Заманчивое предложение

Власти Казахстана, очевидно, решили модернизировать и диверсифицировать экономику республики за счет иностранных инвесторов, предоставив им максимально благоприятные условия

Заманчивое предложение

Инвесторы, если они готовы вложить в приоритетные отрасли больше 20 млн долларов, получат в Казахстане беспрецедентные преференции: освобождение от уплаты корпоративного подоходного налога (КПН) и земельного налога на 10 лет, от уплаты налога на имущество на 8 лет. Кроме того, предусматривается внедрение стабильности налоговых ставок (кроме НДС и акцизов), экологических сборов и платежей сроком на 10 лет с момента заключения контракта с инвестором. В рамках заключаемых контрактов инвесторам предоставляется право на привлечение иностранной рабочей силы на весь период строительства инвестиционного проекта и один год после ввода объекта в эксплуатацию, вне квоты и без разрешений. И, самое интересное, инвесторам государство будет компенсировать 30% капитальных затрат после ввода объекта в эксплуатацию. Реальному сектору экономики предусматривается утверждение предельного уровня тарифов для всех субъектов естественных монополий на 5 и более лет. Законодательно внедряется институт инвестиционного омбудсмена. В минувшую пятницу президент РК Нурсултан Назарбаев подписал соответствующие поправки к законам. Принятые решения кардинально меняют картину. Госпрограмма ФИИР-2, которая начнет действовать 1 января 2015 года, так же, как и договор о ЕАЭС, судя по всему, будет реализовываться в основном иностранными корпорациями.

Перезагрузка

Главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Вячеслав Додонов считает, что льготы привлекут инвесторов. «Они действительно очень существенны и способны наряду с возможностями ЕАЭС побудить крупные компании к созданию в Казахстане крупномасштабных производств в обрабатывающей промышленности, тем более что этот процесс уже начался»,— сказал он «Эксперту Казахстан».

«Подобные преференции для иностранных инвесторов предлагалось принять в 1997 году,— напоминает независимый экономист Шамиль Дауранов. — Однако экономическая ситуация тогда не позволяла сделать это. В настоящее время ситуация значительно улучшилась, но, вероятно, надо было делать это в 2005 году, когда конъюнктура рынка на энергоносители и металлы была как никогда благоприятной. Сегодня динамика мировых цен на энергоносители и металлы имеет тенденцию снижения, и предлагаемые преференции для иностранных инвесторов государство может обеспечивать за счет жесткой экономии бюджетных затрат, прежде всего на социальных программах».

Президент ЕБРР сэр Сума Чакрабарти уверен, что эти меры могут помочь привлечению иностранного капитала в несырьевые отрасли. «Стоит отметить, что конкуренция среди динамично растущих рынков за инвесторов очень высокая. Поэтому такие меры очень важны, и мы на прошедшем совете иностранных инвесторов подчеркнули их важность. Обсуждали это с инвесторами, поскольку они заинтересованы в инвестировании не только в добывающий сектор»,— сказал он «Эксперту Казахстан».

Ему вторит директор ЕБРР по Казахстану Джанет Хекман: «Нам чрезвычайно приятно отметить принятые за последнее время правительством РК меры, направленные на укрепление инвестиционного климата. Те меры, о которых говорится выше, только прошли на минувшей неделе первое чтение в мажилисе. Второе чтение состоится 19 июня. В преддверии этого обсуждения мы сделали очень многое и провели очень много встреч с несколькими ключевыми министерствами. Речь идет о работе, направленной на укрепление климата для привлечения прямых иностранных инвестиций». Стоит заметить, что законы, судя по всему, меняются в большой спешке — очевидно, поскольку поправки уже приняты, никакого второго чтения 19 июня не будет.

