Железный бизнес

На фоне роста спроса на декоративные кованые элементы кузнечное дело становится прибыльным бизнесом

Железный бизнес

Современная кузня несколько отличается от того, что большинство из нас привыкли представлять благодаря фильмам. Молот — автоматический, в горне горит огонь, но меха для его поддержания уже не нужны, этот процесс тоже автоматизирован. Впрочем, наковальня — на месте, а старая примета «на наковальню не садись» в кузне по-прежнему в ходу. И хотя изделия кузнецов в настоящее время — это не вещи первой необходимости, а скорее предметы, украшающие жизнь, все же «кузнечное дело сейчас находится в Алматы в активной стадии развития», уверен заместитель директора компании «АТС Сервис» Евгений Сазонов. На рынке «АТС Сервис» с 1998 года, правда, в конце 90-х изысканные кованые изделия мало кого интересовали, гораздо чаще заказывали металлические двери, решетки покрепче и ворота понадежнее. Однако когда в продаже появились готовые решения — иранские ворота, китайские металлические двери, спрос на простые вещи ручной работы стал падать. Но уже в течение нескольких лет растет спрос на художественную ковку, и древнее ремесло в современных условиях остается делом выгодным.

Зачем нам кузнец

«Если выйти на Рыскулова — там цех за цехом, цех за цехом: “ворота”, “ворота собираем”. Что они делают? Берут лист металлический, обваривают его квадратом, какие-то завитушки выгибают без ковки, болгаркой углы спиливают — чтобы поверхность приплюснутую сделать, как будто это ковка. Закупают уже готовую форму — очень распространено на рынке, например, иранское литье, все это обваривают и выдают за кованые изделия. Но умение пользоваться сварочным аппаратом еще не означает способность создавать художественные произведения»,— Евгений Сазонов объясняет, откуда в Алматы десятки, если не сотни предложений о создании кованых изделий. «Они как однодневки: в основном открываются на лето и к зиме закрываются. За сезон успевают подзаработать, а зимой переквалифицируются и занимаются, допустим, установкой и ремонтом отопительных котлов или еще чем-то. А мы работаем круглый год именно над ковкой». Если летом компаниям, специализирующимся на художественной ковке, заказывают в основном элементы наружного оформления дома или участка, предметы ландшафтного дизайна, то зимой основная часть заказов связана, как правило, с интерьером: это и кованые вешалки, и рамы для зеркал, и даже, как бы это словосочетание странно ни звучало, кованые пуфики. «Люди очень активно интересуются, кованая мебель сейчас в тренде. Особенно кованые кровати. На кроватях из ДСП все поспали и на других тоже, сейчас переключились на кованые»,— смеется Евгений Сазонов. Клиенты, желающие иметь эксклюзивные кованые изделия,— люди достаточно обеспеченные, могут себе позволить заплатить 200 долларов за квадратный метр ворот. Названная цифра — это минимум для кованых ворот ручной работы; чаще цена вырастает до 350, а то и 500 долларов за квадрат. Ценообразование здесь достаточно прозрачное: стоимость материала, умноженная на энное количество раз: на три, если работа предстоит не слишком сложная, на шесть — если трудоемкий эксклюзив. По словам г-на Сазонова, компаний, которые производят именно эксклюзивные кованые изделия, в Алматы наперечет: «От силы две-три фирмы в городе — это те, с кем, как сами считаем, мы конкурируем. И еще одна в Бишкеке — ее тоже организовали алматинцы, но работают там, по экономическим соображениям».

Оборудовать кузницу может себе позволить даже начинающий предприниматель: поставщиков оборудования более чем достаточно и цены на это оборудование вполне демократичные. «Имея в своем активе сумму около миллиона тенге основных средств, начинающий предприниматель может полностью оборудовать себе цех на 4–5 рабочих мест, включая оборудование и для ковки, и для сварки, и верстаки. Окупается это вложение в течение одного сезона»,— комментирует Евгений Сазонов.

Куй!

Недорогой вход в бизнес, быстрая окупаемость стартовых затрат, довольно приличная прибыльность и все растущая востребованность продукции, казалось бы, делают кузнечное дело «золотым дном» для малого бизнеса. Однако блестящие перспективы тускнеют, когда погружаешься в кадровый вопрос. «Ключевое в этой работе — профессионалы. В первую очередь все зависит от кузнеца и дизайнера»,— Евгений Сазонов отмечает, что поскольку особых традиций кузнечного дела в РК нет, то и хороших кузнецов немного. Но если такого нашел — часть проблем решена. Хорошие кузнецы — они на одном месте сидят годами. Кузнецы — это 15–20% коллектива, которые работают постоянно. Но кузнец отковывает формы, а собирает их сварщик. Сварщики — они чаще всего «калымщики». Что это значит? Человек где-то работает сварщиком, к нему люди с разными просьбами обращаются: сделай то, сделай это. Вот ворота попросили. Он первый раз попробовал — у него получилось. Еще пару раз сделал. А потом нет заказов — он пошел, устроился в цех на работу. Здесь ему дали заказ, но он получает только 30%, а когда работал самостоятельно — все, что входило в стоимость работы, было его. И даже работая в цехе и будучи обеспеченным работой, сварщик все равно ждет такого момента, когда ему кто-то позвонит и скажет: тут надо сделать кое-что… Бесконечная текучка кадров именно среди сварщиков — а доходит до того, что человек приходит через полгода после увольнения снова устраиваться на работу и даже не помнит, что уже тут работал.

Поскольку особых традиций кузнечного дела в РК нет, то и хороших кузнецов немного. Но если такого нашел - часть проблем решена

Это заметно усложняет функционирование компаний, специализирующихся на художественной ковке. Вместо того чтобы искать заказчиков, приходится постоянно искать работников. «Ну и нужно быть готовым к тому, что категория работников такая: не любят приходить вовремя, постоянно быть на месте, на работе часто “закладывают за воротник”. Не все к этому готовы»,— резюмирует замдиректора компании «АТС Сервис» и говорит, что в своей компании они запускают проект, призванный проблему решить: будут готовить работников «с нуля» из выпускников профессионально-технических лицеев. «Чаще всего выпускаются сварщики молодые и без опыта работы никуда устроиться не могут, уходят в торговые представители. Поедем в лицей на экзамены, отберем ребят, предложим у нас обучение»,— Евгений Сазонов говорит, что среди молодежи, особенно когда те видят, что именно производит компания, заинтересованных много. Несмотря на то что работа достаточно тяжелая, максимум, на что они могут рассчитывать во время обучения, это небольшая стипендия. Для пробы в компании уже набрали весной экспериментальную группу молодых ребят; из четырех, правда, остался только один, но в июне он уже будет сдавать свой зачетный экзамен — самостоятельно изготовит один из заказов.

Маркетинг от наковальни

Хороший кузнец — плохой продавец. Это правило, из которого случаются исключения. Но это именно исключения. Правильно позиционировать свой продукт — вторая после решения кадрового вопроса задача, которая стоит перед предпринимателем, решившим заработать на художественной ковке. Срабатывает ставка на уникальность и эксклюзивность изделия. «Сейчас, можно сказать, между заказчиками может идти такое негласное соревнование: у кого будет интереснее, необычнее. Люди, которые обращаются, в первую очередь ждут, что им предложат что-нибудь эдакое — то, что они даже сами себе не могут представить»,— рассказывает г-н Сазонов. Работа с клиентом начинается с идеи заказчика — дизайнер должен довольно четко эту идею уловить, чтобы воплотить ее в эскизе, а затем уже кузнец в точности воспроизведет полет фантазии в металле. Задача дизайнера — не просто понять клиента, но и оценить реальность выполнения замысла, поскольку не все можно сделать из металла. В случае необходимости надо тактично предложить изменения в проект для того, чтобы конструкция была надежная и устойчивая, причем сделать это так, чтобы заказчик остался доволен и считал это своим выбором.

Гарантию на свои изделия, например, «АТС-Сервис» дает годовую. Как объясняют в компании, это своего рода подстраховка для клиентов, если сварщик или монтажник в чем-то некачественно выполнил свою работу. «А так наши изделия будут стоять веками, если не будут подвергаться коррозии и вандализму»,— с улыбкой говорит Евгений Сазонов. Привлекают клиентов мастерские по художественной ковке через интернет и сарафанное радио. «Почему интернет? Категория людей, которые становятся нашими клиентами,— это люди с деньгами, они постоянно со смартфонами, планшетами. Интернетом пользоваться умеют и любят, им так удобнее. Поэтому нужно постоянно бороться за то, чтобы сайт компании был наверху в поисковиках»,— объясняют в компании. Приходят клиенты и с таких площадок, как sladno и all.biz. От рекламы в газетах в «АТС-Сервис» отказались — не та целевая аудитория. Из десяти обратившихся в компанию потенциальных клиентов два-три человека становятся клиентами реальными. «Один благодарный клиент еще как минимум двоих приведет, и если в начале сезона активно следишь за своим размещением в интернете, то потом уже начинает работать сарафанное радио»,— делится господин Сазонов, отмечая, что в последние два года вырос спрос на беседки, такие предметы для ландшафтного дизайна, как фонарные столбы: «Надоела всем штампованность, унылость — люди отличиться хотят».

В компании, занимающейся художественной ковкой, уверены: эта ниша на рынке еще очень далека от заполнения. Евгений Сазонов резюмирует: «Если брать изделия эксклюзивные, то не сказать, что рынок наполнен мастерами, способными их делать. У нас дело кузнечное, можно сказать, в зачаточном состоянии — если сравнить с тем, специалисты какого уровня есть в Украине, Беларуси, России. Мы готовы людей из России, из ближнего зарубежья приглашать, размещать. Вы, ребята, только работайте, сделайте что-то такое, чего мы тут в Алматы еще не видели. А мы еще много чего не видели».

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики