Скорая помощь

Редакционная статья

Скорая помощь

Казахстан попал в «ножницы». Ему нужно обеспечивать подрастающий так или иначе бюджет, а доходы тех же металлургов из-за не лучшей конъюнктуры рынка падают. Если не отреагировать на это снижением налогов, металлургические компании начнут сокращения персонала, что вызовет недовольство населения. У нефтяников своя беда: месторождения исчерпываются, нужно применять все более дорогие технологии для того, чтобы поддерживать уровень добычи. Так что и они стремятся выторговать себе снижение налоговой нагрузки. То есть и налоги надо уменьшать для сырьевиков, и бюджет как-то наполнять. Задача, разрешимая только с помощью трансфертов из Нацфонда.

«Казахмыс» на этом фоне заявил о том, что его старые и истощенные активы будут выведены в отдельную компанию, причем отчетность этой компании не станет использоваться при консолидации. Сразу же начались разговоры о том, что «Казахмыс», возможно, постарается избавиться от Жезказгана, который через пару лет благополучно приобретет «Самрук-Казына» за бесценок. С точки зрения акционера корпорации такое поведение, наверное, можно назвать правильным. «Казахмыс» на новых месторождениях станет использовать такие технологии добычи, при использовании которых много людей не нужно. Это будет означать большую гибкость, меньше социальных обязательств и контактов с властями по этому поводу. Но с точки зрения властей тут, конечно, радоваться особо нечему. При этом стоит напомнить, что для Жезказганской группы месторождений в СССР существовал план добычи, который позволял перерабатывать сырье в комплексе и с высоким коэффициентом извлечения. Когда корпорацией управлял Samsung, все эти планы были благополучно забыты, а взамен началась интенсификация добычи. Если бы не тот эпизод — возможно, корпорации до сих пор было бы выгодно работать в Жезказгане. Сегодня корпорация пожинает плоды решений, которые принимались еще в середине — конце 90-х.

Добавила проблем «Казахмысу» и просьба государства о покупке ЭГРЭС-1 в 2008 году. Корпорация как раз накопила средства, чтобы начать разработку новых месторождений, но тут властям понадобилось преобрести у американской AES электростанцию. Напомним, что та купила ее в свое время за 95 млн тенге (примерно 1,4 млн долларов) плюс погашение задолженности по зарплате в объеме 2,2 млн долларов и обязательство по инвестициям 100 млн долларов в течение пяти лет (неизвестно, были ли выполнены). Когда правительство начало оказывать давление на AES, чтобы та продала актив, компания подключила административный ресурс в виде посла США и других американских чиновников. Итоговая цена оказалась 1,26 млрд долларов. И, поскольку средств у Астаны в тот момент не было, станцию приобрела публичная компания «Казахмыс». А ведь могла бы в тот момент как раз начать неспешно работы на новых месторождениях.

Все эти истории иллюстрируют, какой у нас в стране горизонт планирования. Он чудовищно короткий. Расплачиваемся за это мы спустя время. Пока что мы «проскакиваем» благодаря тому, что у нас есть ресурсы. Но месторождения стареют. Скоро наши «подушки безопасности» обмякнут. И тогда удары окажутся более болезненными.

<span>Читайте тему номера: Критические дни</span>

Статьи по теме:
Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?