Момент расплаты

Оплата услуг через платежные терминалы самообслуживания остается одним из самых востребованных

Момент расплаты

Оранжевые, желтые, красные. Платежные терминалы плотно вошли в повседневную жизнь населения не только крупных городов республики (не увидишь терминал в небольшом магазинчике возле дома — удивишься), но и небольших поселков. Удобство использования платежных терминалов самообслуживания способствовало быстрому росту популярности такого способа оплаты и, соответственно, довольно быстрому росту рынка. По оценке Агентства РК по защите конкуренции (АЗК), общий годовой оборот принятых через терминалы самообслуживания платежей составил в республике в 2013 г. более 2 млрд долларов. По сведениям платежных систем, в Казахстане насчитывается более 20 тысяч платежных терминалов самообслуживания.

Плачу за все

Начало становления рынка платежей через терминалы самообслуживания приходится в Казахстане на 2006 год. Правда, часть компаний из числа первопроходцев уже канула в Лету — это, например, платежные системы «Элекснет Казахстан» («дочка» российского «Элекснета»), InTime (возможно, кто-то еще помнит их белые терминалы). «Они просто не дождались фазы активного развития, им терпения не хватило»,— так говорят участники рынка о выбывших, вспоминая, что приблизительно с 2008 года платежные системы начали делать акцент на увеличение количества предоставляемых услуг, а в 2006–2007 годах через терминалы самообслуживания можно было оплатить в основном услуги сотовой связи, причем всего одного оператора. Впрочем, некоторые изменения по числу игроков на рынке происходят и сейчас: так, например, платежная система M’pay пока прекратила бизнес по приему платежей через терминалы самообслуживания. Сегодня крупнейшие платежные системы в РК, организующие прием платежей между поставщиками услуг и владельцами терминалов,— это ТОО «Объединенная система моментальных платежей» (Qiwi), АО «БТА Банк», ТОО «Киберплат-Казахстан» (СyberPlat), ТОО «Астана-Plat» (Касса 24).

По данным АЗК, около 85% объема транзакций посредством терминалов самообслуживания сейчас приходится на оплату мобильной связи. Остальное — плата за коммунальные услуги, интернет и кабельное телевидение, букмекерские услуги, MLM-компании (например, Avon, Faberlic, Mary Cay) и др.

Стоит отметить, что чем больше у платежной системы поставщиков услуг, тем сильнее размывается доля платежей, приходящихся на телекоммуникационные компании. В ТОО «Киберплат-Казахстан» подтверждают, что на операторов сотовой связи приходится 80–90% от общего объема платежей, но генеральный директор QIWI в Казахстане Владимир Ким озвучивает следующие цифры: «Если обратиться к консолидированным данным по QIWI plc, оказывается, что наибольшей популярностью среди потребителей пользуется оплата телекоммуникационных услуг — 39%. Далее следуют финансовые сервисы — 32%, электронная коммерция — 11%, денежные переводы — 9% и прочие услуги — 8,8%». У QIWI в Казахстане — более 500 поставщиков услуг. В компании считают, что это далеко не предел, и планируют продолжать расширять количество финансовых сервисов за счет подключения государственных услуг, увеличивая количество ЖКХ (особенно региональных), банков, систем денежных переводов, а также активно развивать подключение к системе благотворительных организаций.

Если говорить о крупных поставщиках услуг, которые еще не вышли на этот рынок, то представители платежных систем сходятся в том, что «платежи в бюджет (налоги и штрафы) — одно из самых интересных направлений, которое в перспективе может превысить поступление от операторов сотовой связи». «Касса 24», кстати, уже принимала к оплате налоги и штрафы, но сейчас, объясняют в компании, «есть проблемы со стороны поставщика». Коммерческий директор ТОО «Киберплат-Казахстан» Владислав Брагин отмечает и такой момент: «Крупные поставщики услуг в основном уже подключены к платежным системам, но обороты могут идти от того, от кого их и не ожидаешь — от различных интернет-компаний, интернет-магазинов. То есть от компаний, которые развиваются вместе с рынком интернет-платежей».

Деньги — на ящик

Платежные терминалы самообслуживания далеко не всегда являются собственностью платежной системы: так, у QIWI нет ни одного терминала в собственности, компания работает с агентами-владельцами терминалов, а у «Кассы 24», помимо дилерской сети, есть и собственная терминальная сеть. «Собственные терминалы — они наши, они никуда не денутся. Дилеры — сегодня они наши, завтра ушли к другой платежной системе»,— объясняет плюсы такого варианта Екатерина Якушенкова, менеджер по работе с провайдерами ТОО «Астана-Plat». Тем не менее большая часть терминалов в РК все-таки принадлежит частным владельцам, в роли которых выступают как крупные компании с сотнями терминалов, так и ИП — с одним-двумя. Заработок владельца терминала складывается из внутренней, или «нижней», комиссии — вознаграждение начисляется в процентах от общей суммы принятых платежей, и внешней («верхней») комиссии, которую назначает сам владелец терминала, она может быть назначена как в фиксированном (например, 50 тенге), так и в процентном выражении (например, 10%). По поводу «верхней» комиссии, правда, уместно напомнить, что есть категории провайдеров, размер комиссии по которым ограничен условиями договора — например, MLM-компании, ЖКХ, электронные деньги (кошельки), благотворительные фонды и т.д. Что касается «нижней» комиссии, то здесь сразу вспоминается прошлогоднее противостояние владельцев терминалов и Beeline после того, как последний снизил комиссионное вознаграждение за прием платежей от абонентов. Владельцы терминалов распространяли наклейки, призывающие абонентов переходить к другому сотовому оператору, и отключали тысячи терминалов от приема платежей в пользу Beeline. Впрочем, демарш продлился недолго — все же платежи в пользу этого оператора мобильной связи составляют немалую долю в общем объеме, и риск остаться не только без «нижней», но и без «верхней» комиссии (раз платежи не идут) примирил владельцев терминалов с условиями Beeline.

Бизнес, связанный с терминалами самообслуживания, не новый, но не теряет своей привлекательности. Желающих начать свое дело манит невысокий порог входа — вот, например, расчеты компании Cashmaster, занимающейся продажей терминалов (см. таблицу), как быстро начинающий бизнесмен окупит свой терминал и начнет зарабатывать. По этим расчетам, терминал полностью окупает вложения через 10 месяцев. Плюс у предпринимателя остается терминал с местом установки, который всегда можно продать дороже, чем новый (по словам участников рынка, если новый терминал стоит около 2 тыс. долларов, то терминал с «наработанным» местом продается уже за 4 тыс. долларов). Оборот терминала в хорошем месте составляет действительно около 1 млн тенге в месяц. В особенно удачных местах 1 млн тенге оборота может приходиться и на день, но это скорее исключение из правил.

Стоит отметить, что потенциал терминального бизнеса сильно зависит от того, где именно его собираются развивать. Например, тенденции для Алматы и Астаны таковы, что «в большинстве случаев сейчас платежные системы акцент делают именно на самих владельцев магазинов или на арендаторов помещения: предлагают терминалы как дополнительный бизнес и дополнительный сервис для покупателя»,— говорит Савердин Карабаев, коммерческий директор компании «Таулинк». Финансовый контролер компании «Уникум Казахстан» (владеющей обширной терминальной сетью) Дауд Мичураев так описывает положение дел на текущий момент в северной и южной столицах: «Ситуация такова, что все точки, которые приносят достаточно хороший доход, разобраны. На рынок выходят отдельные ИП, которые либо сами являются владельцами магазинов, а значит не платят аренду, либо, не зная правил игры, пытаются войти в этот рынок. Кончается все тем, что впоследствии они продают все таким крупным компаниям, как мы и «Мультикасса». В результате крупные сети расширяются за счет того, что выкупают терминалы у частников, которые хотели заработать, но потом поняли, что это не такой уж простой бизнес. Это и инкассация, и топливо, и зарплаты, и налоги…» При этом в регионах терминальный бизнес развивается значительно более бурными темпами, и как раз там предприниматели сейчас создают небольшие терминальные сети. В компании «Уникум Казахстан», которая занимается в том числе и продажей терминалов, констатируют, что 80% уходят в регионы. Особенно активен юг — Шымкент, Кызылорда.

Бизнес, связанный с терминалами самообслуживания, не новый, но не теряет своей привлекательности. Желающих начать свое дело манит невысокий порог входа

Оценивая маржинальность терминального бизнеса, участники рынка говорят, что она несколько снизилась по сравнению с теми показателями, что были несколько лет назад. С одной стороны, терминалов оплаты становится все больше, с другой — поставщиков услуг, имеющих договоры с платежными системами, тоже, и, казалось бы, одно могло бы компенсировать другое. Но существенное влияние на доходность оказывает еще один фактор: растущая стоимость аренды места под платежный терминал самообслуживания. Если в среднем аренда квадратного метра, необходимого под терминал самообслуживания, обходится в 15 тысяч тенге, то в проходных точках в торговых центрах она может доходить и до 100 тысяч тенге.

Запросы на подключение, получаемые платежными системами, не всегда связаны с новым бизнесом. Дилеры могут сменить платежную систему (если сочли, что новый партнер предлагает лучшие условия) — переподключить терминал довольно легко. Как признаются участники рынка, задача «перетащить дилера из-под конкурента» традиционно стоит перед менеджерами платежных систем.

Генеральный директор QIWI в Казахстане Владимир Ким резюмирует: «Терминальный рынок Казахстана находится в стадии зрелости, то есть сейчас он представлен достаточным для нормального функционирования количеством игроков. Поэтому сегодня мы говорим больше об укрупнении уже существующих игроков, которые хорошо знают этот бизнес, его принципы и нюансы».

Взгляд со стороны

Агентство РК по защите конкуренции, оценивая состояние казахстанского рынка платежей через терминалы самообслуживания, выделяет следующие проблемы: отсутствие нормативно-правовой основы, регламентирующей взаимоотношения участников рынка (поставщиков услуг, платежных систем, владельцев терминалов); случаи отказов поставщиков услуг в заключении прямых договоров отдельным платежным сервисам; возможные нарушения прав потребителей со стороны владельцев терминалов, в частности указание информации о размере комиссии мелким, практически нечитаемым шрифтом, а также установление более высокой комиссии, нежели предусмотренная договором с поставщиками услуг; неравный подход со стороны поставщиков услуг к платежным системам при установлении ежемесячного вознаграждения от общего оборота принятых платежей, а также размера комиссии с потребителя.

Возможным решением, по мнению АЗК, стало бы принятие закона «О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами». С подобной инициативой АЗК обратилось в АЗПП, МЭБП и Нацбанк. В законопроекте предлагается предусмотреть:

- обязательство платежного агента по указанию размера комиссии в денежном выражении (не в процентах), отражающем конкретную сумму, подлежащую взиманию, а также тем же шрифтом, что и основное содержание сообщения;

- механизм работы платежной системы, в котором комиссия за услуги приема платежей через платежные терминалы будет раскрываться до совершения платежа;

- механизм оплаты поставщиками услуг вознаграждения (внутренней комиссии) участникам рынка (платежным системам и владельцам терминалов) за предоставленные услуги;

- обязанность поставщиков услуг по предоставлению платежным системам/владельцам терминалов равных (недискриминационных) условий доступа к своим услугам и др.

В качестве оперативной меры АЗК считает целесообразным заключение меморандума, который бы регламентировал общественные отношения между участниками рынка приема платежей через платежные терминалы самообслуживания.

В свою очередь участники рынка отмечают, что некоторые из названных проблем не так уж актуальны. По словам Владимира Кима, «отношения между участниками рынка электронных платежей основываются на заключенных между ними договорах. Последние, в свою очередь, регламентируются соответствующей нормативно-правовой базой: законом 1998 года «О платежах и переводах денег», законом 1995 года «О банках и банковской деятельности в Республике Казахстан» и Гражданским кодексом. Так что принципиальных сложностей в деятельности нашей компании или во взаимоотношениях участников этого рынка не наблюдается». Другая часть проблем, на которые указывает АЗК, в какой-то мере регулируется рыночными отношениями. Например, когда речь идет об обязанности поставщиков услуг предоставлять платежным системам равные условия доступа к своим услугам, здесь стоит учесть, что компании подключаются к платежному сервису, когда хотят сделать свои услуги более доступными для потребителя, выйти в новые регионы, сократить издержки на создание и развитие собственных точек приема оплаты. Соответственно, им важен максимально широкий охват — как территориальный, так и по количеству предоставляемых возможностей. Уровень «верхней» комиссии, устанавливаемый владельцем терминала, также регулируется рынком: поставишь слишком высокую — народ не пойдет. Например, ТОО «Кар-Тел» не устанавливает к владельцам терминалов каких-либо ограничений по размеру комиссии с потребителя. Алексей Бендзь, директор по корпоративным коммуникациям Beeline, объясняет это просто: при существующем насыщении рынка люди не будут платить 100 тенге комиссии, пополняя баланс своего мобильного на 1000 тенге, если рядом стоит терминал, где комиссия при таком же платеже составит 20 тенге. А в регионах потребители в целях экономии и вовсе готовы сделать оплату не в ближайшем терминале, а прогуляться до того терминала самообслуживания, где предлагается нулевая комиссия.

Статьи по теме:
Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор