Приключения одной сказки

Еще одна феминистская картина. Голливуд продолжает перекраивать старые сказки на новый лад. На этот раз досталось «Спящей красавице».

Приключения одной сказки

В «Малефисенте» хорошо знакомая сказка превращается в феминистический манифест. Злодеи и положительные герои меняются местами. Ведьма оборачивается феей, а фея — ведьмой в силу предательства и жизненных обстоятельств. Ее с энтузиазмом играет Анджелина Джоли. И правда, кому, как не ей, играть самую мужественную роль в картине. Как верно отметила российский критик Лидия Маслова, Анджелина Джоли последние лет десять своей карьеры целенаправленно движется к тому, чтобы как можно меньше походить на человеческую женщину, независимо от того, кого она играет — богинь, спецагентов или авантюристок, и в «Малефисенте» достигает в этом смысле некоего совершенства, после которого не очень понятно, куда двигаться дальше, разве что пойти по новому кругу.

Мужчины же предстают в картине предателями или балластом со смазливой физиономией. Таков прекрасный, на вид добрый, принц, от поцелуев которого ни холодно ни горячо. Можно было бы аплодировать реабилитации несправедливо обиженного в патриархальной культуре, репрессированного женского начала. Но мы-то знаем: мир так устроен, что в нем плохие (как, впрочем, и хорошие) роли достаются либо мужчинам, либо женщинам. И есть немало сказок (в том числе старых), в которых зло носит мужское лицо. К тому же чистота женской харизмы героини Анджелины вызывает сомнения. Актриса всегда добивалась справедливости на экране исключительно маскулинными методами. А не следует ли из этого, что мы имеем дело с подлогом, сменой вывесок, а не сути? В самом деле: фильм, снятый по типичным зрелищным шаблонам, напоминает революционную агитку за новый порядок. Массовому зрителю разных стран и культур, но с единой системой кинопроката, предлагают понять новые истины в довольно прямой и отнюдь не притчевой, характерной для сказок и мифов, форме: людям разного пола не понять друг друга, поэтому любви между мужчиной и женщиной не существует, а существует лишь война полов. Проблема в том, что напичканному разнородной информацией массовому потребителю все сложнее выстраивать ценностные иерархии. Как должны располагаться в культурном пространстве старые и новые переписанные сказки? Какое лицо у зла? И как выглядит добро? В конце концов, что такое хорошо, а что такое плохо? На эти вопросы все труднее ответить. И задают их сегодня все реже. Тем временем фея с дьявольскими рогами гипнотизирует нас с расклеенных всюду постеров, зазывая на самое массовое из искусств.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики