Зерна системности для почвы роста

У Казахстана нет четкой стратегии развития зернового сектора АПК

Зерна системности для почвы роста

Ситуация на глобальном рынке зерна и сейчас, и в среднесрочной перспективе складывается явно в пользу Казахстана. Прогнозы влиятельных организаций — Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (FAO), Министерства сельского хозяйства США (FAS USDA), Международного совета по зерну (IGС) — хотя и спорят друг с другом по поводу текущих объемов мирового производства и экспорта, имеют все же нечто общее. Объем мировой торговли пшеницей остается на уровне прошлых лет с явной тенденцией к повышению в среднесрочной перспективе.

В 2014 году мировое производство пшеницы составит не менее 700 млн тонн, что чуть ниже рекордного урожая 2013 года, когда собрали 710 млн тонн. Судя по отчетам экспертов, зерновые культуры, фуражное зерно (прежде всего кукуруза) и пшеница становятся более привлекательными статьями экспорта и все больше игроков включается в борьбу за рынки их сбыта.

Для Казахстана, являющегося серьезным экспортером зерна, открывается еще одна возможность прочнее закрепиться на конкурентном и капризном рынке. Однако ответ на этот вызов, похоже, не сформулирован. Зерновой экспорт находится в режиме ручного управления, без какой-либо конкретной стратегической линии.

Будущее почти прекрасно

Согласно авторитетным прогнозам FAO, ключевым фактором развития агропромышленных рынков в 2012–2021 годах станет рост потребления продуктов питания в развивающихся странах. И хотя эксперты ожидают изменений потребительских предпочтений в развитых странах, в частности указывают на возможное снижение объемов потребления пшеницы (почти на 0,4%) с последующим ростом спроса на рис (+0,4%), растительные масла (+0,6%), мясо (+0,8%) и сахар (+1%), для казахстанского зерна рынки развитых стран не приоритетны. Фокус на растущих аппетитах новых экономик дает Казахстану надежду на экспортный потенциал.

Не надо забывать и о том, что сегодня весь мир очарован возможностями зеленой энергетики и важной, хотя и несколько дискредитировавшей себя темой, является использование биотоплива, сырьем для которого выступают сельскохозяйственные культуры. Согласно оценкам FAO, рост потребления зерновых, идущих на выпуск биотоплива, поднимется с 10 до 12%, сахарного тростника — с 20 до 30%, растительных масел — с 10 до 15%. Для сельхозпроизводителей это означает, что спрос на их продукцию будет только увеличиваться.

В целом FAO в своем прогнозе рисует хорошее будущее казахстанским зерновикам. Так, в 2012–2021 годах рост глобального производства пшеницы ожидается на уровне 11%. В этом сегменте ближайшие конкуренты Казахстана, Россия и Украина, увеличат производство зерна на 40% и 20% соответственно, а Казахстан — на 28%.

Высокий, до 20%, рост ожидаем и в производстве фуража, прежде всего кукурузы и ячменя. В абсолютных цифрах объем глобального производства составит до 1,4 млрд тонн. Казахстан, Россия и Украина, следуя мировому тренду, постараются нарастить производство фуражных зерновых на 22%, на 14% и на 23% соответственно, поскольку растить фураж становится достаточно выгодно. По мнению экспертов FAO, рост глобального производства фуражных зерновых опередит производство продовольственных зерновых примерно на 20%. Это также положительно скажется и на объемах экспорта трех стран. В FAO отмечают тот факт, что рост экспорта зерна от стран Черноморского региона будет происходить на фоне структурных изменений в группе основных стран-экспортеров. США, согласно прогнозам, потеряют лидирующие позиции по экспорту пшеницы, сократив поставки на внешние рынки на 15%. Произойдет это из-за того, что американские фермеры все больше внимания обращают на производство кукурузы, которая становится для США более рентабельной культурой. На этом фоне существенно усиливается роль стран Причерноморья (Россия, Украина и экспортирующий через черноморские порты Казахстан) в мировой торговле зерном: их ежегодный совокупный экспорт к 2021 году превысит 50 млн тонн.

Эти страны существенно увеличат свои поставки по сравнению со странами-экспортерами из других регионов, прежде всего из ЕС. Ожидается, что к 2021 году по отношению к средним показателям 2008–2012 годов Казахстан увеличит зерновой экспорт более чем на 60%, Украина — на 65%, Россия — на 62%. Согласно прогнозам FAO, к 2019 году место лидера на мировом рынке экспорта пшеницы займет Россия. Украина сохранит по зерновому экспорту 5–6-е место в мире, Казахстан же закрепится чуть ниже ее позиций.

Для справки: в 2013 году Россия собрала 92,4 млн тонн зерна, экспортный прогноз по текущему маркетинговому году (с 1 июля 2013 по 30 июня 2014 года) вырастет до 22 млн тонн. Как отмечают аналитики МСХ США, «за счет того, что российские цены привлекли покупателей со Среднего Востока и Северной Африки». Сказался эффект от падения курса рубля к доллару и евро.

По итогам минувшего сезона (2012–2013 маркетинговый год), Россия продала на внешнем рынке 15,7 млн тонн зерна против рекордных 27,2 млн тонн годом ранее.

Украина в 2013 году собрала исторический урожай зерновых — 63 млн, вслед за 46,2 млн тонн в 2012 году и 56,7 млн тонн в 2011 году. Министерство аграрной политики и продовольствия Украины оценивает возможности экспортного потенциала в текущем маркетинговом году на уровне 30 млн тонн. В 2011/2012 маркетинговом году украинский экспорт составил 22,5 млн тонн, в 2012/2013 маркетинговом году — 23 млн тонн зерновых. Потребности внутреннего рынка оцениваются экспертами в 27–28 млн тонн.

На мировом рынке фуражных зерновых ситуация, по оценке FAO, сложится следующим образом. К 2021 году США сконцентрируют усилия на этом сегменте и сохранят за собой лидерство по производству фуражных зерновых. Ожидается, что объем фуражного экспорта США превысит 60 млн тонн, что на 24% больше среднего показателя за 2008–2012 годы. Второе место закрепит за собой Аргентина, поставляя к 2021 году на внешние рынки до 24,8 млн тонн фуражных зерновых, что на 51% больше аналогичных показателей за 2008–2012 годы. Третье место останется за Украиной, которая нарастит экспорт фуражных зерновых на 40% — до 17 млн тонн.

Зато экспорт фуражных зерновых из Казахстана и России, по прогнозам FAO, будет практически сведен к нулю, поскольку в этих странах вырастет внутреннее потребление такого зерна. В России вследствие низких цен на кукурузу сохраняется тенденция замещения ею пшеницы и ячменя — ею все больше будут откармливать домашних животных и птицу. К этой весне доля кукурузы в переработке зерна на комбикорма увеличилась за год с 22,5% до 28%.

В обеих странах существенно увеличены инвестиции в мясное производство. В частности, в Казахстане правительство строит довольно амбициозные планы по развитию мясного животноводства и резкому подъему мясного экспорта. Если в 2013 году Казахстан отправил на экспорт 4,5 тыс. тонн мяса, то в планах этого года — экспорт не менее 10 тыс. тонн. К 2016 году глава государства поставил задачу довести экспорт мяса до 60 тыс. тонн в год.

К тому же казахстанские аграрии считают производство пшеницы более выгодным для себя из-за дотаций государства, а также более благоприятных закупочных цен.

Прогноз ниже прошлого года

В февральском отчете по развитию агробизнеса в мире на 2013–2022 годы Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) также отмечает, что мировые рынки продовольствия стали более зависимы от поставок из стран Черноморского региона — России, Украины и Казахстана. Отчет прогнозирует дальнейшее смещение экспортной активности от стран ОЭСР (включая США и ЕС) к названным трем государствам ввиду наличия у них значительного конкурентного преимущества и сильных экспортных позиций по зерну и другим сельхозтоварам.

В отчете предполагается, что Украина вскоре сможет занять второе место по экспорту зерна после США, а Казахстан и Россия увеличат объемы урожайности до уровня выше среднемирового. В ЕБРР полагают, что три страны могут потенциально поставлять более половины мирового экспорта зерна, в частности — удовлетворять спрос стран-импортеров в южной и восточной части Средиземноморья.

Несмотря на складывающиеся благоприятные погодные условия, урожай в Казахстане в2014 году будет выше среднего показателя, но вряд ли превысит 20 млн тонн

Как же сложится для Казахстана маркетинговый сезон-2014/2015? Прогнозы мировых экспертов для Казахстана по урожаю 2014 года неоднозначны. В целом год для отечественных сельхозпроизводителей будет удачным. По версии МСХ США, в 2014/2015 маркетинговом году производство пшеницы в Казахстане вырастет до 14,5 млн тонн, при уменьшении прогноза по экспорту с 8 до 7 млн тонн. Потребление пшеницы возрастет на 0,5 млн тонн, до 7,3 млн тонн. Производство ячменя тоже возрастет, но незначительно, до 2,6 млн тонн, его экспорт останется на уровне текущего года — в пределах 400 тыс. тонн.

Гораздо выше потенциал Казахстана оценил Международный совет по зерну. Согласно прогнозу IGC, Казахстан увеличит производство зерна в наступающем маркетинговом году до 17,9 млн тонн. Потребление зерна на продовольствие и технические цели не изменится, а фуражного зерна — упадет. Объем экспорта достигнет 7,7 млн тонн, остатки не превысят 3,2 млн тонн.

Министерство сельского хозяйства Казахстана пока никак не прокомментировало оценки экспертов. Глава министерства Асылжан Мамытбеков отказался делать какой-либо прогноз по урожаю в 2014 году, заметив, что заканчивающийся маркетинговый сезон 2013/2014 года должен принести стране экспорт на уровне 9 млн тонн (сбор зерна, напомним, составил 18,2 млн тонн, запасы на начало мая оставались на уровне 5,1 млн тонн).

Однако IGC предполагает, что в 2013/ 2014 году производство зерна в Казахстане будет ниже итогов предыдущего периода — лишь 17,4 млн тонн, а экспорт составит 7,4 млн тонн, переходящие запасы — 3 млн тонн. По мнению аналитиков IGC, на продовольствие будет направлено 2,6 млн тонн зерна, на переработку — 0,2 млн тонн, на корма — 4,1–4,2 млн тонн.

Почему так важен 2014 год

Несмотря на складывающиеся благоприятные погодные условия, урожай в Казахстане в 2014 году будет выше среднего показателя, но вряд ли превысит 20 млн тонн. Тем временем ситуация на мировом рынке накаляется по причине роста глобальных рисков.

Прежде всего, проявляется нестабильность на основных экспортных направлениях Казахстана: в Ираке, Афганистане, Турции. В Ираке вторую неделю правительственные войска не могут сдержать резкую активизацию вооруженной оппозиции, которая берет под контроль один город за другим и вскоре, возможно, примется за штурм Багдада. В Афганистане выборы президента проходят на фоне традиционных для этой страны вспышек насилия со стороны исламистов. Даже стабильную Турцию потрясают антиправительственные выступления. Неопределенность усиливает Украина, которая вполне реально может сократить экспорт или задержать экспортные поставки из-за внутриполитического кризиса, а также «привычных» сложностей, в частности — недофинансирования зерновой отрасли и логистических проблем.

Впрочем, напрямую украинская ситуация никак не влияет на казахстанский экспорт: Украина работает в другой части зерновой линейки, география наших рынков практически не пересекается. Основным импортером украинской пшеницы является Египет. В пятерке крупнейших направлений экспорта — Южная Африка, Таиланд, Тунис и Бангладеш. Основными направлениями экспорта казахского зерна остаются соседи по Центральной Азии и Каспию; в последние годы наметился рост поставок в Китай: к примеру, в прошлом году в Поднебесную было отгружено 124 тыс. тонн зерна.

Рассказы про коллапс сельского хозяйства на Украине — это больше слухи. Потеря крымских портов компенсирована ростом загрузки Херсона и Одессы, и запасы на отгрузку остаются на достаточном уровне. В текущем году на Украине ожидается неплохой урожай.

Даже если риски Украины материализуются — допустим, правительству просто не хватит средств профинансировать сбор и хранение нового урожая,— у Казахстана появится лишь небольшая фора в 700–800 тыс. тонн дополнительного экспорта. Это очень мало. Разогнать наш экспорт могут плохие погодные условия в России. Однако прогнозы Министерства сельского хозяйства России по 2014 году вполне оптимистичны.

Общая волатильность мирового рынка сигнализирует о том, что время от времени экспортерам открываются дополнительные возможности, связанные с ростом рисков у других производителей. Например, в этом году эксперты фиксируют в США и Турции сильнейшую засуху, а в Канаде — сокращение посевных площадей. Недопоставки зерна из этих стран будут компенсированы повышенным предложением от других производителей.

Казахстанское зерно справедливо пользуется мировым спросом благодаря качеству. Казахстан входит в десятку ведущих поставщиков пшеницы и муки. Тем не менее прирост экспорта идет сравнительно невысокими темпами. По данным холдинга «КазАгро», за период 2007–2013 годов среднегодовой объем экспорта зерна с учетом муки в зерновом эквиваленте составил 8,2 млн тонн и возрос по сравнению с предыдущим периодом на 2,5 млн тонн, или 42,6%.

За последние семь лет производители зерна пережили два высокоурожайных (2009 и 2011) и два засушливых (2010, 2012) года. Эти периоды совпали с финансовым кризисом 2008–2009 годов и с двумя девальвациями: 2009 и 2014 годов, которые привели к удорожанию деятельности аграриев, хотя должны были оказать благоприятное воздействие на экспортеров. Судя по всему, результативность здесь полностью отдана на откуп силам природы, и перерывы между засухой и рекордом лишь заполняются обещаниями чиновников от сельского хозяйства.

Хотим ли мы расти?

Если посмотреть прогнозы мировых экспертов, можно заметить, как меняется конфигурация глобального рынка зерна. Урожайность падает либо остается на месте, а рост производства получается за счет увеличения площадей, то есть экстенсификации земледелия. В майском докладе IGC дает прогноз по росту территорий под производство мирового зерна на период 2014/2015 и 2018/2019 маркетинговых годов с 223 до 228 млн га. За это же время производство зерна вырастет с 693 до 737 млн тонн, а потребление с 697 до 738 млн тонн, торговля со 138 до 148 млн тонн.

Интересно, что за этот же период, согласно прогнозам IGC, возможности производителей кукурузы будут выше. Площадь под эту культуру вырастет со 174 до 177 млн га. В итоге производство и потребление возрастет с 944 до 1016 млн тонн, и с 940 до 1020 млн тонн соответственно.

Казахстанское зерновое производство, похоже, топчется на месте. На фоне многих стран, инвестирующих в достаточное развитие зернопроизводства, Казахстан решает задачи по мере их поступления и не производит впечатления страны, имеющей полноценную стратегию развития экспортного потенциала зернового рынка.

По мнению IGC, площадь зерновых в Казахстане до 2018 года останется на уровне 14 млн га, слабо развивается производство высокомаржинальных фуражных культур — кукурузы и ячменя. С 2014 по 2018 год производство пшеницы будет держаться на уровне 15–16 млн тонн в год.

Как правило, амбиции роста обязательно подкрепляются соответствующими финансовыми вливаниями и структурными изменениями. Говорить о полноценном развитии конкурентного зернового производства не получается на фоне системных проблем казахстанских зерновых экспортеров. Проблемы эти не решаются из года в год.

Специфика зернового производства такова, что аграрии занимают средства на краткосрочный период, под посевную, с тем, чтобы вернуть долги после реализации урожая. За счет коротких банковских денег аграрии модернизируют и технический парк, рассчитывая в перспективе на рефинансирование.

Такая практика усиливает риски производителей при неурожае или невыгодной ценовой конъюнктуре. На сегодня многие производители перекредитованы. По данным Национального банка, просрочка по кредитам банков, выданным представителям сельского хозяйства, на 2013 год составила 35,1 млрд тенге, увеличившись почти втрое за восемь лет. По статистике Национального банка, кредитование банками сельского хозяйства выросло с 2006 по 2013 год на 180%, до 438 млрд тенге. К тому же высокая долговая нагрузка затрудняет получение новых ресурсов для развития производства.

В 2014 году правительство сглаживает проблемы кредитования зернопроизводителей специальной программой. Для финансирования весенне-полевых работ холдинг «КазАгро» получил из бюджета кредит в 40 млрд тенге, которые может ссужать аграриям под гарантии банков и зерновые расписки, на форвардный закуп зерна (путем весеннего закупа зерна с отсрочкой исполнения до осени) под гарантии СПК.

Еще одна головная боль аграриев — транспортный вопрос. Казахстан осуществляет зерновой экспорт преимущественно по железной дороге. Морпорт Актау на западе Казахстана способен переваливать лишь 500–600 тыс. тонн зерна в год. И каждый год казахстанские производители сталкиваются с жесточайшим дефицитом зерновозов, ощущают на себе дороговизну транзита по территории России и Украины, включаются в острую борьбу за недостаточные зернопогрузочные резервы в украинских и российских портах.

Государство по просьбе производителей субсидирует перевозки, выделяя деньги на компенсацию транзитных затрат. Сумма компенсации составляет  от 20 до 40 долларов за тонну. Однако такие выплаты крайне нерегулярны. Правительство обращается к дотациям лишь в случае наплыва жалоб со стороны производителей о том, что национальный экспорт находится под угрозой срыва. Какая-либо четкая публичная позиция — каким же образом будет решена транспортно-логистическая проблема в долгосрочной перспективе — участникам зернового рынка не представлена. Создание российско-казахстанского грузового оператора “Астык Транс”, призванного разрубить транспортный гордиев узел, не привело к улучшению ситуации. Трудно даже добиться того, чтобы в неурожайные для России годы российские зерновозы попадали на территорию республики.

Экспортная инфраструктура Казахстана представляет собой неоднородное поле, в котором сотрудничают зернотрейдеры, в том числе госкомпании, крупные хозяйства и мелкие фермеры, частные элеваторы и зернохранилища. У них различные интересы, и задача государства — предоставить игрокам рынка компромиссные, но в то же время выгодные условия работы.

Зерновой экспорт — существенная часть национальной экономики и, что важно, по-прежнему имеет высокие перспективы для привлечения в страну иностранных инвестиций и технологий в связи с ростом глобального потребления хлеба. Эффективное руководство отраслью должно заключаться не только в поиске и выдаче разовых дотаций для аграриев, но больше всего — в понимании своего места в мировой конфигурации зернового производства, гибком реагировании системы на тактические угрозы и стратегические вызовы глобального рынка.

Читайте редакционную статью: Хлебом единым

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики