Не только товар

Чтобы казахские фильмы дошли до зрителя, они должны стать не только дешевыми и качественными, но и интересными соотечественникам

Над «проклятыми» вопросами о казахстанского кино размышляют исполнительный судьбах директор киноцентра «Арман» Бауржан Шукенов, модератор заседания КИПРа Ерлан Смайлов и и режиссер Тимур Касымжанов
Над «проклятыми» вопросами о казахстанского кино размышляют исполнительный судьбах директор киноцентра «Арман» Бауржан Шукенов, модератор заседания КИПРа Ерлан Смайлов и и режиссер Тимур Касымжанов

В начале февраля в клубе Института политических решений прошло очередное заседание, посвященное проблемам отечественной киноиндустрии. В этот раз под лозунгом «Казахстанское кино. Прокат не прокатит?» обсуждались вопросы отечественного кинопроката, а именно что мешает казахстанским картинам найти своего зрителя. Очевидно, что главная проблема — это качество отечественных картин. И речь здесь идет не столько о внешних дорогостоящих атрибутах — кинозвездах, крупнобюджетных съемках, цифровом формате и спецэффектах, а о содержании фильма — идеях и умении воплотить их на экране. И, конечно, зритель должен увидеть то, чего он не может встретить ни в голливудских, ни в других зарубежных фильмах — самого себя, свою жизнь с ее спецификой и проблемами. На заседании была высказана мысль, что конкурентоспособной казахская кинопродукция может стать в регионах. Бауржан Шукенов, исполнительный директор киноцентра «Арман», упомянул прозванные им «самодеятельными» региональные студии и режиссеров. В их «демоматериале» (такое определение он дал этой кинопродукции) он увидел национальный подход к съемкам. Во-вторых, г-н Шукенов предложил рассмотреть проблему проката шире, а точнее, обратить внимание не только на кинотеатры, а еще  на телевидение и интернет, а также DVD. В целом же обсуждение проблем развивалось обычным для нашего общества образом. Каждый пытался перевести стрелки или, напротив, натянуть одеяло на себя. Защита личных интересов — нормальная ситуация. Но дальше дело за главным — уметь договориться и перейти к практическим рекомендациям. Тут, как обычно, возникли сложности. Остается констатировать, что самой главной проблемой остается разобщенность — отношения между создателями, прокатчиками, дистрибьюторами, пиарщиками и прочими участниками бизнес-процесса пока не сложились. Режиссеры не понимают пиарщиков и продюсеров, а те, в свою очередь, режиссеров. Нет института дистрибуции казахского кино. А самое главное — никто так и не исследовал зрительскую аудиторию, которая уже худо-бедно, но все-таки смотрит отечественные фильмы.

Повысить качество

Вначале с докладом выступил казахстанский режиссер Тимур Касымжанов. Он считает, что причиной минимального присутствия казахстанских картин в прокате является экономический кризис, ударивший не только по съемочным бюджетам, но и по зрительской активности — люди стали меньше ходить в кино, даже на раскрученные зарубежные блокбастеры, не говоря уже об отечественных лентах. Второй причиной он назвал потерю доверия к казахстанскому кинематографу — «вышло много картин, сработавших не в пользу позитивного имиджа». Хотя было ли что терять, испытывал ли массовый зритель доверие к казахскому кино до этого? Третьей причиной неуспеха г-н Касымжанов определил высокую себестоимость отечественного кинопроизводства. Четвертой — отсутствие у казахстанского кинематографа собственной стилистики. Режиссер считает, что уже с пятой минуты можно понять, кто снял фильм — французы, японцы или американцы. Наши же ленты трудно идентифицировать как казахские. Таким образом, непопулярность казахских картин в кинопрокате объясняется их низким качеством и непрофессионализмом. В-пятых, на сборы проката влияет малое количество и низкая плотность населения в Казахстане. Страна с населением меньше 50 млн никогда не сможет окупить свои собственные фильмы, уверен Тимур. «Прокатчику экономически невыгодно брать в прокат неконкурентоспособный фильм. Фильм — это товар, который надо продать. И его купят в том случае, если он будет качественный и дешевый», — сообщил он.

Понизить себестоимость

По расчетам Касымжанова, производство фильма «под ключ» (т.е. с фильмокопией и ротацией) в Казахстане обходится в среднем в 500 тысяч долларов. Поэтому, чтобы окупить его, надо собрать миллион долларов. Причем половину суммы заберет прокатчик. И это окупаемый проект, а не прибыльный. По подсчетам режиссера, прибыли в размере 15% от затраченных средств для продюсера будет достаточно, чтобы считать картину успешной (это 75 тысяч долларов). Самым кассовым фильмом Казахстана стал «Ликвидатор», собравший в прокате 180 миллионов. Это потолок для казахстанского фильма. Чтобы кино было конкурентоспособным, продюсер должен нести риски, быть финансово и административно ответственным лицом, понимающим, что если его фильм провалится, то он будет отвечать за это лично. Для сравнения: голливудская сага «Сумерки. Рассвет» собрала в казахстанском прокате 270 миллионов тенге. Видимо, это максимальное количество зрителей в Казахстане, предполагает Тимур. «Если средний казахстанский фильм может собрать в кассу 100 миллионов тенге, — допускает он, — тогда стоимость картины под ключ должна составлять не более 50 млн тенге, т.е. 340 тыс. долларов. На проекте “Супербаха” мы убедились, что кино можно снять за эти деньги и даже дешевле. На маленьких проектах можно собрать ту же прибыль, что и на больших. Поэтому маленькие — выгоднее». На взгляд Тимура Касымжанова, чтобы решить проблемы отечественного кинопроката, прежде всего нужно удешевить себестоимость производства. Второе, что надо предпринять, — повысить количество и качество выпускаемых картин.

Узбекское чудо

Далее спикер рассказал об успешном примере кинопроката наших соседей узбеков. Но сказал он об этом кратко и не очень уверенно. Хотя в программе заседания его доклад был обозначен как «Узбекский Голливуд». После нескольких фраз о достижениях узбекского кино докладчик сообщил, что утверждать с точностью этого не может, так как сам в Ташкенте не был, и добавил, что увиденные им картины были низкого качества. В самом деле, разговоры о бешеном успехе узбекского кино возникают время от времени. Но скорее это идеологический миф, чем факт, подтвержденный статистикой. Так, на пятой «Евразии» узбекское кино шло отдельной программой. Уже тогда приехавшие узбекские режиссеры заявляли, что его смотрят 90% кинозрителей страны. Правда, сказать, сколько это будет в числовом выражении, узбекские кинопроизводители затруднились. (см. «В поисках идентичности: этническое или национальное кино?», «ЭК» № 37 за 2008 г.). Также узбекские продюсеры не смогли уточнить количество зрителей, посмотревших их картины на родине. Разговоры о продуманном маркетинге, коммерции и конкуренции на рынке, не подкрепленные цифрой бюджета и прокатными сборами, носят неопределенный характер. А цифра 90% без статистических данных имеет скорее идеологическое значение, нежели отражает объективную ситуацию.

В качестве практической рекомендации казахстанский режиссер посоветовал своим коллегам учиться снимать дешевое кино и привел в пример недавнюю казахстанскую премьеру «Тамагочи» в интернете на You Tube и Your Vision. «Появилось направление веб-синема — кино для интернета за маленькие деньги. Со временем увеличение количества продюсеров, режиссеров, а также операторов и других кинодеятелей будет способствовать повышению конкуренции и снижению стоимости кинопроизводства. Возможно, в таких условиях у казахстанского кинематографа и появится будущее», — заключил режиссер.

Магическая цифра

Далее слово взял Бауржан Шукенов, определивший основной тренд, который придется преодолевать казахстанскому кино по пути к экрану, — конкуренция с крупными цифровыми 3D-проектами. «Наши фильмы тоже хотят встать в цифровых залах, так как печатать пленку дорого, но их трудно поставить в кинотеатры, потому что в них катастрофически мало залов», — сетует г-н Шукенов. Сеть по стране представлена 200 кинозалами, и только 71 из них — цифровые. Переход с пленки на цифру — основная проблема казахстанского кинопроката сегодня. В России эту проблему почти решили — там две тысячи залов и половина из них уже переведена на цифру. Для кинотеатров, не входящих в сеть, осуществить переход к цифровому показу будет сложнее. Киносети — плательщики больших процентов банкам, чтобы построить залы, были заняты большие деньги. Сейчас ведутся переговоры о снижении процентной ставки.

А потребитель кто?

Вторая проблема — расширение сети и вхождение бизнеса кинопроката в населенные пункты с количеством менее 50 тысяч человек. Сто залов можно было построить впрок в областных центрах. Сеть должна расширяться в малые города и районные центры. Это важно не только с точки зрения бизнеса, но и с социальной стороны. Такие города, как Жанаозен, Каратау, Актау, нуждаются в кинотеатрах. Именно в этих регионах, по мнению Бауржана, наше казахстанское кино могло бы стать конкурентоспособным. «Самостийные региональные режиссеры — бездонный кладезь идей. Меня поражает эффект, когда режиссер без профессиональной подготовки приносит на DVD свой фильм, мы в качестве эксперимента ставим его в прокат, и зрители на него идут. Получается, что мы не знаем нашего зрителя. Высоколобые критики скажут, что это не кино. Но кинотеатр может на нем заработать, поэтому его нельзя выпускать из поля зрения», — утверждает он. Бауржан также уверен и в том, что Казахстан может пойти и по пути большого кино: «В стране есть большая киностудия “Казахфильм”, готовая освоить большие бюджеты. Есть продюсерские компании, способные снять среднебюджетное кино на интересные темы. Но на уровне постпродакшена им нужна помощь».

Без дистрибуции

Серьезной проблемой для казахстанского кинопроката, по мнению Бауржана Шукенова, является отсутствие дистрибуции. Это самый серьезный институт, от которого зависит существование нашего кино — это возможность продавать его. «Дистрибьютор — человек, который может купить проект на стадии сценария, снять его, организовать прокат в кинотеатрах и получить прибыль. Он, рискуя деньгами, входит в проекты. Это человек, который выдвигает свои требования и имеет свое видение кинематографа. В этом смысле дистрибьюторов у нас нет», — констатирует прокатчик. По его мнению, прокатчики не могут стать такими дистрибьюторами, они заняты другими крупными проблемами — строительством и окупаемостью залов. С ролью такого дистрибьютора, как считает Бауржан, мог бы справиться «Казахфильм». «Снимается масса кино, не доходящая до экрана — когда есть идея, но исполнение не годится, или есть профессиональные актеры и режиссер, но нет постпродакшена. Прежде чем выпустить кино на экран, надо напечатать его копии», — уточнил он. Подчеркнув, что окупаемость картин — сложный вопрос, Бауржан Шукенов рекомендовал не зацикливаться исключительно на кинопрокате.

Интернет, TV и DVD

«Продажи такого продукта, как кино, не должны заканчиваться кинотеатром, дальше выпускается DVD, есть еще интернет и телевидение. Уже давно в мире кино окупается не только в кинотеатрах, но у нас эта система не развита и в сознании этот факт не откладывается. Может быть, поэтому наши телеканалы предлагают такие низкие цены. Реклама казахстанского кино на ТВ стоит в разы дороже, чем оно готово заплатить за его демонстрацию в эфире. Это неправильно, и это надо пересматривать. Когда в сознании продюсера и дистрибьютора сложится система продажи кино, начиная с кинотеатра и заканчивая интернетом и телевидением, тогда горизонт окупаемости станет более широким»,  — уверен он. Но пока все эти ступени нашими продюсерами не освоены и они не знают ни сложившихся там цен, ни отношений между субъектами, потребляющими киноконтент. Далее г-н Шукенов предложил отечественным каналам не только рекламировать и покупать отечественные ленты, но вкладываться в их производство. В качестве примера он привел «1-й канал», который, финансируя крупные кинопроекты, помог российскому кино стать конкурентоспособным. Этот вопрос он посоветовал обсудить на государственном уровне. В конце выступления спикер рекомендовал изучать своего зрителя — кто он такой и каковы его пристрастия. Еще Бауржан Шукенов надеется дожить до тех дней, когда у нас появятся кинокомпании полного цикла, которые будут находить сценарии, снимать кино, делать постпродакшен, продвигать его по своим же сетям и осуществлять дальнейшую продажу, тогда сегодняшние проблемы будут решены. Но пока 90% наших фильмов снимается на государственные деньги и без господдержки нашему кино не выжить, уверен он.

Плюс сто кинотеатров

По этой причине необходимо принятие закона о господдержке кино. «В России в 1996 году он был принят, и постепенно кино там стало конкурентоспособным. Это вопрос номер один — отсюда выходят налоговые преференции и дорожная карта. Надо налаживать электронную отчетность по продажам билетов. Нельзя, чтобы продюсер не мог подсчитать количество проданных на его картину билетов. Можно было бы включить в программу “Сто школ и сто больниц” еще и сто кинотеатров», — предложил кинопрокатчик.

Такой же точки зрения придерживается начальник «Киновидеообслуживания» управления культуры Алматы Владимир Долгов, который тоже уверен, что в решении вопроса проката отечественных фильмов нельзя обойтись без поддержки государства. Он посетовал, что сеть кинотеатров «Отау синема» стала банкротом, а народные кинотеатры, построенные еще в советское время, «Искра», «Целинный», «Алатау», «Байконур», теперь в залоге и выставлены на продажу: «Мы можем потерять эти кинотеатры, их помещения могут превратиться в ресторан и что-то еще. В советское время в Алматы функционировало 20 кинотеатров, сегодня мы только приблизились к этому уровню за счет частных инвесторов».

[inc pk='1250' service='media']

Дублировать нельзя прокатывать

Другая важная тема была поднята журналистом Тулегеном Байтукеновым, поинтересовавшимся, как выполняется вступившая в действие с января этого года поправка в закон «О культуре» об осуществлении кинопроката на государственном языке. По его мнению, пока прокатчики и государство заняли выжидательную позицию. Как рассказал Бауржан Шукенов, прописать звуковые треки к фильму стоит под миллион тенге: «Не каждая компания это может сделать. Даже если у нас на диске будет записан дубляж на казахском языке, технически на экран мы его вытащить не сможем». По его мнению, проблема не только в технической и финансовой, но и юридической стороне вопроса: «Мы — агенты компании Warner Brothers, которая заключает контракт на территорию, в нашем случае по СНГ. Правообладателем кинопроката на этой территории является российская кинокомпания “Каропремьер”. Существует контракт, в котором предусмотрен русский язык перевода и дублирования фильмов. Если в стране принят закон о кинопрокате на государственном языке, нужно заключить прямой контракт. Для Warner Brothers открыть офис в Казахстане нереально — слишком маленькая и незнакомая территория. В конце февраля приезжает их вице-президент, который познакомится со студией на месте. Но студия должна быть сертифицирована их специалистами. Они готовы согласиться на нашу запись треков голосов на казахском языке, но для выпуска на экран оптическую фонограмму нужно изготовить в их лабораториях. Это стоит больших денег, у нас их нет. А они вкладываться в это пока не могут», — пояснил ситуацию прокатчик. По его словам, с независимым кино таких проблем не возникает. «Мы выкупаем права на фильм, и нам отдают все исходники. Так, например, мы впервые выкупили французский фильм, сами будем его дублировать на казахский и русский языки и выпускать в прокат. Мы можем сделать закадровый перевод». В целом расширение зрительской аудитории выгодно — возрастет процент посещаемости, казахскоязычная публика — дополнительный контингент, уточнил он позицию прокатчиков.

Ни постера, ни трейлера

Далее слово взяли коллеги-журналисты, работающие в интернете и предоставляющие услуги по продвижению и рекламе отечественной продукции. Они высказали недовольство тем, что трудно достать материалы по выпускаемым отечественным фильмам, чтобы разместить их в интернете. Звонишь на студию — рекламные материалы не предоставляют, придешь в кассы кинотеатров — нет ни трейлеров, ни постеров, посетовал Карим Кадырбаев из Kino24.kz. Возмутительное пренебрежение к продвижению отечественных фильмов фиксировал Мади Мамбетов (Screen Art Media). Даже такой фильм, как «Коктейль для звезды», вышел в прокат с одним постером, негодовал он. Мади обвинил режиссера Ерлана Сетимова в том, что он в своих высказываниях в социальных сетях поставил под сомнение необходимость рекламы для продвижения фильма. Журналист заверил, что представляет команду специалистов, которых нельзя игнорировать. Ерлан Сетимов опроверг обвинения и заявил, что такого не говорил. Далее зазвучали замечания, что диалог по продвижению и продажам кино не сложился и что реклама на телевидении очень дорогая, цены на нее не пропорциональны выручке от проката. Поэтому самой выгодной остается реклама в кинотеатре у кассы — листовки и билборды.

Чтобы подвести итог статьи, хочется вспомнить слова раньше часто приезжавшего в Казахстан знаменитого французского сценариста и продюсера Жана-Клода Карьера, сказанные им на «круглом столе» второй «Евразии». «Есть две противоположные концепции кино: одна возникла в XVII веке, когда английская королева Анна выпустила эдикт о копирайте. Он давал право получать деньги с каждой копии издателю, а не автору. Владельцем книги становился не тот, кто ее написал, а тот, кто напечатал. Сегодня в США происходит то же самое: владелец картины — продюсер, а не режиссер. Другая традиция была заложена во Франции Бомарше и Гюго. Согласно ей автор и есть собственник. Обе концепции имеют право на существование в современном кино. Для одной кино — коммерческий продукт, для другой — творческий акт. У этого спора нет конца. Как свести в одной картине два полюса? Когда в Казахстане запускается проект, нужно решить, какую сторону вы принимаете. Если вы решили, что будете делать коммерческий продукт, то надо обратиться к опыту побеждающей американской киноиндустрии. Но если вы решаете, что будете делать кино как художники, то должны обратиться ко второй. Соревноваться с монополистом США — занятие безнадежное. Национальные кинематографии, получившие признание во всем мире, выбрали второй способ — путь через кинофестиваль. Это Иран, Китай, Корея, Тайвань», — сказал г-н Карьер.

Приходится констатировать, что у нас до сих пор между бизнесменами и деятелями культуры пролегает непроходимая граница. Простой бизнесмен не станет тем богом из машины, который кардинально изменит положение казахского кино. Кинематограф не может перейти на качественно новый уровень, если при его создании будут думать только о прибыли и оно будет ориентировано на некий упрощенный образ среднего потребителя или западного любителя экзотики. Как правильно отметил г-н Карьер, должны развиваться авторский кинематограф и культура продюсирования. А для этого необходима совокупность культурных, экономических и социальных факторов. В продюсере должен соединиться бизнесмен и интеллектуал.  

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики