Вопрос национальной безопасности

Кредитные рейтинги для страны важнее, чем позиция в рейтинге Doing Business

Вопрос национальной безопасности

В середине июня международное рейтинговое агентство Standard & Poor’s понизило прогноз по суверенному рейтингу Казахстана со «стабильного» на «негативный»; основная причина — замедление экономики. Рейтинг остался тем же: ВВВ+, и это один из наиболее высоких уровней среди стран СНГ. Однако пересмотр прогноза в сторону понижения — тревожный звонок для инвесторов, сигнализирующий о том, что кредитные риски страны вырастут. Для самой республики это неприятная новость, означающая удорожание для нее финансовых ресурсов. Казахстан пока что не впал в долговой раж, поэтому само государство, будем надеяться, напрямую не пострадает от увеличения стоимости займов; в большей степени это отразится на квазигосударственных компаниях, которые расширяют свое присутствие на мировом долговом рынке. После понижения суверенного прогноза могут быть пересмотрены рейтинги компаний и банков, что станет плохой новостью для инвесторов. По мнению Екатерины Трофимовой, в наше время рейтинг, оказывая прямое влияние на финансовые параметры сделок, определяет конкурентоспособность экономики на мировом рынке капитала. Мы встретились с г-жой Трофимовой во время ее короткого визита в Алматы и поговорили о сфере ее профессиональных интересов в настоящее время. Даже расставшись с международным рейтинговым агентством Standard & Poor’s, где она работала с 2000 года финансовым аналитиком, директором и главой группы рейтингов финансовых институтов России и стран СНГ, она не расстается с темой рейтингования.

— Екатерина, мы с вами встречались, когда вы представляли в Казахстане Standard & Poor’s. Но вот уже почти три года вы работаете в Газпромбанке. Что привело в нашу страну второго человека в руководстве одного из крупнейших российских банков, не имеющих у нас «дочек»?

— Я нахожусь с визитом в Алматы в рамках нашей работы по рейтинговому консультированию казахстанских клиентов. Одной из сфер моей ответственности в Газпромбанке на уровне правления является курирование центра рейтингового консультирования, который за последние два-три года стал крупнейшим рейтинговым консультантом в СНГ и активно работает в частности в Казахстане. По сути, мы помогаем клиентам — компаниям и банкам — работать с рейтинговыми агентствами. Наш портфель клиентов в Казахстане достаточно быстро растет, и мы видим очевидные результаты нашего партнерства; в качестве примера могу привести недавние положительные рейтинговые действия агентств по нашим клиентам — компании Казахтелеком и АзияКредит Банку.

Имея большой опыт работы в рейтинговом агентстве, я видела потребность в консультационной помощи для рейтингующихся компаний и банков. В Газпромбанке мне удалось реализовать этот проект, и он пользуется все большим спросом. Мы не единственные, кто предоставляет такую услугу, но мы единственные, кто имеет в составе команды бывших аналитиков всех трех международных рейтинговых агентств с опытом работы в различных отраслях и со специализацией на СНГ. Наш центр работает с банками, государственным сектором, а также с компаниями, представляющими различные сектора экономики: это и добыча полезных ископаемых, и энергетика, и металлургия, и телекоммуникации, и торговля — список огромный и постоянно расширяется.

— Всем этим компаниям, как я поняла, нужна консультационная помощь при получении рейтингов?

— У нас есть два основных типа клиентов: те, кто привлекает нас к работе по получению рейтинга, и те, кто привлекает для поддержания рейтинга, пытаясь оптимизировать этот процесс. Работа рейтингового консультанта сродни адвокатской работе, и, соответственно, наше глубокое знание процессов, методологии помогает клиенту лучше ориентироваться в требованиях агентства, лучше подготовиться к рейтинговому процессу, в результате повышается эффективность самой рейтинговой оценки. Дело в том, что рейтинговые агентства не могут заниматься консультационной работой, и они, дорожа своей репутацией, не могут допустить даже намека на совет или рекомендацию.

— Как я понимаю, рейтинг необходим, когда компания планирует выйти на рынок заимствования, на рынок капитала. В Казахстане, что всем известно, количество эмитентов не только не растет, но и уменьшается. Как это соотнести с тем фактом, что круг ваших клиентов постоянно расширяется?

— Действительно, несколько лет назад рейтинги были необходимы только тем компаниям и банкам, которые или уже имели торгуемые ценные бумаги, либо планировали их выпуск. Но в последнее время сфера использования рейтингов серьезно расширилась, несмотря на всю критику рейтинговых агентств. Рейтинги стали активно использовать как на уровне регулирующих органов, отдельных бирж, так и на уровне отдельных компаний при принятии решения о работе с теми или иными контрагентами даже на развивающихся рынках. Рейтинги уже превратились из некоего элемента роскоши и престижа в необходимый для нормального функционирования инструмент. Поэтому мы видим увеличение и числа рейтингуемых организаций, и общего количества рейтингов, что стимулирует спрос на наши услуги. Мне, как человеку, долго проработавшему в рейтинговом агентстве, очень приятно видеть, что данная работа приносит реальные плоды как с точки зрения улучшения качества самих оценок, так и с точки зрения понимания рейтингового процесса компаниями и банками, общего уровня образования в этом вопросе, а также развития и зрелости финансовой отрасли. Но, к сожалению, мы работаем только с отдельными компаниями и банками, что не всегда дает возможность полностью реализовать потенциал улучшения рейтингов в целом по рынку.

Средняя температура по отрасли

— А это нужно?

— В последнее время рейтинговые агентства на фоне критики серьезно пересматривали свои методологии, и их подходы несколько изменились. Сейчас при оценке многих компаний и банков рейтинговые агентства ориентируются на средний уровень риска в том или ином секторе экономики, определяют так называемый медианный рейтинг, который зависит от их представления о среднем уровне риска в секторе. Каждый индивидуальный рейтинг отсчитывается от этой медианы по различным показателям. При выставлении рейтингов на отдельные компании или банки и определяется это отклонение от медианы. Отдельные компании или банки имеют очень ограниченную возможность повлиять на переоценку самой медианы. Системной работы по возможному изменению медианы фактически не ведется; в то же время и Казахстан, и Россия, как и многие другие страны, прилагают огромные усилия для улучшения своей позиции в так называемом рейтинге Doing Business, хотя это скорее имиджевый проект, нежели инструмент, непосредственно влияющий на стоимость заимствования или на какие-либо финансовые параметры работы. Именно кредитные рейтинги имеют прямое влияние на финансовые параметры работы, а значит, на конкурентоспособность отдельных компаний и стран. Мы с сожалением наблюдаем, как абсолютное большинство стран делает многое для поддержания суверенного рейтинга, а отдельные компании и банки — для своих рейтингов, но над медианными рейтингами не работает никто.

Рейтинговые агентства играют системообразующую роль, значимость каждого сказанного ими слова играет критическую роль для отдельных компаний и для динамики рынка в целом

— Может быть, это происходит потому, что банки и компании, работающие в одной отрасли, являются конкурентами, поэтому больше озабочены своими рейтингами, а не повышением отраслевой оценки. Как совместить интересы и отдельной компании, и сектора?

— Этой работой должны заниматься или профильные ассоциации, или регуляторы отраслей, что могло бы иметь общий позитивный эффект на рейтинги в экономике и в конечном счете на суверенный рейтинг. К сожалению, такая работа не проводится. Я вижу причину в том, что, во-первых, это относительно новые веяния в рейтинговой методологии, которые не все понимают; во-вторых, пока межкорпоративные взаимодействия и координация в отдельных отраслях очень несистемны. На уровне отдельной компании или банка эту задачу не решить, это задача государственного уровня. С профессиональной точки зрения, как консультанты, мы понимаем, что можно было бы сделать больше для повышения уровня рейтингов, но мы никак не можем повлиять на этот процесс.

— Нет спроса на такое консультирование?

— Системная работа по повышению уровня медианных рейтингов не ведется ни в одной стране мира, по крайней мере из развивающихся. Но это тот путь, который позволит привести к более ощутимым позитивным результатам. Если говорить о тенденции рейтингов в Казахстане, то мы видим достаточно пеструю картину: в целом ситуация относительно стабильная, но по отдельным компаниям и банкам мы видим разные прогнозы — от позитивных до негативных. Это отражает текущую ситуацию в экономике: она до сих пор переживает стадию перестройки. Мы слышим традиционные комментарии от агентств: высокий уровень концентрации, молодой и быстрорастущий бизнес, что сопряжено с рисками, а также все еще непреодоленные последствия кризиса.

Рейтинги уже превратились из некоего элемента роскоши и престижа в необходимый для нормального функционирования инструмент

— Правильно ли я поняла, что у каждой отрасли — своя медиана, а все вместе они формируют страновой медианный рейтинг?

— Нет, у государства есть свой собственный суверенный рейтинг. Существует множество заблуждений по поводу суверенного рейтинга; в частности считается, что он является определяющим для всех остальных рейтингов. На самом деле это не более чем собственная оценка кредитоспособности правительства, которая, в свою очередь, зависит от качества экономики, но не является непосредственным и основным индикатором качества самой экономики. Во многих странах мы видим, что уровень суверенной оценки достаточно высокий, а уровень рейтингов в том или ином секторе экономики — низкий. Такая ситуация складывается, например, в банковской системе Казахстана: разрыв между средним рейтингом банковской системы и суверенным рейтингом огромный. Мне представляется очень важным осознание этой проблемы, а также структурирование и улучшение работы в этом направлении. Но для этого необходимо лучше понимать, чем является рейтинг, как с ним работать.

— Вы говорите, что суверенный рейтинг — не показатель качества экономики и что он не влияет на уровень рейтингов отдельных компаний; тем не менее у организации не может быть рейтинга выше странового уровня.

— Это не совсем верно. Методологии агентств допускают возможность рейтингования отдельных компаний выше суверенного уровня, но критерии при этом очень жесткие и редко реализуются на практике. В мире есть такие прецеденты, но их очень мало. Вы правы в том, что по факту абсолютное большинство рейтингов либо ниже суверенного, либо на его уровне. Логика такова: если происходит дефолт по обязательствам государства, это провоцирует каскадный эффект, то есть происходит дефолт других эмитентов. Также учитывается такая возможная ситуация: если государство находится в тяжелом финансовом положении, оно может начать изымать деньги из экономики, увеличивая вероятность дефолта компаний и банков в стране. И все же, повторю, случаи рейтингования выше суверенного уровня есть, они допускаются методологией.

Кто заказывает оценки?

— В начале нашей беседы вы сказали такую фразу: «несмотря на все нарекания в адрес рейтинговых агентств». Когда разразился финансовый кризис, мировые агентства действительно подверглись критике за то, что его «прозевали», а во время европейского долгового кризиса также и за, как многие считали, необъективные оценки и выполнение «американского заказа». Евросоюз даже заявлял о своем желании создать собственное рейтинговое агентство. Насколько РА свободны в своей деятельности, подчиняются ли они какому-либо регулирующему органу?

— Да, регулирование есть в Европейском союзе, в США, в некоторых других странах; в меньшей степени — на Ближнем Востоке. Но что касается России и Казахстана, уровень регулирования деятельности рейтинговых агентств в этих странах мне представляется недостаточным, если не сказать, что оно отсутствует вообще. Определенная форма контроля все же необходима хотя бы для обеспечения сохранности конфиденциальной информации, обеспечения качества анализа. Как рейтинговые консультанты, мы видим, что потребность в этом у клиентов есть, но фактически качество работы РА в этих странах никто не контролирует. Я думаю, что процесс рейтингования входит в сферу защиты национальных интересов. Я имею в виду не лоббирование определенного уровня рейтингов, а обеспечение добросовестности выполнения работы. Рейтинговые агентства играют системообразующую роль, значимость каждого сказанного ими слова играет критическую роль для отдельных компаний и для динамики рынка в целом. Мне представляется, что государство должно контролировать, насколько добросовестно работают рейтинговые агентства, но не влиять на их оценки. Эта задача нереализуема на уровне отдельных компаний. В СНГ сложилась такая ситуация, что надзор и контроль рейтинговых агентств фактически делегированы западным регуляторам. Учитывая, что развивающиеся рынки все еще не являются доминирующими в мировой экономике, а западные регуляторы защищают интересы своих компаний, у меня есть серьезные сомнения в том, что они внимательно относятся к работе РА за пределами «домашних» рынков.

— Тут можно возразить: если у рейтинговых агентств, работающих в Казахстане, появится регулятор, например на уровне Нацбанка, смогут ли они быть независимыми в своих оценках, не появятся ли заказные рейтинги?

— Все будет зависеть от качества регулирования. Российский Центробанк сейчас серьезно задумывается над этим и даже ведет определенную работу. Конечно, категорически нельзя допускать, чтобы на процесс оказывалось политическое давление. Если международные рейтинговые агентства почувствуют такое давление, они просто откажутся работать в этой стране, что не в интересах развивающихся рынков. Рейтинговые оценки, рейтинговый бизнес основаны на доверии инвестиционного сообщества. Определенный контроль, который будет выступать гарантом качества процедур и процессов, для агентств также должен способствовать укреплению этого доверия, потому что очень много спекуляций, критики в адрес агентств — подчеркну, зачастую безосновательных, связанных с непониманием того, что такое рейтинги, как строится работа РА. Система регулирования необходима, к этому пришли западные страны, и я не вижу причин, почему крупнейшие развивающиеся рынки СНГ — Казахстан и Россия — не должны следовать тем же путем. Это, конечно, потребует кадрового усиления, нужно будет разработать нормативы, определить ответственный орган. В России, например, этот функционал закрепили за Центральным банком, который теперь сосредоточил в себе функции мегарегулятора. Рейтингование — достаточно узкий сектор деятельности, так что не нужно будет огромных дополнительных затрат, но в итоге ответственность рейтинговых агентств повысится. Когда я говорю о регулировании, я имею в виду не только национальные, но и международные агентства.

— А они допустят контроль и надзор со стороны местного регулятора?

— В принципе, РА относятся конструктивно к регулированию, если оно не носит неприемлемых для них форм, которые могут повлиять на саму оценку. Это общая тенденция, и рейтинговые агентства проходили это в различных странах. Я считаю, что не должно быть выборочного подхода, когда национальные агентства регулируются, а международные — не регулируются, что создавало бы неравноправное поле для конкуренции. Представление о рейтинговой деятельности как об анархическом процессе, регулируемом где-то на Западе, совершенно неприемлемо, это не соответствует духу времени и той роли, которую играют рейтинговые агентства, прежде всего международные.

— Коротко говоря, рейтинг — это цена доступа к мировому рынку капитала.

— Дополню: рейтинг — это реальный параметр, имеющий более конкретные и прямые последствия для работы на финансовых рынках, чем пресловутый Doing Business, хотя с этим рейтингом работают целые ведомства, и методологии прописаны, и к этому рейтингу даже привязаны KPI чиновников во многих странах. Конечно, работа по улучшению рейтинга Doing Business — это важный процесс, но кредитные рейтинги — вещь более прагматичная, по сути, определяющая конкурентоспособность страны в борьбе за ресурсы на мировом рынке. Чем ниже у компании рейтинг, тем меньше у нее шансов не только привлечь дополнительное финансирование по приемлемой цене, но даже заполучить хорошего делового партнера, потому что рейтинги сейчас используются в очень широком контексте. Но пока что существует такое отношение к получению рейтинга: каждый сам за себя, хотя всеобщая работа над повышением отраслевых оценок рисков агентствами могла бы принести более ощутимые плоды.

Статьи по теме:
Казахстан

От практики к теории

Состоялась презентация книги «Общая теория управления», первого отечественного опыта построения теории менеджмента

Тема недели

Из огня да в колею

Итоги и ключевые тренды 1991–2016‑го, которые будут влиять на Казахстан в 2017–2041‑м

Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности