Самураи скоро вернутся

Япония отказывается от пацифистской политики, которую проводила более полувека. Причина столь резкого поворота — дестабилизирующая регион экспансия Китая и ослабление Соединенных Штатов

Самураи скоро вернутся

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ сделал давно ожидаемый, но крайне рискованный шаг на пути к превращению Японии в полноценное государство. В конце мая — начале июня он де-факто заявил о пересмотре пацифистской конституции, написанной под диктовку оккупационной администрации после Второй мировой войны. По его словам, Токио отказывается от пассивной послевоенной дипломатии, будет проводить более активную и самостоятельную внешнюю политику и не намерен больше стопроцентно полагаться на американские гарантии в области безопасности.

Абэ не просто имел право, но даже обязан был сделать такое заявление. Пацифистская конституция, которую Японии навязали оккупационные власти, в частности ограничения на обладание собственными вооруженными силами, давно уже морально устарела. Страна является третьей экономикой мира, ответственным членом международного сообщества, поэтому имеет куда больше прав на полноценную армию и использование всех принятых дипломатических инструментов, чем та же КНДР или Украина. Решение Синдзо Абэ превратить Японию в «нормальное государство» назрело еще и потому, что Восточная Азия — один из лидеров по числу территориальных конфликтов. Между государствами региона масса экономических, политических, культурных и даже исторических противоречий. В такой ситуации Япония не может больше полностью делегировать свою оборону другой стране. Тем более Соединенным Штатам, чья политика в последние годы поставила под вопрос надежность их гарантий.

Однако, с другой стороны, превращение Японии в полноценное государство и выход ее из-под американской опеки грозит региону большими проблемами. В Восточной Азии существуют весьма хрупкий баланс сил и уникальная система управления конфликтами. По сути, все многочисленные конфликты замораживались, и гарантией их пребывания в таком состоянии являлось доминирование США, управлявших делами региона через свою систему союзов. Однако в последние годы это доминирование слабеет, и, как следствие, конфликты переходят в горячую стадию. Желание Токио поучаствовать в их разрешении в качестве независимого, а не подконтрольного Штатам игрока (учитывая специфику Японии и отношение к ней в регионе) может окончательно разрушить всю систему. Что в недалеком будущем чревато масштабной войной.

Китайские демонстрации

Довольно распространенное мнение: к нынешнему «активизму» Синдзо Абэ подтолкнул Пекин. Именно агрессивная внешняя политика Китая (завершившего период накопления сил и перешедшего к захвату пространства Южно-Китайского и Восточно-Китайского морей) отчасти и привела как к возвращению Абэ на пост премьера, так и к его майско-июньским заявлениям. Японцев абсолютно не устраивает линия лидера КНР Си Цзиньпина, который пытается скрытно продвигать восточноазиатский вариант «доктрины Монро».

Смысл китайского подхода в том, что страны региона должны решать свои проблемы сообща, без участия «внешних сил», под которыми китайцы, понятно, подразумевают Соединенные Штаты. «Нам нужно обновить наши взгляды на безопасность, создать новую региональную архитектуру в области безопасности, основанную на взаимном сотрудничестве, и совместно ее развивать в интересах всех стран-участниц», — заявил китайский лидер. При этом все понимают, что ни о каком равноправии в данной системе не может быть и речи: учитывая превосходство Китая над соседями, Пекин просто займет в ней место Вашингтона. Но при этом, по мнению японцев, будет исполнять роль регионального лидера в разы менее эффективно.

Премьер-министр Синдзо Абэ заявил, что «новая Япония» готова взять на себя больше ответственности за обеспечение безопасности в регионе

В попытке навязать региону свой подход китайцы уже предприняли ряд действий, которые серьезно подрывают региональную безопасность. Так, долгие годы Пекин целенаправленно трудился над тем, чтобы снизить уровень американского военно-политического присутствия в Восточной Азии. По словам заместителя главы Генштаба НОАК адмирала Сунь Цзяньго, система военных союзов Соединенных Штатов является реликтом холодной войны и должна быть заменена азиацентричной системой безопасности. Именно поэтому, в частности, китайцы так нервно реагируют на северокорейские провокации: агрессивная политика покойного Ким Чен Ира и нынешнего вождя КНДР, его сына Ким Чен Ына, наглядно доказывает необходимость присутствия вооруженных сил США в Южной Корее и Японии.

