Перелечим, залечим, вылечим!

Государство вкладывает миллиарды долларов в отечественное здравоохранение, но статус врача по-прежнему низкий

Перелечим, залечим, вылечим!

В течение последних лет государством был принят ряд мер, направленных на реформирование и развитие здравоохранения. Пожалуй, это вторая сфера, после образования, в которой ежегодно проводят многочисленные реформы, не приносящие ожидаемого эффекта. В этой связи общественная дискуссия вокруг качества медицинского обслуживания в Казахстане не прекращается много лет.

Одни говорят, что действительно наблюдаются позитивные сдвиги в сфере нормативно-правовой базы и в финансировании, в особенности после принятия государственной программы «Саламатты Казахстан». В 2013 году на здравоохранение было направлено более 838 млрд тенге. После запуска программы идет активное строительство и ремонт медицинских учреждений, оснащение их медицинским оборудованием, компьютерной техникой, лекарствами, развивается телемедицина в сельской местности. Другие утверждают, что до сих не теряет своей важности вопрос о несоответствии врачей квалификационным требованиям по нескольким пунктам: качеству полученного образования, профессиональной мотивации, владению компьютером. И даже на фоне развитой материально-технической базы в этой сфере вопрос профессиональных кадров не теряет своей актуальности. Тем более что на все это накладывается проблема дефицита врачей, стране не хватает порядка 6 тысяч специалистов. Но и эта проблема, по заявлениям Министерства здравоохранения РК, должна решиться уже к 2017 году.

Для начала необходимо поблагодарить всех врачей, которые остаются работать в здравоохранении, но при этом вынуждены "выживать" и подстраиваться под эту алогичную систему 

Эту тему без внимания не оставил и президент страны Нурсултан Назарбаев, он на прошлой неделе попросил министров образования и здравоохранения быть осторожнее с проводимыми реформами: «В вопросах образования и здравоохранения мы так часто проводим реорганизации, уже люди запутались. Когда я говорю: совершенствование системы подготовки — это совершенствование, а не радикальное изменение плана, который мы уже наметили. У нас прямо зуд — руки чешутся взять и снова переделать»,— заявил глава государства».

Журнал «Эксперт Казахстан» представляет вам две точки зрения на состояние здравоохранения; привлеченные нами эксперты попробуют ответить на вопросы: почему в стране наблюдается дефицит медицинских кадров и что с этим делать.

Польза от стандарта

Доктор медицинских наук, проректор по учебной методической работе Алматинского института усовершенствования врачей Гульнара Капанова говорит, что в системе здравоохранения наметились некоторые сдвиги.

— Как вы оцениваете современный уровень профессионализма казахстанских медицинских работников?

— Мы перешли на новый уровень подготовки медицинских кадров. В 1978 году мы приняли Алматинскую декларацию и поставили цель расширять профилактическую медицину. Однако сам Казахстан подошел к этому недостаточно подготовленным — учитывая опыт ведущих стран, где во главу ставится профилактика заболеваний, их раннее выявление, то есть развитие первичного звена здравоохранения. К примеру, в тех странах, где показатели здоровья наиболее высокие (например, Великобритания, США, Канада, Швейцария, Япония), можно наблюдать такую тенденцию, что большую роль в подготовке кадров уделяют врачам общей практики. Поэтому с 2006 года был введен новый стандарт образования, согласно которому объединены лечебный и педиатрический факультеты в один — факультет общей медицины. В настоящее время мы готовим врачей общей практики за пять лет, потом еще два года они проходят двухгодичную интернатуру по шести специальностям: врач общей практики; акушерство и гинекология; хирургия; педиатрия; скорая и неотложная медицинская помощь; терапия. Только по окончании интернатуры врачи общей практики могут отправиться в свободное плавание, другие должны будут пройти резидентуру (от 2 до 4 лет обучения) по узким специальностям. Такая подготовка позволяет более углубленно и качественно изучить программу, чтобы в последующем конкурировать с ведущими врачами. Думаю, что в ближайшем будущем эти реформы дадут положительные результаты.

Сейчас проблема состоит в том, что мы работаем с кадрами, которые учились по старым стандартам, хотя я не скажу, что уровень их совсем плохой. Мир изменился: быстрыми темпами развиваются технологии, в том числе и в медицине, появляются новые препараты; требования к деятельности врачей в настоящее время высокие, в том числе и потому, что общество стало более требовательным. Хочу также отметить, что порой из-за одной жалобы (а часто бывают и необоснованные), клеймо ставят на всю систему, что неправильно.

Знаете, есть такое понятие: солидарная ответственность за здоровье; в этом случае не только врач должен отвечать за принятые им решения, но и каждый пациент должен быть ответственным за собственное здоровье. Часто люди требуют, чтобы им оказали квалифицированную помощь, но при этом не готовы следовать всем рекомендациям.

Гульнара Капанова уверена, что такого уровня финансирования, как у отечественной медицины, нет нигде в мире

На пороге перемен

— Почему объединили лечебный и педиатрический факультеты в один — факультет общей медицины? И как в дальнейшем такая мера может отразиться на этой сфере?

— Этот стандарт вводили не просто потому, что это была чья-то прихоть. Для этого была проделана огромная работа: провели анализ, как в мире готовятся врачи, и оказалось, что за рубежом большой акцент делается на развитие первичной медицинской помощи, которая позволяет диагностировать заболевания на ранних стадиях и своевременно проводить лечебно-профилактические мероприятия. Поэтому был акцент сделан на подготовку врачей общей практики. Вначале реформирования здравоохранения это были специалисты, специализирующиеся на семейной медицине, способные консультировать всех членов семьи в любой области медицины (ЛОР, ортопедии, хирургии, офтальмологии, гастроэнтерологии, неврологии и других), начиная с детского возраста и заканчивая пожилыми и старыми людьми. Исходя из этого, отдельно педиатрический факультет не нужен, однако никто не говорит, что педиатров, как таковых, не должно быть. Нужно готовить педиатров внутри этой общей медицины. Когда врач видит показатели здоровья всех членов семьи, он может прогнозировать течение каких-либо заболеваний с учетом семейного анамнеза, приверженности семьи к тому или иному образу жизни. И тем более на педиатрические специальности выделено достаточное количество часов. Казахстанское здравоохранение пошло на этот шаг, чтобы появилась мобильность врачей и их универсальность. Другой вопрос — в качестве подготовки этих врачей.

— Какую оценку вы можете дать нашей современной системе медицинского образования, в частности кадрам, которые готовят будущих медиков?

— На своих лекциях я всегда говорю, что за последние годы финансирование сферы здравоохранения увеличилось в несколько раз, и такого финансирования нет ни в одной стране мира. Особенно на постдипломном уровне. Ни одна страна не выделяет столько денег, чтобы врач мог повышать свою квалификацию. В Европе есть практика, что повышение квалификации — это дело самого врача, но, несмотря на это, работодатель мониторит уровень профессиональной компетенции, и от этого зависит дальнейший карьерный рост и заработная плата врача или медицинской сестры. И, как правило, он обучается за свои средства. Конечно, у него огромная мотивация, потому что он может лишиться работы. У нас пока такой всеобщей мотивации нет, чтобы каждый врач осознанно пошел учиться с целью получения новых знаний. Таких у нас не так много, но еще раз повторюсь, что средства, которые выделяет государство, колоссальные. Например, на повышение квалификации кадров выделяют примерно 3,8 млрд тенге ежегодно, причем часть денег идет в организации первичного звена, в поликлиники, где главный врач уже сам выбирает направление, какое ему развивать и каких врачей готовить. Ему гораздо виднее, чем минздраву или гордздраву, поэтому эта система секвестрации бюджета была внедрена в 2011 году. Примерно 1/3 выделенных средств идет на обучение за рубежом и мастер-классы, в высшие учебные заведения, 1/3 — в первичное звено и около 1/3 — в стационары, которые обеспечивают гарантированный объем бесплатной медицинской помощи.

Другой вопрос в том, что мы перешли на трехуровневую систему подготовки (бакалавриат, магистратура, докторантура), которая требует более тщательного качественного подхода. Наличие магистров, докторов PhD позволит Казахстану получить научные кадры, подготовленные не только нашими консультантами, но и зарубежными специалистами, потому что это одно из условий. И это позволит в последующем привнести новые технологии и методики. Не все наши преподаватели к этому подготовлены. Есть, конечно, новый приток молодых преподавателей, но они еще пока не набрали необходимого опыта, чтобы передать его будущим докторам. На самом деле у нас существует некоторое отставание преподавателей от того уровня, который должен быть. Радует однако то, что сегодня уже есть люди, которые обучились в стенах зарубежных университетов, после чего они участвовали в проводимых реформах и создании нормативной базы нового формата. Отмечу, что преподаватели понимают: уже пришло время менять свой подход к образованию.

— Как вы думаете, с какими трудностями сталкиваются выпускники медицинских университетов, когда устраиваются на работу по своей специальности? И каких навыков зачастую не хватает будущим медикам?

— Опять же все зависит от уровня подготовки, который обеспечивают университеты. В настоящее время наибольшее внимание стало уделяться практическим навыкам и умениям студента, получаемым в ходе обучения. Очень важно иметь определенные компетенции, необходимые для специалиста, чтобы он был достаточно квалифицированным и компетентным в той области, в которой он работает. Это не только специальные компетенции, но и общие. Такие, как коммуникативность, управленческие решения и работа в команде. И в этом направлении должны помочь профессиональные стандарты, которые в прошлом году стали разрабатываться с учетом уровня медицинской организации, профиля специальности, степени ответственности, географического расположения и прочих условий.

Конечно, нашим студентам-выпускникам еще многому необходимо учиться после окончания высшего учебного заведения. Главная проблема состоит в том, что многие из них боятся ответственности, а также материальная мотивация низкая. В основном выпускники хотят работать в стационаре, а в поликлиники идут неохотно: это участок, где, во-первых, ощущается загруженность и, конечно же, ответственность за принятые решения. Если в стационар пациенты приходят уже с определенными диагнозами, где можно пригласить консультанта, а также экстренно применить необходимые методы обследования (ультразвуковые, рентгенологические, клинико-лабораторные и другие), то в поликлинику обращаются пациенты иногда с невыясненной патологией, и время зачастую ограничено.

Хотя я не думаю, что в медицине есть случайные люди, ведь по новым образовательным стандартам процесс обучения занимает от 9 до 14 лет, притом что ответственность высокая, а зарплата довольно низкая. И в этом направлении государство проводит политику поддержки профессионального развития работников здравоохранения и увеличения финансирования отрасли. Так, например, в организации первичного звена государством выделяется подушевое финансирование, где главный врач или директор могут поощрять своих сотрудников сверх заработной платы за хорошие показатели. И это немалая сумма. Порядка 20 млрд тенге, из которых 90–95% уходит на материальное стимулирование, а 5–10% — на обучение своих сотрудников.

Также для более качественной подготовки в вузах выделяются значительные средства. К примеру, несколько лет назад многие медицинские университеты не имели своего собственного оборудования, которым мог бы воспользоваться каждый студент. Поэтому очень часто приходилось преподавать больше теории, меньше практики. В 2007 году Министерство здравоохранения закупило в каждый университет симуляционное оборудование, на котором студенты могут оттачивать свои навыки. До работы в больнице можно все проработать, чтобы потом не терять на это времени.

План спасения

— Каким должен быть первый шаг, чтобы вывести казахстанскую медицину на новый уровень?

— Сейчас здравоохранение по оснащенности не уступает ведущим западным странам, и по некоторым аспектам даже лучше выглядит: каждой клинике, университету выделяется достаточное финансирование на их оснащение. В результате больницы стали выглядеть лучше, чем 10 лет назад. Вопрос только в том, что у нас подготовка кадров несколько запаздывает. Я думаю, прорыв медицины будет тогда, когда кадры смогут справляться с этими технологиями. В свою очередь общество будет ответственно относиться к своему организму и помогать медицинским работникам сохранять свое здоровье.

Кадры решают все

Исполнительной директор казахстанской ассоциации медицинских компаний «За качество медицинских услуг» и медицинский директор научно-клинического центра неврологии, эпилептологии и реабилитации Лейла Даирбаева отмечает, что в сфере здравоохранения необходимо поднимать статус врачей и их зарплату.

— Как вы оцениваете уровень профессионализма казахстанских медицинских работников?

— Среди казахстанских врачей есть огромное количество врачей-профессионалов в своей области, которые обладают большим набором специальных знаний и навыков, но при этом имеется огромный пробел в коммуникативных навыках, способности взаимодействия с пациентом и его близкими. Этот пробел связан с постсоветской системой медицинского образования, где очень мало внимания уделяется психологической подготовке врача. Более половины жалоб на низкое качество полученных медицинских услуг имеет отношение именно к этой части работы врача, когда врач не смог правильно объяснить и донести до пациента важную для него информацию. Также, к сожалению, мы имеем снижение общего уровня образованности, которое неизбежно ведет к изменениям в этических и личностных свойствах любого человека.

Несомненно, основным условием для повышения профессионализма является мотивация врачей к изучению новой клинической информации. Такая мотивация может возникнуть, только если в клинике, где работает врач, существует спрос на новую клиническую информацию как со стороны коллег, так и со стороны пациентов. При низком исходном уровне образования врачей и при отсутствии практической необходимости в новых знаниях рутинная врачебная деятельность ограничивается дублированием наиболее распространенных и простых шаблонов клинических решений. Что, конечно же, сказывается на эффективности деятельности такого врача и удовлетворенности пациента.

Кроме того, основной объем современной медицинской информации доступен только на английском. Уровень знания английского языка в медицинской среде катастрофически низок. И эту ситуацию нужно срочно менять; возможно, в том числе моральным и материальным стимулированием в качестве одного из основных показателей KPI врача.

Лейла Даирбаева одной из базовых проблем отечественной медицины считает низкие зарплаты врачей

Непонятное нововведение

— Как вы относитесь к тому, что объединили лечебный и педиатрический факультеты в один — факультет общей медицины?

— Мне не совсем понятно это новшество, если честно. И откуда взята основа для его введения. Если взять перечни специальностей зарубежных стран — такие, как, например, American Board of Medical Specialties, Royal College of Physicians and Surgeons of Canada, Australian Medical Council, и другие — помимо General Practice (врач общей практики) и Family Medicine (семейный врач) — обязательно есть серьезный перечень педиатрических специальностей в разделе «Paediatrics and child health», начиная со специальности педиатр (General paediatrics), который продолжается всеми узкими педиатрическими специалистами.

Во всех странах уделяется огромное внимание подготовке детских врачей. Дети — это не «маленькие взрослые». И мое мнение — педиатрическое образование и педиатрическую службу необходимо сохранить. Может быть, теперь уже не в рамках общих педиатрических факультетов, но в рамках интернатуры и резидентуры обязательно. И специальность «педиатр» должна быть сохранена.

— Какую оценку вы можете дать нашей современной системе медицинского образования?

— К сожалению, система медицинского образования входит в единую систему высшего образования и имеет все те же отрицательные качества: низкий образовательный базовый уровень, разрыв во взаимодействии вузов с сектором науки, клиническими базами, что ведет к снижению качества учебного процесса и практической подготовки будущих специалистов и ее оторванности от реальности. Это признают МЗ, МОН, что нашло отражение в Концепции развития кадровых ресурсов, Концепции развития медицинского образования и науки.

— Как вы думаете, с какими трудностями сталкиваются выпускники медицинских университетов, когда устраиваются на работу по своей специальности? И каких навыков зачастую не хватает будущим медикам?

— Первое, что я бы отметила, это низкую зарплату, которая никак не может вызывать чувство удовлетворения и понимания того, «а зачем я учился 9 лет»?! Ставка врача первого года работы составляет 30 тысяч тенге. О каком уважении со стороны населения можно говорить? Наверное, в том числе и поэтому в настоящее время к врачам зачастую можно увидеть хамское отношение, как к работникам обычной сферы услуг. Однако при этом требования к компетенциям гораздо более высокие. И при каждом негативном опыте начинают взывать к высокому моральному облику. Труд оценивается как низкоквалифицированный, а требования — врач должен быть высокой квалификации.

Второе — нехватка практических интегрированных знаний (на основе разбора реальных клинических случаев — case-study) и практических навыков.

Третье — нехватка знаний практической психологии и коммуникативных навыков.

Четвертое — отсутствие подготовки врачей в вопросах понимания современной клинической информации, поскольку понимание современной клинической информации и данных доказательной медицины напрямую связано со специальными знаниями предмета клинической эпидемиологии и биостатистики.

Изменить отношение

— Каким должен быть первый шаг, чтобы вывести казахстанскую медицину на новый уровень?

— Для начала необходимо изменить отношение общества к казахстанским врачам и казахстанскому здравоохранению. Повысить уровень самоуважения врачей с помощью повышения уровня уважения со стороны населения страны. Поблагодарить всех врачей, которые, несмотря на все бесконечные проводимые реформы и значительное утяжеление их труда, несопоставимое с ростом заработной платы, остаются работать в здравоохранении, но при этом вынуждены «выживать» и подстраиваться под эту алогичную систему. Это люди, которые действительно любят свою работу. К сожалению, у них отняли их мечту — помогать людям. Уверяю вас как врач с 22-летним стажем: заканчивая медицинские институты, врачи не мечтают о том, чтобы писать бесконечные отчеты. И здесь без помощи средств массовой информации невозможно обойтись.

Следующий шаг: все государственные программы, в том числе «Саламатты Казахстан», очень хороши. Однако, как обычно, страдает их реализация. По разным причинам. Одна из причин — отсутствие адекватной поддержки со стороны Министерства здравоохранения РК развития частного здравоохранения. Хотя в странах с развитой экономикой 80% учреждений первичной медико-санитарной помощи — это частные учреждения, и мы имеем хороший пример государственно-частного партнерства в области здравоохранения.

И последний шаг: надо повысить мотивацию всех врачей и медицинских работников в изучении английского языка. Моральными и материальными стимулами. Это приведет к более активному практическому взаимодействию с зарубежными клиниками, зарубежными научными центрами и интеграции казахстанской медицины и науки в мировую медицину, повышению профессионализма врачей, повышению качества медицинских услуг.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?