Если наша валюта переодически девальвирует, инфляция уничтожает значительную часть дохода, то деньги стремятся туда, где названные факторы менее значимы

Правительством РК, продолжает г-жа Хекман, были проведены консультации не только с нами, но и с целым рядом международных институтов и казахстанских организаций: Национальной палатой предпринимателей, Евробанком, Американской торговой палатой, Турецкой палатой предпринимателей и пр. «Количество консультаций, проведенных как с государственным сектором, так и с частным, с игроками, является беспрецедентным. К этому нужно добавить усилия, которые правительство предпринимает по дипломатическим каналам. А именно: процесс присоединения к ВТО и, ближе к концу года, расширенного партнерства с Европейским союзом, ЕБРР и другими финансовыми институтами. Все эти усилия направлены на то, чтобы перезапустить, дать импульс развитию экономики. Сейчас очень мало стран в мире, ВВП которых растет на 5% в год. И очень мало стран, которые, обладая такой высокой динамикой прироста ВВП, еще и закладывают на будущее такие большие расходы на индустриализацию и инфраструктурные проекты»,— подчеркивает Джанет Хекман.

Смягчение фискальной нагрузки и предоставление некоторых льгот, как отмечает ведущий эксперт российской УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов, безусловно, важно для инвесторов. Но это, по его мнению, не единственные факторы, влияющие на принятие решений об инвестициях в ту или иную отрасль. Имеет значение уровень коррупции в стране, насколько велик бюрократизм, насколько трудно открыть и вести бизнес в стране. «Кроме того, важен уровень развития конкретной отрасли в стране, насколько развит рынок, есть ли спрос на ту или иную продукцию. Имеет значение и то, какие есть ресурсы в стране в целом и в конкретном регионе в частности, для реализации того или иного проекта»,— перечисляет г-н Баранов. И это, отмечает он, лишь малая часть факторов, которые принимаются бизнесом в расчет при принятии решения об инвестировании в ту или иную страну.

Сэр Сума Чакрабарти отметил очень важный момент: Казахстан, благодаря своему потенциалу, должен достичь пятипроцентного роста в любом случае. «Мы считаем, что рост Казахстана может быть и должен быть выше 5%. Сдерживающим фактором здесь является замедление российской экономики. Но благодаря усилиям, направленным на привлечение ПИИ, можно обеспечить больший рост!»

Россияне перед подписанием договора о создании ЕАЭС, по сведениям источников «Эксперта Казахстан», участвовавших в переговорах, всячески противились тому, чтобы Казахстан создавал специальные экономические зоны. Хотя сами они создают ряд зон с льготными режимами, в частности — на Дальнем Востоке и, возможно, в Восточной Сибири.

В ответ Казахстан сделал «ход конем», сделав, по сути, всю страну СЭЗом. Конфликтные отношения России с Западом из-за украинских событий и предложенные льготы на фоне открытого российского рынка должны соблазнить часть иностранных инвесторов. Понятно, что иностранных инвесторов Казахстан ждет в обрабатывающей промышленности. Нефтянки и прочих сырьевых сегментов предложение не касается.

Конкуренция внутри ЕАЭС

Предпочтут ли российские и белорусские предприниматели открывать новые производства в Казахстане — вопрос пока открытый. Как отмечает Вячеслав Додонов, уже в период функционирования Таможенного союза (ТС) началась так называемая «конкуренция юрисдикций» стран ТС и увеличение регистрации в Казахстане бизнеса из России, привлеченного более либеральным деловым климатом. «Также известны и примеры наращивания объемов производства на дочерних предприятиях или в компаниях с участием российского и белорусского бизнеса. Самый известный из последних — это создание мощностей по полноценному производству автомобилей в Усть-Каменогорске совместно с АвтоВАЗом. Планируемый объем производства — до 120 тысяч машин в год. Эти примеры свидетельствуют о росте привлекательности Казахстана как места расположения обрабатывающих производств, в том числе для инвесторов из стран ЕАЭС, и логично предположить, что в связи с новыми стимулами эта привлекательность возрастет»,— прогнозирует г-н Додонов.

По данным департамента международного сотрудничества Национальной палаты предпринимателей (НПП) РК, в данный момент уже наблюдается переток некоторых российских компаний в Казахстан. В основном это предприятия, действующие в сфере обрабатывающей промышленности. Несколько IT-компаний также переехало в Казахстан.

«Основными причинами являются уже существующие налоговые льготы и преференции. В данный момент инвесторы освобождены от уплаты таможенных пошлин при ввозе оборудования, комплектующих, сырья и запасных частей, необходимых для реализации инвестиционного проекта. Не менее значительными факторами являются благоприятный бизнес-климат (Doing Business: Казахстан — 50, Россия — 92, Беларусь — 63), наличие природных ресурсов и политическая стабильность»,— поясняют «ЭК» в департаменте международного сотрудничества НПП РК.

Предоставление указанных в законопроекте дополнительных мер, как отмечает НПП, государственной поддержки инвесторов увеличит привлекательность для российских инвесторов. Экономическая интеграция позволяет им сделать это без больших потерь для бизнеса. Белорусские инвесторы, в силу специфики экономики, не настолько мобильны.

Льготы призваны обеспечить хронически пробуксовывающий процесс модернизации и диверсификации экономики Казахстан за счет опережающего развития высокотехнологичных отраслей

«Вместе с тем приток инвестиций не может быть стимулирован только экономическими мерами поддержки. Если для инвесторов предполагаемая прибыль от разрабатываемых экономических мер поддержки не будет превышать издержки от высоких тарифов отечественной железнодорожной монополии, ни о каком перетоке реального производства не может быть и речи. Для открытия новых производств в Казахстане необходимо развитие транспортно-логистической и энергетической инфраструктуры. В данном направлении сейчас прорабатываются проекты развития индустриальной инфраструктуры в рамках поддержки экономики на 2014–2015 годы»,— говорится в сообщении НПП.

Частные прямые инвестиции из ЕАЭС, как считает Шамиль Дауранов, могут себе позволить только российские инвесторы, занятые в энергетике. Если какое-то казахстанское месторождение нефти или газа их сильно заинтересует. «В обрабатывающей промышленности таких состоятельных бизнесменов нет ни в России, ни в Беларуси»,— полагает он. По его мнению, российские и белорусские предприниматели в условиях единого экономического и инвестиционного пространства должны преимущественно сотрудничать на паритетных началах, за счет интеграции и создания совместных предприятий.

«Вряд ли стоит рассчитывать на то, что уменьшение фискальной нагрузки и предоставление прочих льгот вызовет лавинообразный рост инвестиций в обрабатывающую промышленность Казахстана»,— высказывает свое мнение «Эксперту Казахстан» Дмитрий Баранов. Хотя, конечно же, соглашается он, после принятия этого пакета поправок и вступления их в силу некоторые инвесторы могут прийти в республику. Однако масштабного перетока инвестиций, по его мнению, ждать не стоит. «Как по причинам, названным выше, так и потому, что инвесторы стремятся вести бизнес еще и в знакомой и привычной им социокультурной среде. Вряд ли многие российские и белорусские бизнесмены хорошо знают соответствующую среду Казахстана и готовы инвестировать туда средства»,— считает г-н Баранов. Еще, продолжает он, важны неформальные контакты, неписаные правила ведения бизнеса, и в своих странах россиянам и белорусам вести бизнес проще.

Бежит ручей

Как показало исследование ЕАБР, большая доля иностранных инвестиций в страны ТС — это на самом деле реинвестиции граждан этих же государств. Могут ли льготы для иностранцев усилить вывод отечественного капитала из страны для последующих реинвестиций? «Я думаю, в наших странах нет таких средств, а самое главное, технологий, менеджмента и маркетинговых исследований, которые могут обеспечить ритмичную и рентабельную работу созданных частными инвесторами предприятий. В связи с этим у меня нет доверия к названным исследованиям»,— высказывает свое мнение г-н Дауранов. Прямые инвестиции, по его словам, это не только деньги, а результат для частного инвестора и государства как сборщика налогов и института, ответственного за обеспечение занятости.

«Если этот капитал (де-факто — местных предпринимателей) формально является иностранным, а это действительно так — у нас в числе стран-лидеров по иностранным инвестициям такие государства, как Нидерланды, Великобритания, Виргинские острова, Швейцария, — то зачем его реинвестировать? Он же и так юридически иностранный и в этом качестве уже имеет право на льготы,— отмечает Вячеслав Додонов. — Я думаю, что основной причиной такого способа инвестирования являются не льготы, а иные мотивы, связанные со статусом иностранного капитала — не только в Казахстане, но и в странах его нового базирования. Поэтому именно фактор новых льгот вряд ли станет причиной для усиления вывода средств местным бизнесом — те, кто имеет такую возможность, и так использовали ее и будут использовать в дальнейшем вне зависимости от льгот».

Вывод капитала — это естественный процесс перетока денежных средств в более выгодную сферу. «Если наша валюта периодически девальвируется, инфляция уничтожает значительную часть дохода, то деньги стремятся туда, где названные факторы менее значимы. Сегодня это рынки развитых стран,— отмечает г-н Дауранов. — Соответственно, государства ЕАЭС должны повышать стимулы для прямых иностранных инвестиций — например, за счет поправок в законодательстве». В то же время, оговаривается экономист, подобный закон должен быть принят во всех государствах союза. «Одностороннее принятие таких преференций направлено на увеличение вывоза валюты из России и Беларуси, а этого мы не имеем права себе позволить. Пора думать и принимать решения в рамках союза»,— считает он.

Ставка на иностранцев

В принятых поправках не говорится напрямую, что они адресуются исключительно иностранным инвесторам, однако Нурсултан Назарбаев представил их на Совете иностранных инвесторов. Не останется ли казахстанский бизнес не у дел в результате?

Директор казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) при президенте РК Булат Султанов отмечает, что только с решением о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС) в Казахстане пошли вливания в перерабатывающую отрасль. «Ни одна компания в Казахстан деньги вкладывать не будет, потому что у нас население 17 млн человек»,— заявил г-н Султанов в кулуарах выставки «Expo-Russia Kazakhstan 2014» 11 июня. По его мнению, на российском Дальнем Востоке Казахстан не сможет конкурировать с Китаем, также не представится возможность конкурировать и в европейской части России.

«Но, например, Сибирь, Урал, Поволжье — это те рынки, на которые мы можем сбывать нашу продукцию, то есть мы можем развивать нашу перерабатывающую промышленность, зарабатывать деньги»,— пояснил он.

Принятие пакета документов, по мнению Дмитрия Баранова, не означает, что для внутренних инвесторов вводятся какие-либо ограничения, а значит, вряд ли корректно говорить об их дискриминации. «В данном случае государство хочет увеличить объем иностранных инвестиций и для этого принимает пакет поправок, но внутренние инвестиции никто дискриминировать не собирается»,— считает ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент».

Вот какие вопросы должна задать себе власть, по мнению г-на Дауранова: «Почему преференции только для иностранных инвесторов? Почему за 25 лет отечественными инвесторами не создано ни одного крупного современного предприятия при весьма крупных преференциях, которые были предоставлены им в последние годы?»

Можно ставить вопрос и так, конечно, оппонирует ему Вячеслав Додонов. «Но, с другой стороны, надо понимать, что льготы для иностранного бизнеса не являются самоцелью, а направлены на привлечение инвестиций в те отрасли, которые отсутствуют в Казахстане, на развитие передовых производств в обрабатывающей промышленности. Поэтому правильнее ставить вопрос не о “национальности” инвестора, а о его “технологичности”. Льготы, насколько я понимаю, призваны обеспечить хронически пробуксовывающий процесс модернизации и диверсификации экономики Казахстана за счет опережающего развития высокотехнологичных отраслей. А в Казахстане просто нет таких инвесторов (да и отраслей таких зачастую — тоже), поэтому некому такие льготы предоставлять из местных компаний»,— резюмирует он.

Как поясняет замдиректора департамента стратегического планирования НПП РК Алихан Ержанов, в целом принятие закона по совершенствованию инвестиционного климата позволит урегулировать на законодательном уровне предоставление преференций юрлицам, осуществляющим инвестиции в фиксированные активы. Где новый пакет преференций, в свою очередь, позволит увеличить инвестиции в приоритетные отрасли экономики (определенные в ГПФИИР-2), создать новые, расширить и обновить действующие производства с применением современных технологий, увеличить уровень занятости населения РК.

В ходе работы над законопроектом Национальная палата предпринимателей внесла ряд предложений, одним из которых является норма по сохранению условий как по налоговым, так и по экологическим платежам на момент заключения инвестконтракта. Кроме того, необходимо отметить, что в законе предусмотрены преференции не только для приоритетных отраслей экономики, но и для отраслей, не вошедших в число приоритетных согласно ГПФИИР-2. «Так, предусмотрено понятие “Приоритетные виды деятельности”, перечень которых утвержден постановлением правительства от 8 мая 2003 года № 436. Данный перечень включает такие неприоритетные виды деятельности, как фармацевтика, легкая промышленность, строительство, транспорт, туризм и др.»,— отмечает г-н Ержанов.

И потом, отечественным компаниям государство также идет навстречу, серьезно облегчая жизнь. Как писал «Эксперт Казахстан» в № 11 (455) от 9 марта 2014 года, в республике, во-первых, вообще отменены плановые проверки. Во-вторых, внедряется новая объективная система определения эффективности предприятий по мировым стандартам; в-третьих, количество требований к предпринимателям сократится более чем на 30%. Более того, до 1 января 2015 года введен мораторий на проверки бизнеса. Также в Казахстане вводится новый институт бизнес-омбудсмена, основная задача которого — защита прав предпринимателей. В Казахстане, по данным исследования Всемирного банка, самые лучшие условия ведения бизнеса в ТС.

Если отечественный бизнес не может или не хочет внедрять передовые технологии, поскольку не готов рисковать, инвестируя в длинные проекты или в обрабатывающую промышленность, это только его вина. Государству в этом случае не остается ничего другого, кроме как искать таких инвесторов на стороне. Самое главное — чтобы развивалась экономика, шли деньги в бюджет в виде налогов, казахстанцам платили хорошую зарплату и делали это вовремя. А кто будет работодатель — Серик, Иван или Джон — государству, по большому счету, должно быть все равно, так как его основная задача — снижение сырьевой зависимости экономики, за счет чего власть сможет обеспечить повышение уровня жизни населения, модернизацию инфраструктуры и реализацию многих и многих социальных программ.

Из всего этого можно сделать вывод, что власти Казахстана до некоторой степени устали «нянчиться» с отечественным бизнесом. Опыт ГПФИИР-1 показал, что он пока не научился просчитывать рынки сбыта. Технологиями он не обладает. Поэтому его новая роль, похоже, будет сводиться к тому, чтобы обслуживать иностранный бизнес и понемногу набираться у них опыта. Кажется, Казахстан вернется к вопросу создания национальных лидеров лет через 20.

Читайте редакционную статью: Не Япония

Осознание выгод

Казахстан предоставляет иностранным инвесторам льготы, чтобы создать условия для трансферта технологий.

Такое мнение высказал в интервью «Эксперту Казахстан» директор Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития Евгений Винокуров.

— Насколько, по вашему мнению, беспрецедентны преимущества для иностранных инвесторов, которые предложены в новом пакете мер стимулирования?

— Преференции для стран СНГ беспрецедентно широкие — больше даже, чем в России, даны Калининградской области или рассматриваются для Крыма. Это попытка резко увеличить приток иностранных инвестиций в обрабатывающую промышленность Казахстана и создать условия для трансферта технологий — того, что отечественные инвесторы привнести не могут.

Восхищение вызывает казахстанская инициатива предоставления в одностороннем порядке безвизового режима для граждан стран ОЭСР со сроком пребывания до 90 суток. Это «дешево и сердито» — ничего не стоит государству в плане финансовых затрат или недополученных налогов и при этом заметно облегчает жизнь предпринимателям. При прочих равных условиях инвесторы предпочтут для инвестиций именно такую страну.

— Будет ли наблюдаться переток инвестиций внутри ЕАЭС?

— ЕАЭС повысил привлекательность размещения производств в каждой из стран, входящих в союз, с перспективой работы на все три. Например, размещение завода в Северном Казахстане с перспективой работы на РК и территориально близкие российский Урал и Сибирь. Первые ласточки уже есть — это российские инвестиции в металлургию, автомобильную промышленность, производство локомотивов и фармацевтику. Но массового характера приток российских инвестиций не приобрел. Сейчас идет осознание того, что такая возможность появилась и это всерьез и надолго. Льготы по налогам станут важным аргументом «за».

Деньги к деньгам

Государству нужны целевые преференции и целевое поощрение реинвестирования сырьевых доходов в несырьевые отрасли.

На графике № 1 показана официальная структура набежавших за все рыночные годы прямых иностранных инвестиций в экономику Казахстана. Здесь показаны наиболее крупные инвестиционные направления. Но то же сельское хозяйство, например, куда в сумме вложено всего 139 млн долларов иностранных инвестиций, на графике было бы неразличимо.

Как видим, львиная часть пошла даже не в нефтедобычу, а в изучение строения нефтеносных пластов. На втором месте сама добыча нефти, а также инвестирование рудного сырьевого экспорта. На третьем же, с небольшим отставанием, идет торговля — то есть уже не экспорт сырья, а дистрибуция импортируемых в Казахстан иностранных товаров. Ну и, наконец, следом по объемам идут инвестиции в финансовую деятельность, тот же импорт, только уже не товаров, а денег — с последующим вывозом доходов от тех же иностранных инвестиций, ссуд и займов.

То есть иностранное инвестирование фактически закрепляет все те три составляющие: экспорт сырья, импорт готовых товаров и внешнее кредитование и инвестирование, которые обеспечивают «вывозной» характер казахстанской экономики и препятствуют ее собственному индустриально-инновационному развитию.

Но, может быть, ввоз иностранных инвестиций улучшает, по крайней мере, внешний платежный баланс Казахстана, поддерживая курс национальной валюты? На графике № 2 картина рисуется обратная: вывоз доходов на ранее вложенные инвестиции идет буквально по пятам ввода новых, в накопительном итоге даже опережая их. Вывод: роль иностранных инвестиций в экономике Казахстана, априори считающаяся положительной, требует принципиального пересмотра. Поощрения требует отнюдь не то, что ныне инвестируется, а как раз недоинвестированное качественное внутреннее развитие экономики. Поэтому и механизмы поощрения должны быть принципиально иными, чем ныне применяемые: нужны целевые преференции и целевое поощрение реинвестирования сырьевых доходов в несырьевые отрасли.

Есть все основания полагать, что немалая часть так называемых иностранных инвестиций (равно как и внешних ссуд и займов) есть реинвестирование вывозимых из Казахстана же доходов от его внешней эксплуатации, осуществляемое казахстанскими же гражданами, занимающими высокие посты во власти и бизнесе. Поэтому перевод иностранного инвестирования и всей «экономики на вывоз» на рельсы национального развития связан с политическим реформированием в первую очередь.

Статьи по теме:
Спецвыпуск

Бремя управлять деньгами

Замедление экономики разводит все дальше банки и реальный сектор

Бизнес и финансы

Номер с дворецким

Карта столичных гостиниц пополнилась новым объектом

Тема недели

От чуда на Хангане — к чуду на Ишиме

Как корейский опыт повышения производительности может пригодиться Казахстану?

Тема недели

Доктор Производительность

Рост производительности труда — главная цель, вокруг которой можно было бы построить программу роста национальной экономики