Кроме того, китайцы намеренно усиливают свое военно-политическое присутствие в регионе. Причем каждый свой шаг официальный Пекин обосновывает как защитную меру, реакцию на недружественные действия соседей. Так, формально расширение китайской опознавательной зоны ПВО в ноябре 2013 года на все пространство Восточно-Китайского моря стало ответом на изменение японскими властями статус-кво в вопросе спорных островов Сенкаку (Токио купил часть островов у частных владельцев, приобретя тем самым суверенитет над ними). При этом Китай уже не удовлетворяется формальным контролем — он требует фактического соблюдения своих условий. Так, в прошлом месяце китайские истребители пролетели в нескольких десятках метров от двух японских воздушных разведчиков, вошедших в «китайскую зону ПВО». США и Япония потребовали от китайцев прекратить подобные опасные маневры, однако Пекин ответил отказом. «У китайских самолетов есть право… принимать все необходимые меры для идентификации и недопущения проникновения иностранных воздушных судов в пространство китайской идентификационной зоны над Восточно-Китайским морем», — заявили в Министерстве обороны Китая.

Эта экспансия КНР происходит на фоне значительного увеличения военных расходов страны. По данным Пентагона, общие военные расходы Китая в прошлом году составили 145 млрд долларов (почти на 15% больше, чем по официальным китайским данным). В Стокгольмском институте исследований проблем мира утверждают, что расходы еще масштабнее — почти 190 млрд долларов. (Для сравнения: Япония тратит на оборону лишь 50 млрд долларов.) «Нынешняя интерпретация конституции больше не позволяет нам ни гарантировать безопасность страны, ни способствовать укреплению мира и росту благосостояния в регионе и по всему миру», — указали в специальном докладе советники премьер-министра Японии.

АСЕАН против

Новая «доктрина Абэ» по сдерживанию Китая, по всей видимости, находится еще в процессе формирования. Однако уже можно вычленить ее основную составляющую. Помимо очевидных элементов (пересмотр ряда статей конституции, в частности об операциях за рубежом, а также рост оборонных расходов) и символических жестов (типа посещения храма Ясукуни, который японцы рассматривают как место почитания погибших воинов, а страны региона — как символ японского милитаризма) Синдзо Абэ займется созданием системы коллективной безопасности против Китая.

Рассчитывать в этом деле на помощь Южной Кореи или Тайваня японцам будет непросто — в этих регионах слишком сильна память о японских военных преступлениях в период Второй мировой войны. Другое дело страны Юго-Восточной Азии, где масштабные японские инвестиции несколько притупили воспоминания о бесчеловечном поведении солдат императорской армии (которые к тому же в этих странах зверствовали меньше, чем в Корее или в Китае), а японская поп-культура стала фактически доминирующей.

Кроме того, члены АСЕАН уже ощутили все прелести китайской экспансии — Пекин фактически провозгласил свой суверенитет над всем пространством Южно-Китайского моря и не стесняется этот суверенитет демонстрировать. Так, в 2012 году обострился конфликт между Пекином и Манилой за отмель Скарборо (филиппинцы ее называют Патанаг), находящуюся в 14 морских милях от филиппинских островов. Тогда китайцы развернули на острове свои военные подразделения, и сейчас, по данным филиппинцев, намерены построить на отмели полноценную военную базу.

А в мае этого года перешли в горячую фазу и вьетнамско-китайские противоречия вокруг спорных Парасельских островов. Сами острова находятся под фактическим контролем Пекина, и китайцы под прикрытием сотни кораблей и рыболовецких траулеров начали строить в том районе нефтедобывающую платформу. Вьетнамцы в ответ отправили в регион 60 своих судов. В ходе маневров двух флотилий более 20 вьетнамских кораблей получили повреждения, а один был протаранен и затонул. По счастливой случайности никто из моряков не погиб, однако инцидент вызвал масштабные антикитайские погромы во Вьетнаме. Население избивало китайцев и громило их собственность и магазины (под раздачу попали и некоторые другие азиатские предприниматели, которых приняли за китайцев). В итоге погибли четыре китайца, более сотни получили ранения, а несколько тысяч человек в спешном порядке были эвакуированы в Китай.

В прошлом году Абэ посетил все десять стран АСЕАН и теперь говорит о том, что Япония намерена помочь государствам региона, имеющим территориальные споры с Китаем. «Япония окажет максимальную поддержку усилиям стран АСЕАН по обеспечению безопасности морей и небес, а также поддержанию свободы навигации и полетов», — заявил японский премьер. Так, японцы заявили о намерении активизировать сотрудничество с региональными странами и в военно-политической сфере. Еще в марте Токио отменил ряд взятых на себя односторонних ограничений по экспорту вооружений; в Японии создается специальное агентство со штатом 2 тыс. человек, которое будет координировать вопросы оружейного экспорта и импорта, а также защищать интересы компаний японского ВПК за рубежом.

Особое внимание уделяется Вьетнаму и Филиппинам. Первому японцы предлагают продать патрульные катера береговой охраны (вьетнамцы надеются получить их в следующим году) и обучать тамошних моряков, а Маниле обещают дать кредит на 185 млн долларов для покупки десяти японских кораблей. Не исключено, что японское оружие пойдет и в другие страны региона.

В свою очередь, ряд стран АСЕАН уже начали процесс консолидации для совместного противостояния китайцам. Так, 22 мая Индонезия и Филиппины оперативно решили свои давние споры и подписали соглашение по разграничению экономических зон. А Вьетнам фактически призывает весь регион открыто выступить против Китая. «Мне кажется, что каждая страна региона — вне зависимости от той позиции, которую она публично занимает, — понимает, что Китай не прав, и не соглашается с его действиями, — говорит замминистра обороны Вьетнама Нгуен Чи Вин. — Они должны более активно и открыто выражать свою точку зрения».

Между тем аналитики опасаются, что помимо сотрудничества с АСЕАН Япония пойдет и на более радикальные шаги. В частности, на создание ядерного оружия. Все возможности для этого у нее есть. Япония — единственная из всех официально неядерных стран, которая сама легально перерабатывает свое отработанное ядерное топливо. В марте 2014 года Токио согласился передать американцам сотни килограммов плутония и высокообогащенного урана. Однако, по данным некоторых исследователей, у японцев остается около 9 тонн выделенного плутония непосредственно на островах и еще 35 тонн в хранилищах на территории Франции и Великобритании. Ракетные технологии японцам тоже не нужно ни покупать, ни воровать, ни тем более изобретать: у них уже есть собственная программа по созданию ракет-носителей.

Цена слабости

Впрочем, даже если Япония все-таки откажется от идеи получить ядерный статус (и тем самым спровоцировать ту же Южную Корею или Вьетнам на создание своей бомбы), сам процесс ремилитаризации Страны восходящего солнца несет ряд серьезных рисков. Он не только вызовет по принципу домино региональную гонку вооружений, но может серьезно изменить японскую внешнюю политику (японский менталитет больше не будет сдерживаться рамками пацифистской конституции). Так что теперь планам Токио могут помешать лишь Соединенные Штаты.

Возможно, в Токио менее болезненно воспринимали бы китайскую экспансию, если бы были уверены в надежности американского оборонительного зонтика. Согласно подписанному еще в период холодной войны договору, американцы взяли на себя обязательство защищать Японию. Тогда этот договор устраивал обе стороны: Япония экономила на обороне и концентрировалась на экономическом развитии, а США могли использовать японскую территорию как «непотопляемый авианосец» для поддержания своего военно-политического присутствия в Восточной Азии. Однако в последнее время внешняя политика Вашингтона в отношении собственных союзников начинает вызывать в Токио все больше беспокойства и сомнений.

Так, Соединенные Штаты открыто сдали своего давнего и верного партнера Хосни Мубарака (причем сдали не ради какой-то серьезной выгоды, а в угоду весьма сомнительной идее демократизации Египта); не выполнили своего обещания ввести войска в Сирию, после того как, по их же словам, Башар Асад нарушил установленную Вашингтоном красную линию; все более сложными становятся отношения США с Израилем, а также с Саудовской Аравией. Наконец, американцы ничего не сделали для того, чтобы защитить лояльный им украинский режим от действий России, даже не ввели обещанные экономические санкции. В Токио рассудили, что если американцы так ведут себя в отношении России или Сирии, то вряд ли вступят в войну со своим крупнейшим экономическим партнером и кредитором из-за нескольких торчащих из моря скал — островов Сенкаку, которые Китай хочет отнять у Японии. И недавняя «имперская» речь Барака Обамы в Вест-Пойнте не переубедила японских политиков.

Американцы предприняли еще один подход к снаряду: попытались переубедить Токио на состоявшемся в начале июня саммите по вопросам безопасности в Сингапуре. Министр обороны США Чак Хейгел выступил с крайне жесткой речью в адрес КНР. «За последние несколько месяцев Китай, демонстрирующий свои претензии в Южно-Китайском море, пошел на ряд односторонних действий, серьезно дестабилизирующих обстановку в регионе», — заявил Хейгел и отметил, что Вашингтон «не станет смотреть в другую сторону», когда китайцы нарушают международные договоры и обязательства. Китайские генералы, вынужденные слушать упреки американского министра с трибуны, негодовали. «Его речь полна высокомерия, подстрекательств, угроз и запугивания. Высказывания абсолютно неконструктивны, оскорбительны и к тому же сделаны публично», — возмущался замначальника китайского Генштаба Ван Гуаньчжун. Однако никакими конкретными шагами США слова своего министра обороны так и не подкрепили.

Аналитики предупреждают, что, если американцы провалят тест на лидерство и позволят начаться в регионе гонке вооружений, это может иметь весьма печальные последствия для всех государств Восточной Азии. «Они как дети, которые бегают по школьному двору с ножницами в руках, — говорит бывший заместитель помощника министра обороны США по Южной и Юго-Восточной Азии Викрам Сингх. — Войны начинаются с малых шагов — случайностей или просчетов. Например, с опасных маневров самолета, приводящих к воздушному столкновению, или с агрессивных шагов, на которые может последовать неожиданный военный ответ».

Похожие случаи известны. Так, в 2001 году попытка китайского самолета J-8 пролетать в опасной близости от американского самолета-разведчика EP-3 окончилась трагедией: китайский самолет разбился, летчик погиб, а поврежденный американский борт вынужден был сесть на китайской территории. Летчики были арестованы, допрошены и после принесения американцами извинений за вторжение в китайское воздушное пространство и за гибель китайского пилота высланы назад в США. Однако весьма вероятно, что если такой инцидент повторится сейчас и на месте американцев будут японцы (которые не станут извиняться перед китайцами), то последствия подобного столкновения могут быть куда серьезнее. Ведь двусторонние отношения усиленно виктимизируются. Скажем, китайское правительство всячески поддерживает воспоминания о страданиях китайского народа во время японской оккупации, тогда как японское правительство считает, что Страна восходящего солнца достаточно настрадалась от унижения послевоенных лет и не собирается больше извиняться.

<span style="font-size: 12.0pt; font-family: " Times="" New="" Roman","serif";="" mso-fareast-font-family:="" "Times="" New="" Roman";="" mso-ansi-language:="" EN-US;="" mso-fareast-language:="" EN-US;="" mso-bidi-language:="" AR-SA;"="" lang="EN-US">Оба государства готовы идти до конца ради столь важного для восточной политики сохранения лица и имеют для этого достаточно ресурсов. «В истории уже было сочетание сильного Китая и слабой Японии или слабой Японии и сильного Китая. Однако мы еще не сталкивались с ситуацией, когда и Япония, и Китай были сильными государствами, — пишет глава азиатского отдела The Financial Times Дэвид Пилинг. — Не то чтобы я предсказываю войну, однако радостной нынешнюю ситуацию не назовешь».</span>

Статьи по теме:
Казахстан

Не победить, а минимизировать

В Казахстане бизнес-сообщество призывают активнее включиться в борьбу с коррупцией, но начать эту борьбу предлагают с самих себя

Международный бизнес

Интернет больших вещей

Освоение IoT в промышленности позволит компаниям совершить рывок в производительности

Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом