Затянули гордиев узел

Редакционная статья

Затянули гордиев узел

Если закон систематически нарушает треть населения той или иной страны, этот закон явно не адекватен реальности и требует отмены или пересмотра. Не может быть в обществе противозаконно то, что совершает столь значительная доля граждан. По идее, законы создаются парламентом, то есть представителями граждан, выражающими их интересы. Может ли быть принят закон, если треть парламентариев настроены категорически против его сути? Вряд ли. Но в реальности такие законы время от времени принимаются. Таковы причуды представительной демократии.

Взаимоотношения обладателей авторских прав и потребителей пиратского контента, которые сейчас пытается зарегулировать Казахстан, — это ария именно из такой оперы. Закон принимается на фоне того, что число потребителей пиратской продукции будет постоянно расти, поскольку на смену людям в возрасте, которые все еще предпочитают телевидение, где приобретение авторских прав оплачивает рекламодатель, приходит поколение, которое хочет самостоятельно выбирать, что ему смотреть, слушать и читать. Отсюда видно, что Казахстан принял как раз один из типичных невменяемых законов.

Собственно, чем все кончится в итоге? Да, по сути, ничем. Те, кто качал с помощью торрентов фильмы, музыку, книги и программное обеспечение, продолжат этим заниматься и дальше. Только теперь будут скачиваться торрент-файлы не с сайтов в доменном пространстве kz, а с сайтов в экстерриториальном пространстве com, et, org и пр. Внутриказахстанский трафик восстановится очень быстро, и Казахтелеком вряд ли станет пытаться как-то мешать обмену файлами между пользователями «Мегалайна». Потому что, во-первых, он тем самым срубил бы сук, на котором сидит. А во-вторых, технически это практически невыполнимая задача, в особенности учитывая объемы пиратского трафика, который составляет, как сейчас выяснилось, шесть седьмых от всего передаваемого нацоператором. К слову, многие основатели казахстанских трекеров, которые оказались теперь вне закона — выходцы из Казахтелекома. В свое время они своими ресурсами изо всех сил способствовали развитию Казнета.

Вообще-то некоторые из известных трекеров перебрались за границу уже давно, потому что в Казахстане на них разными способами оказывали давление конкуренты. И ничего — у переехавших за границу по-прежнему есть поклонники. Ведь они не хранят файлы сами по себе. Они просто предоставляют инфраструктуру для обмена ими, а потому сами находиться могут где угодно. Могут вообще быть вне любых юрисдикций — Google некоторое время назад заявлял, что строит корабли-датацентры, которые будут плавать в нейтральных водах. Можно ведь и на такой сервер перейти.

Законотворцам, как отечественным, так и иностранным, пора понять, что интернет — это джинн, выпущенный из бутылки. Он возник в недрах американского агентства DARPA. Задача, которая стояла перед разработчиками — создать для военных неуничтожимую сеть без центра, который можно было бы атаковать. Отсутствие центра означает и невозможность управлять в такой сети потоками данных. Даже всевластное в КНР правительство, прилагающее огромные усилия для того, чтобы контролировать свой сегмент Сети, на практике не способно полностью подчинить себе китайский интернет. Что уж тут говорить о Казахстане. Реально зарегулировать Сеть можно будет только тогда, когда входить в нее можно будет только по личному цифровому ключу, выданному правительством, а пересечение интернет-границ стран станет сопряжено с аналогичными процедурами реального мира. Но, согласитесь, это что-то из разряда антиутопий.

Обратите внимание на то, что сильнее всего на Западе за сохранение старого порядка вещей борются не авторы. Многие музыканты в своих интервью уже прямым текстом говорят, что времена поп-див и рок-звезд миллионеров ушли навсегда. Для этой генерации авторов распространение записей — лишь маркетинговый инструмент, а зарабатывают они, как артисты начала XX века, живыми выступлениями. Все вернулось на круги своя. Больше всего за статус-кво дерутся посредники: студии звукозаписи, издательства. Для них сейчас разрушаются привычные бизнес-модели, и они бьются в агонии, пытаясь обратить время вспять.

Казахстан повел себя как хороший мальчик, который принял хороший закон, чтобы понравиться дядям где-то на Западе. Дяди при этом даже плохо понимают, чем Казахстан отличается от Таджикистана и Афганистана. Но обязательно нас похвалят.

Что же на самом деле стоило сделать, если действовать по уму? Нужно понимать, что отношение к авторским и смежным правам менялось во времени. И вовсе не факт, что сложившиеся во второй половине XX века нормы — это идеал. Меняется мир — нужно менять и нормы. Республике следовало бы создать один огромный государственный торрент-трекер и ввести дополнительный сбор для телеком-операторов в размере, допустим, 1% от их оборота. Раз в год собранный фонд должен распределяться между авторами в зависимости от количества скачанных за год с государственного портала торрент-файлов, указывающих на контент того или иного правообладателя. Причем распределять средства нужно только между теми авторами, которые официально известили фонд о том, что они хотят участвовать в дележе. Такая схема просто администрируется и позволяет устранить противоречия, возникшие в XXI веке, которые в рамках правил игры века XX просто неразрешимы. Если бы мы приняли такой закон, на Западе сразу бы узнали, чем Казахстан отличается от других «станов». А потом и позаимствовали нашу практику.

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?