный опыт работы, не считая приятного бонуса в виде заработной платы, если она предусмотрена соглашением.

В Казахстане такая практика тоже имеется, однако она зачастую не оправдывает себя; так, к примеру, как говорит Павел Беклемишев, генеральный директор машиностроительного предприятия «Белкамит», все эти договоренности носят формальный характер и высшие учебные заведения часто не выполняют своих обязательств. «Выпускники вузов практически абсолютно не соответствуют тем требованиям, которые мы предъявляем. И я это связываю в первую очередь с высоким уровнем коррупции в учебных заведениях,— уверен он. — Когда к нам приходят на практику студенты университетов, мы никогда не отказываем им в прохождении у нас практики. Таким образом, нам приходится кадры готовить самим, обучая молодых людей необходимым навыкам для дальнейшей работы в этой области. А особо понравившимся студентам мы предлагаем продолжать работать, даже если они еще учатся. Для этого им нужно приходить хотя бы на полдня или на несколько часов к нам, чтобы оттачивать свое мастерство, и это может облегчить их дальнейшее трудоустройство».

Училища порой готовят специалистов, не соответствующих требованиям рынка, поскольку их готовят до сих пор по советским стандартам, не ориентированным на потребности бизнеса 

То же практикует и ERG, чья специализация — добыча и переработка минеральных ресурсов. Специалисты группы рассказывают, что, к примеру, Соколовско-Сарбайское горно-обогатительное производственное объединение (ССГПО) заключает договоры о сотрудничестве и организации практик с учебными заведениями: «Совместная работа проходит следующим образом: ССГПО предоставляет все виды практик, проводит стажировки преподавателей учебных заведений для их ознакомления с новым оборудованием и технологиями, которые применяются на предприятии,— говорят представители департамента корпоративных коммуникаций Евразийской группы. — Также предприятие “Алюминий Казахстана” все внедряемые на производстве новые технологии предлагает для рассмотрения руководству образовательных учреждений, чтобы те учитывали необходимость в их освоении при составлении учебных планов. Есть также практика, когда преподаватели специальных дисциплин в вузах проходят стажировку на предприятии».

Директор по развитию бизнеса в «Рекрутинговой компании Elite» Алия Уразалиева считает такую практику вполне оправданной и отличной возможностью приблизить учебные программы к реалиям бизнеса. «В мире существует опыт, когда крупные компании предоставляют гранты на обучение в ведущих вузах страны. Тем самым они обеспечивают себе пополнение кадрового резерва лучшими выпускниками. Чтобы студенты получали знания не вчерашнего, а сегодняшнего дня, часто представители компаний выступают в качестве преподавателей отдельных модульных программ обучения,— рассказывает она. — В нашей стране есть один яркий пример такой практики: Национальный банк Республики Казахстан создал магистратуру для подготовки специалистов узкого профиля для своей организации».

Вместе с тем, по ее словам, казахстанский бизнес и реальный сектор не до конца осознают выгоды подготовки собственных кадров таким эффективным способом. Учебные заведения не готовы обеспечивать качественный кадровый потенциал для страны. Поэтому о соответствии нынешнего багажа знаний, с которым студент покидает вуз, реалиям говорить не приходится.

Г-жа Уразалиева также говорит о том, что казахстанские компании сотрудничают с теми отечественными вузами, которые зарекомендовали себя на рынке качественными выпускниками, а также гибки и открыты к сотрудничеству. «Чаще всего это частные и акционированные университеты: Международная академия бизнеса, Казахский экономический университет им. Т. Рыскулова, Международный университет информационных технологий, Университет “Туран”, Университет международного бизнеса, КИМЭП, Университет им. Сулеймана Демиреля, национальные вузы и те, которые готовят редких специалистов — Казахский национальный университет им. Аль-Фараби, Казахский национальный технический университет им. К. И. Сатпаева, Казахский национальный педагогический университет им. Абая, Евразийский национальный университет им. Л. Н. Гумилева, Южно-Казахстанская государственная фармацевтическая академия».

В целом Алия Уразалиева не столь оптимистична и говорит, что сейчас большинство высших учебных заведений ставит перед собой главную цель: как-нибудь обучить, получить оплату и выпустить студентов, а что будет дальше с ними и каких им не хватает знаний для успешного построения карьеры, особо их не интересует: «Хотя в теории любая экономическая деятельность направлена на удовлетворение потребностей конечного потребителя. Все маркетинговые стратегии, повышение производительности, улучшение качества продукции направлены на то, чтобы конечный потребитель получил продукт, который оправдает его надежды и будет соответствовать его запросам. В случае с вузами конечным потребителем является работодатель, а продуктом — выпускник с багажом знаний и умений, полученных в ходе обучения»,— заметила она.

Самая большая проблема заключается в качестве преподавания, когда преподаватель должен быть человеком, который не просто излагает теорию, а в идеале он должен заниматься научными исследованиями 

В свою очередь доктор экономических наук и ректор Казахского экономического университета имени Турара Рыскулова Серик Святов убежден, что в процессе обучения важно тесно сотрудничать высшим учебным заведениям с бизнесом: «Нам в первую очередь важно готовить специалистов, которые реально должны быть востребованы, чтобы человек пришел после окончания университета на рабочее место и мог сразу начать работать, зная необходимые программные продукты, методы анализа, умея все это на практике применить. Поэтому принципиально важно, когда в разработке содержания образовательных программ принимает участие работодатель. Большая проблема — дать не просто набор знаний, а научить принимать решения и анализировать. Не всему можно научить в аудитории — надо идти на практику, обобщать опыт, писать работы на конкретные темы. Подготовка кадров — общее дело. И наша основная задача — обеспечить связь работодателя с учебным заведением»,— уверен он.

Серик Святов говорит, что пока самая большая проблема заключается в качестве преподавания, когда преподаватель должен быть человеком, который не просто излагает теорию, а в идеале он должен заниматься научными исследованиями: «Прекрасный пример, когда преподаватель — это и учитель, и исследователь, и бизнес-консультант в одном лице. Для того чтобы консультировать, нужно досконально знать тот или иной бизнес. Это очень большая проблема — формирование таких кадров,— констатировал он. — В реальности такие специалисты — большой дефицит. Потому что это уже совершенно новые требования, новые подходы к самой позиции преподавания».

Выпускают не тех

Казахстан столкнулся с острым дефицитом кадров именно технических специальностей. Это следствие потери связи образования с производством, которое перестало участвовать в выработке программ и в самом процессе обучения. В советское время каждое училище было закреплено за каким-нибудь предприятием, которое брало на стажировку учащихся, чтобы дать им необходимые навыки и умения, но вскоре после обретения независимости эта довольно отлаженная система начала потихоньку разваливаться. В результате многие лицеи, колледжи выпускают специалистов, которых впоследствии компаниям приходится переобучать, потому что выпускники не получают, во-первых, практических навыков работы на нужных станках, а во-вторых, недостаточно конкурентоспособны на рынке труда. Главная тому причина — за последние годы значительного ухудшился уровень преподавания технических дисциплин, учителя плохо знают практическую составляющую своего предмета.

Как правило, производственным компаниям приходится решать эту проблему собственными силами: самим обучать нужных им специалистов. Однако проблема в том, что обученный персонал трудно удержать; некоторые предприятия просто переманивают нужного специалиста, которого подготовили, по сути, на деньги другого предприятия.

Президент ассоциации предприятий легкой промышленности РК Любовь Худова согласна с тем, что дефицит технических кадров в республике высокий. В легкпроме существует большая востребованность в таких простых профессиях, как швея, портной, модельер-конструктор. Даже если молодежь оканчивает профильные лицеи и училища, она не идет работать на производство, так как там ее не удовлетворяет оклад: «Это большая проблема, то есть кадры готовятся, но они уходят в торговлю и другие быстродоходные сектора. Чтобы их удержать, мы на этапе обучения предоставляем им практику на предприятии, чтобы они осваивали технологии и знали, как работать на оборудовании компаний. У некоторых учащихся, которые поработали на реальном производстве, появляется желание получить работу и как можно быстрее освоить свою профессию»,— говорит она.

Г-жа Худова выделяет также проблемные моменты, касающиеся того, что училища порой готовят специалистов, не соответствующих требованиям рынка, поскольку их готовят до сих пор по советским стандартам, не ориентированным на потребности бизнеса: «Мы предлагаем передать отраслевым ассоциациям разработку профессиональных стандартов. Ассоциации, действуя в тесном контакте с производителями, смогут выработать адекватные требования к каждой специальности. Нельзя, чтобы учебное заведение или министерство готовили профессиональные стандарты, этим должны заниматься участники рынка, то есть потенциальные работодатели выпускников училищ»,— заключила она.

То, что технических специальностей не хватает, отмечают и в ERG. Эту проблему они решают, сотрудничая с высшими учебными заведениями и колледжами регионов, которые фактически становятся подшефными учебными заведениями предприятий. Ежегодно на обучение в вузы направляются дети работников и работники предприятий на очное и заочное обучение по приоритетным специальностям за счет средств Евразийской группы. Таким способом в 2013 году 65 тысяч сотрудников промышленных предприятий (!) Евразийской группы по всему Казахстану прошли обучение за счет средств предприятий холдинга.

«В целом уровень теоретических знаний выпускников недостаточно высок. Есть существенные пробелы в знаниях технологических процессов и оборудования. Зачастую выпускники не могут применить теорию на практике. Многие не проявляют инициативу, не стремятся повышать свой профессиональный уровень, заниматься самообразованием. Даже сами выпускники низко оценивают уровень своих знаний современных технологических процессов и производств,— говорят специалисты департамента корпоративных коммуникаций Евразийской группы. — У начинающих мастеров слабо развит навык работы с людьми, они теряются при необходимости решать нестандартные задачи, не умеют планировать свою деятельность».

Как ответ — организуются стажировки на рабочем месте и курсы повышения квалификации: «Приведем пример: Соколовско-Сарбайское горно-обогатительное производственное объединение ежегодно участвует в ярмарках вакансий Рудненского индустриального института и Карагандинского государственного технического университета, где выпускникам предлагаются вакансии, мы собираем резюме от желающих трудоустроиться. В дальнейшем отдел кадров ССГПО ведет базу данных соискателей, и если открывается вакансия, приглашает их на собеседование. С принятыми молодыми специалистами отдел молодежной политики организовывает работу по адаптации, за выпускником закрепляется наставник — опытный специалист. Аналогичная практика существует и на остальных предприятиях Евразийской группы».

Осознав всю остроту ситуации, Министерство образования и науки решило увеличить объем финансирования системы технического и профессионального образования в Казахстане в несколько раз: «Только за последние три года бюджетные средства на систему технического и профессионального образования увеличены почти в два раза. В 2010 году выделялось 52,9 млрд тенге, а в 2013 году — 91 млрд тенге. При этом в шесть раз увеличены средства на оснащение мастерских в колледжах — с 896 млн тенге в 2010 году до 5,5 млрд тенге в 2013 году. Внедряется дуальная система, создаются современные учебные заведения и новые модели управления»,— утверждает министр образования и науки Аслан Саринжипов. Кроме того, в этом году государственные образовательные граты будут ориентированы на технические специальности — 12 из 34 тысяч грантов пойдут именно на эти профессии.

Приблизиться к рынку

Как отмечают аналитики рекрутинговых агентств, реже всего абитуриенты выбирают некогда престижные профессии — учителя и врача. Все стремятся получить специальность юриста, финансиста или экономиста. Между тем Алия Уразалиева считает, что сегодня любой специалист сам должен ориентироваться в различных юридических вопросах, поэтому спрос на юристов небольшой. Но это не мешает абитуриентам выбирать именно эту профессию: «В колледжах самая популярная профессия, а это около трех тысяч человек, — изучающие юриспруденцию. По результатам анализа рынка труда могу сказать, что дальше они себе работу не находят. Им приходится доучиваться, переучиваться, приобретать какие-то дополнительные навыки, чтобы найти хорошую работу»,— добавляет г-жа Уразалиева.

Что касается невостребованности среди абитуриентов профессии врача, то это является закономерностью, по мнению председателя Ассоциации частных медицинских структур Гульнары Отеповой, из-за того что статус и зарплата медиков по-прежнему низкие, притом что ко всему прочему выпускник вуза после получения диплома обязан пройти первичную специализацию, чтобы стать полноценным доктором.

«С одной стороны, это практика нормальная. Однако, во-первых, специализация всегда стоит денег; во-вторых, процесс это долгосрочный — 4–6 месяцев, и после всего этого врач должен обязательно сдать экзамены и получить сертификат специалиста. Только когда он проделает все это, может устроиться на работу. Но, с другой стороны, даже в этом случае стоит понимать, что такого врача без опыта работы не возьмут в частную клинику, где можно неплохо зарабатывать. Из-за таких требований рынка, естественно, он с этим сертификатом идет работать в государственную структуру. И представьте себе такую картину: вы учились более 7 лет, проходили всякого рода специализации и потом в итоге за свою работу получаете по 30–40 тысяч тенге. Конечно, ничего плохого нет в том, что он работает в государственном учреждении, наоборот, там такой специалист может быстро набраться опыта. Дело в другом: статус врача очень низкий», — отмечает она.

В том, что на рынке труда переизбыток экономических специальностей, согласен и Серик Святов, который полагает, что его университету пора выходить за рамки чисто экономической направленности: «С одной стороны, сегодня возникает много междисциплинарных связей. С другой — надо обратить внимание на те специальности, которые нужны сегодня экономике Казахстана и в частности нашему мегаполису. У нас есть специальность “Туризм”. В последнее время очень активно развиваются гостиничный, ресторанный бизнес, но в то же время нет специализированной подготовки экономистов, менеджеров, организаторов для этих сфер. Я думаю, что обучение таких кадров с привлечением западных партнеров было бы перспективным направлением,— рассуждает он. — Думаю, что необходима, например, более глубокая специализация и в вопросах подготовки специалистов по информационным системам, она должна быть более прикладного характера, не такая усредненная, как сейчас. Сегодня очень много понятий связаны с телекоммуникациями и большое поле деятельности для мобильных компаний. Специализация в этом направлении также повысит конкурентоспособность».

Со стороны виднее

За границей вузы гораздо охотнее идут на сотрудничество с работодателями. Ведущие компании — партнеры вуза — «заказывают» себе студентов исходя из последних требований рынка труда. По просьбам компаний вузы вводят специальные предметы и/или факультеты. Там очень распространен формат долгосрочных стажировок, а не краткосрочных практик. Стажировка обычно длится от двух месяцев до полугода и включает в себя обучение. Иногда стажер получает небольшую зарплату или стипендию, а в некоторых компаниях, наоборот, сам платит за стажировку.

К примеру, в ведущих московских экономических вузах существует практика, когда буквально каждый преподаватель является и сотрудником какой-либо компании. Он может быть членом совета директоров, консультантом, аудитором и так далее. Это позволяет им иметь неплохой дополнительный заработок, но самое главное — они всегда в курсе реального состояния дел на практике и учат своих студентов тому, что они знают не понаслышке. Наши же преподаватели в своем большинстве, получая сравнительно невысокие зарплаты, вынуждены бегать из одного университета в другой, с лекции на лекцию.

В Норвегии, правительство которой большое внимание уделяет развитию обрабатывающей промышленности и инновационным отраслям, запустили государственную программу Vocational Education and Training in Norway (профессиональное образование и обучение), представленную в виде специализированных предметов в старших классах средней школы и университетах. В этой стране особый акцент делается на сотрудничестве государственных органов с представителями союза работодателей и союза работающих, что позволяет наглядно увидеть рабочий процесс. Что-то в этом роде полезно было бы сделать и Казахстану.

Читайте редакционную статью: Рынок «корочек»

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности